Александр СКИДАН

КРАСНОЕ СМЕЩЕНИЕ


      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2005.
      ISBN 5-94128-107-2
      80 с.
      Дизайн обложки Ильи Баранова.
      Проект "Воздух", вып.2.

          Заказать эту книгу почтой


2.10.98
"Вавилон"



DISJECTA MEMBRA

1.

Непритупившееся лезвие лядвий.

Disjecta membra
в оригинале повествует о знании, отделённом
от наших органов чувств миниатюрной мембраной
божественного дыхания, от которого,
я бы добавил, запотевает
зеркало обратного видения. Надвигающийся пейзаж
опрокидывается с головокружительной быстротой
за спину, и затылок
                  остаётся лежать, раздавленный,
на шоссе.
У него открывается третий глаз.
Подобно апории о стреле,
иссушающей в геометрической прогрессии мозг,
мы ни на йоту не приблизились
                  к пустыне оргазма.

Отдельно
руки,

отдельно кисти рук,
отдельно голени и, конечно же, шея.

Утешением – единственным – служит то,
что всё отчётливей проступает
разница между междометием и бесстрастным глаголом,
ничтоже сумняшеся приводящим
к взрыву синтаксическую машину.

2.

Польская речь,
с её брызжущими согласными,
словно бы цепляющимися за колючую
проволоку просодии.

Анна, психолог по
образованию,
пересказывает "Психоз".

Лицо Перкинса в парике,
когда он поворачивается, и всё
такое.

(В какой-то момент
спохватившись
и переходя на английский.)

"Море волнуется раз", –
хочется произнести мне, ибо мы идём
вдоль моря. И оно гудит

подобно раковине из детства,
с вырезанной на пятнистом панцире датой:
1939.

(Что интересно в раковине,
так это вихрь,
вытягивающий пустоту вдоль стенок того,

что является не более чем изнанкой
всё той же тяги, предназначающей вещь
становлению,
спиралевидному выворачиванию вовне.)

Водоросли, топляк.

Ни к чему

не обязывающая прогулка.

3.

Очарование нарисованных на обоях руин,
за которыми угадывается
"Гибель Богов", как сказал Аркадий,
перед тем как сидевший в первом ряду коротко
остриженный бард из числа "просвещённых консерваторов" бросился
его душить. Жаль,
что я не гомосексуалист
и не ведущий колонки светской хроники
в St.-Petersburg Post, – не пришлось бы
оттаскивать его в коридор.

Вечером в Михайловском саду мы пили вермут.

Снисходительно настроенный Волчек
кричал ничего не подозревающим пассажирам,
расположившимся на верхней палубе
прогулочных катеров,
                                    "отсоси",
чередуя его с куда более претенциозным,
на мой взгляд, "suck my dick",
подсказанным, между прочим,
очаровательной феминисткой. Признаться,
в этом безобразии был свой шарм.

Теперь что касается поэзии.

Когда завеса –
пьянства, разумеется пьянства – разорвалась,
(то есть на третий день),
никогда не поздно, решил я, начать
хотя бы с малого.
                              Например,
с карьеры ди-джея, переводчика
с никому не известного языка, агента по
литературной недвижимости, вышибалы
на поэтических вечерах, ясновидца,
радиоведущего, наконец. Почему бы, в самом деле,
                  и нет?

Рассуждая таким образом, я обрёл
то необходимое спокойствие духа,
которое и позволило мне
безошибочно поместить
фразу о нарисованных на обоях руинах
в начало этого стихотворения,
выровненного по левому полю.

4.

О, бритая, бритая голова!

Совсем,
наголо бритая!

Ты ли смотришь
немигающими глазами,
всю ночь напролёт,
смотришь и молчишь, смотришь
          и молчишь,
приводишь в ужас одним своим видом!

А ведь я помню тебя, голова,
совсем другой.
С мальчишеской стрижкой,
с губой закушенной, с расширенными
          зрачками.
И как покоилась на моём плече.

Плохо, голова,
плохо ты поступаешь,
делая так, как тебя не просят.

Плохо, и в тысячу раз ещё хуже,
когда,
          бедная,
испуганным взмахом
руки
          отрубленная
                              при пробуждении,

скатываешься

                    ко мне на подушку.

5.

Стронциевый лик святого вмурован в портал.

На закате солнца,
когда простирается море и муравьи
прячут выеденный изнутри яшмовый кокон
шмеля в оправе цыганской розы,
чьи лепестки пахнут мускусом и землёй,
его выпростанная из рукава кисть – детородный мускул –
собирает пространство в немое "вот",
подвешенное к такой же

немой
дейктической гирлянде,
озвучить которую всё равно
не хватит дыхания. Двадцать две кроны

оттягивают карман.
И ты идёшь от них избавляться,
как от дурных

мыслей.

Но избавленья не жди.

Колокол выплёвывает длинный язык,
погребая день.

6.

В муниципальной библиотеке города Висбю
в 12 утра
выступали поэты.

Guardian сообщала
о стремительном паденье курса рубля.

Я ни слова не понимал по-шведски.

Оставалась узкая
металлическая тропа
молнии на свитере Хельги, благо

она рифмовала глубокое декольте
с почти супрематическим
треугольником внизу живота.

Там обрывался гортанный клёкот.

Thus, out of a sudden,
I saw her undressed, being
absolutely aware of what I was doing:

..............................................
.............................................
.............................................

в образе девушки, that was singing
of all the vessels that have left the harbor
, о всех,
до кого давно уже никому
не было здесь никакого дела.

Отвратительная акустика.
Шорох
просматриваемых украдкой газет.

Пробуждение со словами
"Völkommen till Microsoft", – единственным,
что не нуждается в переводе.

7.

То, о чём не следует говорить,
говорит само за себя, –

как риторическая фигура
умолчания в дневнике,
купированном на предмет тестикул
блюстителями чистоты языка.

Блаженны входящие в интернет.

Перефразируя парадокс лжеца,
поэт-трансвестит не преминет добавить:
"Я, истина, лгу".

Архаическая встреча на операционном столе
(интерфейсе) алетейи
и зашивающей ей раскрашенный
философом рот
                    швейной
                              машинки синтаксиса.

Ибо его есть царствие.

По окончании семинара
д-р Л. раздаёт присутствующим
фигурки слонов.


        1998


Следующий текст                




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу "Тексты и авторы" Поэтическая серия
"Воздух"
Александр Скидан "Красное смещение"

Copyright © 1999 Александр Скидан
Публикация в Интернете © 1999 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования