Генрих САПГИР

ЖАР-ПТИЦА

    Летящий и спящий:

        Рассказы в прозе и стихах
        М.: Новое литературное обозрение, 1997. / Послесловие Ю.Орлицкого.
        Редактор серии - Т.Михайловская
        Художник - Е.Поликашин.
        ISBN 5-86793-029-7





         ЕДИНОБОРСТВО

                          Эрнсту Неизвестному

        1

      среди высоких коробов
      среди сугробов
      и гробов
      на Сретенке
      на Парк-авеню -
      и на проспекте Мира
      выпячиваясь из окон
      проламывая стенки ну! -
      (...пусти несчастный!)
      вылазит мышцами бетон -
      (...стада фигур своих пасти)
      из ящиков
      вскакивают гвозди! -
      скрипит сгибаясь арматура -
      и по Нью-Йорку
      Москве и Екатеринбургу
      по парку
      по травке в горку
      топает скульптура:

      скрюченные
      скособоченные
      раскоряченные
      развороченные
      и растянутые
      и раздвинутые
      и раздавленные
      продырявленные
      вкось разваленные
      вдоль распиленные
      думы каменные
      печи доменные
      свечи пламенные
      изнутри себя разрывающие
      раскрытые распятые
      рожающие!
      головы промеж ног держащие
      кричащие зовущие
      мычащие!
      торжествующие!
      прославляющие!

      ...а помнишь мастер
      к тебе взывали великаны
      спешили вырасти
      орущие вулканы
      боли и ярости
      "кто мы?
      фантомы
      в море
      Соляриса...
      ты нас
      родил из головы
      как Зевс
      Афину!
      хоть мы мертвы
      наполовину
      но мы наполовину
      уволь яволь
      и дух и воля
      из всех углов -
      толпа голов
      чуть усомнись
      тебя мы сами -
      кубическими лбами
      носами и задами
      и плоскими ступнями-утюгами..."
      твой - стиснув зубы - смех!
      ты - сам их всех!

      ...и прорастая из метро
      из книг
      возник
      сноп людей и быков
      и кентавров
      разрывая слои облаков -
      из мышц и кулаков
      и грохота литавров -
      вот памятник-двойник
      (на нем твое тавро)

      ...в небе - ломаный высверк -
      силуэтом
      на том
      берегу
      ...оказалось что ты и Нью-Йорк
      соразмерны друг другу -
      и окно твое в парк

                2

      одна мастерская
      была у метро АЭРОПОРТ
      (...и сам замучился как черт
      за форматором гипс таская)
      ...натурщицы вращались
      превращались...
      вторая -
      на Сретенке
      (он их и лапал и лепил -
      знал все их родинки
      играя)
      ...уже не помещались
      ставил к стенке
      ...толпою толки
      и бутылки -
      (а я все думал: кто кого -
      общественность ли Эрнста съест
      или в ЦК сожрут его
      или спасут заказчики...)

      четвертая дыра
      аж на проспекте Мира!
      уже в проекте - переезд
      ...на солнце посреди двора
      сам заколачивал ящики

      а пятая - в районе Сохо
      серьезен Эрнст
      как городской пейзаж
      как пласт земли могуч и свеж
      как вопли Цадкина отверст
      и целен как сама эпоха

      о третьей и не говорю:
      там он ворчал и пил -
      такая процедура
      а не ворочал не лепил -
      и вообще она была Сидура
      по совести (я понимаю
      что двух других я не упоминаю)
      там под гитару
      Лемпорта и Силиса
      так пили -
      все в памяти моей перекосилися!

      и пели пели
      с одушевленной глиной хором
      (тогда любили как лепили)
      под голой лампочкой
      со свечкой -
      и в этом нереальном свете -
      закусим сыром
      на газете! -
      плеснула щедрая рука
      ...и чья-то девичья головка -
      между Сидуром и Сапгиром

                3

      ...на севере по крайней мере
      воздастся каждому
      по вере
      ...я в мае из Москвы -
      из дому
      попал в другой
      прекрасный и нетесный
      ...озера -
      серебристо-серо
      дугой
      где валуны и сосны
      ...небесный
      из иного мира
      но хмуро
      ...и вдаль уходят островки
      из-под руки
      без остановки -
      иглы клест остролист
      капли влаги тяжелы...
      перемежались близи дали -
      сосны и пролысины
      ...вставали Одина сыны
      на битву -
      в облачной Вальгалле
      откуда лучи
      колючи -
      во лбу отверстие -
      влагали
      ключи

      четыре часа от Стокгольма -
      где на просвет леса и воды
      (там колесили мы окольно)
      еще одна твоя мастерская
      ...главное друзья-энтузиасты
      ...из автобуса себя выпуская
      в твой музей проходят туристы -
      непредсказуемые шведы

                             СЕВЕРНАЯ ПОВЕСТЬ

    кентавры северных лесов и чудовищные кресты озеро -
                                                                    о них говорили в доме
    бледные рассветы светили сквозь очки директора музея
    хранитель северных камней и дум встречал в доме гостей
                                                                                               с юга
    показывал им дом где бледные рассветы светили насквозь
                                                      чудовищными крестами окон
    тени лесов и озер светились насквозь в небе
    кентавры северных лесов - лоси уходили в озера неба
    возле дома-музея бледный хранитель показывал
                                                                             женщине с юга
                                                      чудовищные кресты и камни
    тени северных лесов в небе - женщина с юга снилась себе
                                                                 чудовищным крестом
    в доме бледный хранитель равнодушно перебирал камни-
                                                                                     кентавры
    среди северных лесов и озер светились их тени:
                                                                           женщина с юга
              чудовищный крест и хранитель - бледный кентавр

                4

      серьезен грозен -
      значит есть резон
      ты знаешь план
      и дисциплину
      ...так мять
      ворочать глину -
      лопатами ладони
      лепят плоть
      что впору
      в Риме Юпитеру
      в Швеции Тору
      ...поутру был распят
      (...пусть вопят!)
      ночью встал из гроба ты
      от напряжения работы
      дошел до рвоты -
      потрескались полезли
      ногти
      как от неведомой болезни
      (упомянуть об этом факте)
      но это после

      а сейчас - о!
      ласка вкрадчивая -
      глину - это мясо
      поворачивая
      на оси каркаса
      шлепаешь ласкаешь
      тискаешь
      не отпускаешь -
      раскурочиваешь
      целыми ломтями
      отбрасы-
                    ва-
                        ешь!

      в бездонной яме
      в одном объеме -
      мясник и форма
      ...как парусник
      во время шторма
      ...от ярости и страсти
      холодея -
      все сорвано!
      обнажена
      и вся исчерпана
      до дна!
      смотрите: вот она - идея
      без дураков!

      Эрнст Неизвестный - ты таков
      да благословит тебя Иаков
      с поврежденным бедром...
      лицом к лицу
      боролся он с Незримым
      спорил с Ним - с Неоспоримым
      клянется: видел птицу!
      ...с ужасной силой
      как молнией
      стегал ширококрылый! -
      но выстоял хотя остался хром



          ЖАР-ПТИЦА

        - Что за напасть такая на русских поэтов!
        - А на русских художников?
                                                        (из разговора)

      чудовищная грозовая
      собою из себя сияя
      воссев на блюде
      на Христовом обеде
      Жар-птица кличет призывая
      усопших мастеров к беседе:
      - славные мои художники
      живые во граде
      пьяницы ругатели безбожники
      девок запрягатели
      враги-приятели
      завсегдатаи кабака
      все - до последнего слабака
      прилетайте
      отведайте облака -
      птичьего моего молока

      поднимаю крылья как знамена
      называю всех поименно:
      Краснопевцев Дима
      жил неизгладимо
      ...неисповедимы -
      и не стало Димы
      только у Престола
      нечто просияло:
      сюда мое сердце -
      Дима Краснопевцев!

      белый на белом
      Вейсберг Володя -
      он снова уходит
      к незримым пределам...
      и возвращается
      вновь воплощается
      белый на белом

      ...летал в пустоту -
      будто ложку ко рту -
      не вычерпать всю пустоту!
      ...пусть на кумполе венок
      из украинских былинок -
      нежный Петя Беленок
      один в поле борщ варил
      анекдоты говорил
      с салом с перцем
      с Сен-Жон Персом
      сожрала
      самого Москва
      пришлым варевом жива

      - Кто явился к мессе
      голый как морковь?
      - Ситникову Васе
      сядь не прекословь
      видишь радуются все

      ...подмосковным летом
      стариком-атлетом
      в парке
      мастерил байдарки
      сказал: уеду -
      канул будто в воду
      ...в Вене и в Нью-Йорке
      потрафлять заказчикам?
      ...одержал победу
      ушел в подвал
      накрылся ящиком
      оброс мохом
      оскалился смехом
      и умер монахом
      говорят остались вещи:
      в рюкзаке - святые мощи

      - Сидур Вадим
      Сидур Вадим
      давай попьем и поедим
      ...на той войне
      разворотило челюсть -
      глаза остались
      скорбные вдвойне
      и после смерти
      до самой смерти
      ты верил аорте
      ...чугунные
      струнные
      крики твои
      говорят о великой любви

      огромный волосатый
      сюда сюда Рухин -
      всегда в любви несытый
      и пламенем объятый
      борода твоя как дым
      завивается колечками
      вот и умер
      молодым

      ...и гласили скрижали:

      УГОРЕТЬ НА ПОЖАРЕ
      ...или
      так решили
      в Большом доме
      ...и сотрудники рядами
      уходили на заданье
      ...два холста
      сбиты в виде креста

      Юло ты помнишь в голодухи
      на Колыме взалкал о духе
      (а начальник был в дохе)
      и застывал на вдохе -
      на воздухе

      рисовала твоя лапа
      морщин складки на горе
      "я - эстонское гестапо
      доходяга в лагере"
      - Как в раю Юло -
      сытно и тепло?

      и вы что курили
      от одной сигаретки
      в темноте на кушетке
      глотали таблетки
      "вам - пир!" -
      сказал один вампир
      ...такая легкость в теле
      что вместе улетели

      но воротилась
      как спохватилась
      лишь ему -
      тоннель во тьму -
      все ярче светилось...

      но еще за неделю в марте
      рыжий Паустовский-сын
      поэта робко попросил
      посвятить ему сонет о смерти
      - подвиньтесь ребята
      ну и что, что крылаты!
      не робей рыжеватый...

      здесь Андрей Демыкин в маске
      говорит о Босхе
      с Рыбой
      у которой нос трубой

      ...в Красково там на даче
      отсвечивают свечи -
      и утро будто вечер
      а страшила Ворошилов
      пьет мудила
      из бездонной миски -
      и не требует закуски
      он думает что это - виски

      а Пятницкий
      пришел зеленым -
      отравился ацетоном
      стонет Жар-птица:
      - дайте!
      дайте ему причаститься -
      очиститься
      ведь тоже - частица
      (души - огненные перья
      собираю вас теперь я)

      невзгоды все преодолев
      великий Кропивницкий Лев
      размышлял: гармония -
      девы и Германия
      Фрейд и разумение...
      но (Сева!) Кропивницкий-дед
      как будто жизни знал секрет
      холст чистил мастихином
      при том читал стихи нам
      он был Сократ
      и жил в бараке -
      и русский быт
      и русский мат
      и русский стих...
      окно во мраке...

      зовет высокая труба:
      - вы крутолобы
      придите оба!

      и внук-художник
      ликом светел -
      от жизни улетел
      и близких встретил
      дома Парижа -
      корабли
      вы всех по лестницам
      вели
      чтоб из чердачных окон
      смотрели
      жадным оком:
      слишком серебристо
      небо слишком близко -
      и срывается с крыш
      стриж
      еще стриж...
      считал Ван Гога
      превыше Бога
      ...в чужих жилищах рисовать
      себя как вечного ребенка:
      нос луковицей
      бороденка...
      ах лукавый мужичок
      Толя Толя Толенька!
      Зверев любит шашлычок -
      вечные Сокольники:
      шашки
      розарий
      девушки с большими глазами!

      светлый как из душа
      Харитонов Саша -
      смирная душа
      ни жалоб ни стонов -
      вознесся Харитонов
      ...разноцветный бисер
      выси
      голоса

      ох горе!
      Олежка Григорьев
      ...кем теперь
      коробка бабочек
      хранима?
      ...видел архангелов
      и херувима

      здесь и другие -
      светятся все -
      Гуров
      которого сшиб грузовик на шоссе...

      и Длугий -
      ни звука -
      и тоже от рака...
      о други!
      - явись из бездны адской
      Ковенацкий!
      и ты зван -
      и Шагал и Сарьян -
      и Гаяна Каждан

      - кто там возник на пороге?
      - кажется Леня Пурыгин
      "Господи в Нью-Йорке
      такая жара!
      на скамейке в парке
      умер я вчера"


      счет уже на десятки:
      застрелил инкассатор
      захлебнулся в припадке
      утонул...
      от инфаркта миокарда
      у мольберта...
      слишком ярко...
      просто в Вечность заглянул

      Дерево
      вытянулось в зарево -
      величава
      перспектива:
      ветви стали временем
      время - белым пламенем
      все ярче Жар-птица -
      и тысячелица!
      и тысячеуста -
      живые Уста!
      ладони -
      долони
      от лона
      и дола
      до неба
      и Бога
      и в яви
      и в трансе
      и в камне
      и в бронзе
      и масло
      и Числа
      и ныне
      и присно

                июнь 1995. Париж


        ЛУВР

            1

      не тот кипящий
      под стеклянной -
      площадь подземная -
      пирамида
      не тот уставленный -
      посетители
      не тот увешанный -
      потолки

      не с улицы Риволи -
      толпы туристов
      не с набережной Сены -
      солнечно и пустынно
      не с угла "Комеди Франсез" -
      золотая сидит на коне
      воплощая величие нации -
      и даже не из Парижа -
      из Аньера
      из квартиры моей дочери
      дверь открыл в коридор -
      и вошел

      сразу пусто и свет -
      вспомнишь Пруста:
      не то остров
      не то помещение
      просматривается насквозь
      где-то картины
      иду на авось
      трогаю: стены
      где картины?
      не видно ни стен
      ни картин -
      один

      но слышу: рядом - выше
      и дальше как бы снаружи
      перекрикиваются как на стройке
      блоки скрипят - подъемник
      ближе кашляют шаркают
      идет развеска картин
      обернулся - весь на свету!

      бородатые в латах
      меня окружившие стражники
      один из них поднял фонарь
      я молод и зол
      я их начальник
      я скалю зубы
      будто мне все нипочем
      слуга отвернулся
      и гладит борзую
      (дугою белая в пятнах)
      в тени мой противник
      укрылся шляпой и -
      ничего не происходит

      кинжалом клянусь мадонной!
      сейчас! напрягаю мышцы
      сыплются чешуйки краски
      холст вздулся буграми
      трещит
      разорвался как взорвался!
      противника - пополам!
      дева выпала из окна
      из корсажа - свежайшие яблоки -
      из моего - во внешнее время
      бегущее как таракан
      испачканный красками
      мой мучитель - создатель!
      еще с подмалевка
      торчат воротник и усы
      всё в той же позиции -
      ты виноват! -
      запечатлел запечатал
      (сам остался там
      на фоне сияющих окон
      как и тот - бронза
      плечом и коленом
      и кусок черствеющей булки
      две глиняные кружки вино...)
      я - письмо неизвестно куда

      хотя почему я письмо?
      я огонь горю в фонаре
      я потрескался запылился
      но еще освещаю лица
      бородатые - охра с сиеной
      снизу их кто-то рассматривает
      что там - не осветить
      кто там - не разглядеть
      потусторонний мир

      от которого старая рама
      оберегая лепная
      все событие обнимая
      как мама

      что есть картина?
      сооружение
      не проще гильотины
      на уровне Нового моста
      со всеми его зеваками
      и бледными небесами
      и смотрит в это окно
      бровастое солнце художника
      из-под потрепанной шляпы -
      обрадовалось простору
      выставленного холста
      в лавке на рю де Темпль
      что в квартале Марэ...
      обернулся к приятелю:
      "то что мне нужно
      для моей композиции
      они в Академии -
      облезлые парики
      подавай им размер для Лувра
      поедем к Мадлен!"

            2

      прояснить реальность стараюсь -
      проясняется лишь Солярис
      где все - игра и пена в море
      не то в потустороннем мире -
      там царствует необходимость
      и там входя в покои Лувра
      похожий на хромого мавра
      "Мадам! - воскликнул Нострадамус, -
      для вас историей займусь!"

      ...и революции и бури
      ...в Бабуре -
      эдаком амбаре
      кабак
      поставил свой барак
      и состоялся диалог
      но посрамлен ли футуролог?

      он мог предсказывать спокойно -
      "пусть принесут вино и фрукты" -
      героев
      катаклизмы
      войны
      теракты

      ...и въехал дылда-англичанин
      мелькая голыми коленками
      на роликах
      со станции метро
      в подземный вестибюль музея
      (загородил меня плечами -
      ротозея)
      смотрят черные и дети:
      что там тикает в пакете?
      ТА-ТИ ТА-ТИ ТА-ТИ ТАТИ...
      - уборщик мусор не мети!

            3

      пока на мрамор катятся обломки
      как в замедленной съемке...
      пока одни ошеломлены
      другие ползают в крови не понимая...
      пока полиция...
      пока правительство...
      все эти сиятельства и превосходительства...
      все обстоятельства...

      я создал свой Лувр
      окружил моим Парижем
      посреди моей прекрасной Франции
      шутка ли столько работы!
      картины колонны
      даже негр в униформе
      (заменю его на китаянку)
      высокая тишина -
      и эту выстроил сам

      из недалекой стены
      бьет кучерявый прибой
      и вечно летят эти брызги Курбе
      не долетая

      или оранжевый отсвет Гогена
      губы коричневым - груди колена
      ...мертвых живых ли -
      не люди а вихри
      ...ближе к офортам гравюрам -
      и ты обозначен
      пунктиром

      в квадратном просвете
      (одолжил покойный Малевич
      моему отцу) -
      пустыней
      задувает оттуда
      в песчаной метели
      стремительно путник в сером
      приближается как удаляется...
      не ухватишь края одежды
      а лицо - кипарисом в небо!

      у меня здесь двигаются стены
      как у Глезера на Преображенке
      открываются неожиданно
      колоннады и перспективы
      коридоры ведут не туда
      лестницы
      легко заблудиться
      сколько чающих пропало
      в пространстве и времени
      в ином измерении
      я встречал сумасшедших
      блуждающих
      из жизни ушедших
      или о ней не подозревающих
      двое прошли
      обсуждая вопрос:
      сколько ангелов может усесться
      на ус
      Сальвадора Дали?
      я пас...
      у меня - сердце...

      я например
      чтобы мне мой Лувр не стал кошмаром
      знаю как вернуться
      в Аньер
      на рю де ля Марн
      к внуку и жене
      как повернуться
      в замочной скважине
      откуда бьет сноп света

                                   1995


        БЛОШИНЫЙ РЫНОК

      здесь живут шевелятся
      переулки улицы
      забитые платьем тряпьем
      море людей кафе - по краям
      праздник "старье берем"

      скалистые здания
      чуть намечены небеса
      какое-то чувствуется страдание
      прозябание
      и вращение
      колеса

      павильоны балаганы -
      кожи целые вагоны
      куртки пуговицы медь
      можно армию одеть
      ветхие вещи
      редкие вещи
      видимость целости
      окаменелости
      камни хвощи
      впился как клещ! -
      ценная вещь

        летний зной
        липнет к лицам желтизной
        вдруг
        неизвестно как
        возник
        шелест платьев и плащей
        или что-нибудь еще...
        шорох жизни прожитой

      какое-то птичье
      течет безразличье -
      толпа человечья
      тебя окружают
      толкаясь жуют
      дынные головы
      хищные клювы
      карикатуры
      фигуры
      клошары
      кошмары Гюго и Сысоева -
      сошел с иллюстрации
      и смотрит в прострации -
      куклы говорящие
      где же настоящие? -
      не видны хозяева

        что-то пронеслось
        в мельтешенье рынка
        вроде бы в глаз
        залетела соринка

      перед собою разложили
      все чем когда-то люди жили:
      тазы сервизы
      самовары вазы
      протезы
      всякой мелочи смешение
      и ненужного до хуя
      и на столиках - украшения
      как серебряная чешуя
      нефритовый жук
      игра
      шкура тигра
      и в куче пиджак
      с убитого негра
      а сам продавец -
      человек посторонний

        свет потусторонний
        пролетевших птиц
        растущие здесь деревья
        и те не внушают доверья

      может быть сам Жан Вальжан
      подсвечники эти
      в руках держал
      тогда на рассвете...
      прости ему добрый священник
      опять он украл из-за денег

        слышится свист
        странный и сонный
        росчерк мгновенный -
        почудился крест

      вынесла старуха
      целую помойку
      не боясь греха
      вещи зловеще
      глядят на хозяйку
      и чулки как потроха
      немцы Хольт и Вальтер
      смотрят: "кольт" и "вальтер"
      в кобурах из кожи -
      ужас как похожи!
      - а ну покажи! -
      по-русски рявкает мурло
      на асфальте
      дышат витражи
      отсветы - цветное стекло

        звук нарастает
        тонкий звенящий
        будто стекла
        уронили ящик
        люди оборачиваются:
        что это?
        небо
        самозатачивается?

      на стуле женщина простая
      как тишина среди базара
      вяжет и вяжет
      не уставая
      что-то длинное из мохера...
      так же сидела она у дороги
      когда Робеспьера
      везли на телеге
      видела косицу и спину -
      солнце било в глаза -
      и вопила:
      "На гильотину!" -
      не переставая вязать

        звук изгибается - пение
        электропилы?
        она улыбается:
        люди злы -
        и надо иметь терпение

      в тряпках что навалом
      белым синим алым
      роются парижанки
      быстро и жадно
      и безошибочно по-французски
      тащат из кучи
      юбки и блузки -
      удача и случай
      нет ни краски ни прически
      карие глазки
      узкие губы
      но движения бедер -
      облипает их ветер -
      млеют арабы

        звук приближается
        тонкий-тонкий
        уже не выдерживают
        перепонки
        кто-то бежит
        зажимая уши
        собака визжит -
        тоньше слуха! выше!

      столько пыли
      и мусора в этом поле! -
      кажется шкафы часы и стулья
      со всей земли
      сто лет сюда свозили

        с бочек слетают обручи
        клепки
        треснула мраморная плита -
        кровью или вином залита...
        вижу пассажи
        мелодию даже -
        не слышу скрипки

      медь и железки
      доски на воске -
      человек
      купил сундук
      сам не зная зачем
      несет подпирая плечом
      расступаются: мерд! -
      толпой стерт

        там кто-то играет
        неслышно
        и слышно:
        душа замирает...
        что этот рынок
        толкучка и зной
        перед ослепительной -
        вот она! -
        изумительной
        новизной!

      и кто-то стремительный
      почти незримый
      как ветер свежий
      закутан до самых глаз
      кажется
      в белый атлас
      идет
      рассекая народ
      на бедуина похожий
      (а может на бабуина?)
      кто же он? кто же?
      на торге не нужен
      но неизбежен
      как вечером ужин
      люди стараются не смотреть
      отворачиваются...
      да он и ни с кем не рифмуется -
      смерть

                          июль 1995. Париж


    Продолжение книги               



Вернуться
на главную страницу
Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Генрих Сапгир "Летящий и спящий"

Copyright © 1997 Сапгир Генрих Вениаминович
Публикация в Интернете © 2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования