Данила ДАВЫДОВ

СЕГОДНЯ, НЕТ, ВЧЕРА

Четвертая книга стихов


      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2007.
      ISBN 5-94128-142-0
      96 с.
      Дизайн обложки Ильи Баранова.
      Проект "Воздух", вып.20.


РАЗ


* * *

тщеславный выкормыш мособщепита
зачем ты значок нацепил
на серый в клеточку пиджачок –
куплен он в 77-м году
в маленьком городке на оке

я отвечает тихонько войду
в историческую поэтику обществоведение кибернетику
совсем налегке
этакий человек эпохи москвошвея
только новой формации

а что на значке на пиджачке
изображён писатель аксаков
так это потому что нет у меня других знаков
разве что почтовые марки но те не в счёт


ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Памятник уважения:
говорить о чужом на чужом языке,
ездить в гости почти налегке,
прятаться за шторой.

Беспокойство запредельно, немотивированно,
единство не заставит себя ждать;
сразу же, как научимся летать,
возьмёмся за руки и полетим.


* * *

туве янссон важнее умберто эко
а людмила гурченко хороша как никто в карнавальной ночи хотя я её не люблю
и теперь переслушивая собственный альбом полугодичной давности
понимаю: в сущности я был прав

есть есть то за что не жалко подохнуть
и за что кое-кто уже подох
ещё понимаю что следует отдохнуть
и что жив как ни странно Бог


ЛИПКИ-2002

      Н.Ключарёвой

пяти минут не требовалось для того
чтобы сказать: так и есть, неведомое существо
вот тебе время другое, нагое
неизвестно какое

в барке уселись бог, дружок и палач
голос: скрипач не нужен
далеко за бортом реет птюч
он нам нужен и одновременно не нужен

с третьей строфы, как кононов говорит
оп-ля-ля опаньки аппендицит гастрит
с четвёртой, бля, такого ничего
все уселись за стол готовясь встречать Рождество

старые улыбчивы молодые дерзки
и тех и других ожидают тиски
в инструментальном смысле; ага-ого
вычмокивает неведомое существо

есть граница времян не отпади от племян
будь ты стеклян оловян деревян
отмерен срок прочитан урок
заготовлен заранее некролог

другая фиговина гонит вопреки –
за это её в сильное место красной строки –
не слушайтесь выводка и евонного вожака
так отмазывается красная строка

ты никому ничего не должен никто не примет тебя в расчёт
зато в ближайшее время никто и не предъявит счёт
ты царь так живи один как цитировала одна из вас
(этаким образом мы восстановим боезапас)

нет уж, херушки, тонко твоё шитьё
жесты оказываются за.
но когда расклад не за тутти-фрутти – за ё-моё
отказывают тормоза

мы полагали: приехали в звёздные войны – приехали в кин-дза-дза
психоанализ требует: немедля закрой глаза
вейся змеюкой под дудочку – но увы
отверзшие очи изгнаны, прочие же – увы

здесь раздаются: бис браво и прочий ничё живёшь
я говорю здравицу а ты мне: хорош, хорош
вот те и юрьев день бабка моих годов
они были готовы того кто без того готов

если же трещина выпрыгивающая из-за угла
игриво ластится к нашим ногам
мол, я тебя никому не отдам –
помяни – в переводе – такие дела

ты живёшь под собой не чуя ничего
фейерверк, хуё-моё, прочее торжество
колись орешек покуда не стал
магический ты кристалл


* * *

интересны даже не столько стихи
сколько то, как они все выглядели:
их пропитые и проторченные рожи
их свет в глазах


* * *

если кому-то есть до чего-то дело
если кого-то интересует мнение
не твоё да и не моё неважно чьё
эту персону не определишь как гения

нет-нет не гений он совсем наоборот
и похую каноны романтизма
он просто ест свой мозг и кровь свою он пьёт
и вся его судьба одна сплошная схизма

не гений он и человек ли? мудрено сказать
то есть он есть но как он есть каким манером
куда его влечёт недальновидный следует заметить ум
а равно и не по летам задрюченное тело –
неведомо

            но вот над горизонтом
встаёт природы царь    встаёт   уже стоит
блин! посмотри! какой нелепый вид
рефлексия увы взрывается экспромтом
и наш субъект вовек не будет индивид


* * *

категорически не согласен
вы
полагаете:
это такая вещь, которую, мол
как бы не так
в нашей дискуссии
отсутствуют, как минимум, две составляющие
первое: люди изготовлены несколько иначе
нежели ваши хвалёные образцы
второе: когда, лет восемь или девять назад
я обсуждал сходную проблему с доктором гибаряном
он утверждал: плазма и только плазма
(ну и третье, кстати, коли припомнилось, хотя и не для протокола:
кто вы такие? зачем вы пришли к нам
с вашими заковыристыми вопросами? мы
сидели в своём паучьем углу
не пели и не плясали только писали плохие стихи о хороших вещах
не было не было повторяю у нас никаких проблем
не было не было подчёркиваю у нас разговоров о тонких материях
только лучинушка да дубинушка
да кибернетический мозг устаревшей конструкции
за окном пасутся электроовцы и так бы всегда
да вот нет припёрлись припёрлись)
думается рано ставить вопрос на голосование


* * *

подполковник в отставке играет в преферанс
мальчик с глупыми глазами поёт про декаданс
осень. листья облетели
или наоборот весна
все люди очухиваются от длительного сна
кроме подполковника скончавшегося в своей постели


* * *

бойся вздохнуть – или ты победишь.
кислород, берегись одоления


* * *

здравствуй старуха а вот они
минувшие дни
что ли давай мне их помяни

и давай пустимся в пляс
над нами как известно висит волопас
его нам нострадамус не припас

я люблю тебя нет я тебя не люблю
я лучше поставлю очередного короля юбю
дам добро спуску на воду адью кораблю


* * *

так действуют враньё и стеснительность
не пустяки – посмотреть в затылок
ничего не сказав


* * *

режиссура наколенная
сиротлива и скучна
мысль ворочается пленная
но под плёнкою стена

вот такие золотые
эпизоды жизнь дари́т
и мгновения литые
ест внимательный гибрид

издеватель раздеватель
до мяса и костей
разных всяких познаватель
непозванных гостей

не даёшься что ж ты в руки
пришлец отнюдь не дорогой
по каким законам суки
тащите меня домой

если мир театром назван
значит вешалка есть ад
там не язвы и миазмы –
оболочки там висят

вот где совесть неучёная
пребываешь ты пока
и уму непокорённая
ты танцуешь гопака

а уму не очень надо
он и сам умеет всё
по извивам вертограда
мчится – славно колесо!


* * *

мне больно от отсутствия меня –
но это ведь довольно распространённая фигня –
говорят: это пройдёт главное оставаться на собственном месте
говорят: не забывай о совести о чести

и вот в лесу глухом печальном –
ведь каждый знает этот лес! –
блюду свой интерес
сижу мечтаю молча об огне первоначальном


* * *

в своё время на мой адрес к кузьмину пришло письмо следующего содержания:
простите, данила, случайно не вы написали "этюд о крысином смехе"?
я тогда не ответил но вот сейчас отвечаю нет не писал только сейчас пишу

наташа ключарёва рассказывала что в какой-то работе по современной литературе
то ли дипломной то ли курсовой
приписала мне роман "петербург-2000"
вот он, наташа, вот он этот роман

я составлял биографические справки для альманаха "окрестности"
и сообщил, в частности, будто у соколовского есть повесть "куцый соловей"
серёжа это потом обыграл в одном из своих текстов
а спустя два номера кто-то – то ли соколовский то ли ваншенкина
указали что я печатался в журнале "часы"
стоит счесть это мелкой местью

фантомы жизнеспособней реальных вещей
но это не понимает никто вообще


ДВА

СТИХИ ДЛЯ ЛЕВОЙ РУКИ

1.

искать указывать скулить
скулу направо и неправо
не надо много говорить
а только слушать и скучать

кусаться треск определять
кого кого вы умывали
куда куда – но никогда
не станет тем-то и едва ли
вовне исчезнет навсегда

2.

ремарки неясности или
помарки подарки часы
кого мне вчера приносили
повисли на вас навсегда

а как было ране – не помним
не помним как было потом
как не было смотрим но снова
не мыслим не мыслим не мы

3.

ваше горе неуместно
рано равенство и смерть
рано раннее копыто
в точку можно посмотреть

ничего нам не приятно
неприятно но не нам
наверху по праву права
что-то станется опять

4.

палач несёт пятнистый мяч
несётся ветер по старинке
ползёт по ветке враг рогач
вытягивается ночь по струнке

отныне на войне война
и паранойя непременна
вострепетать подобно нам
немедля испариться ввысь

5.

цыц неприятное поход
приятен свет но где он
напомни песню аве демон
не смейся право в стороне

окно оно почти ничто
не прекращается не стонет
и песнь давидову поёт


* * *

как по рекам преисподним
шёл недобрый пароход
пассажиры кто в исподнем
кто до косточек раздет
бескозырки у матросов
капитан так вовсе бес
сер порой порою розов
а порою цвета без


* * *

краплёные карты отчизны
я здесь никогда не умру
я здесь не дождусь укоризны
имперская стонет дыра

однако зачем она стонет
когда там не будет меня
душа в захолустии вянет
и в доме погасли огни


* * *

отказной подписан лист
под названьем атавизм
человек не что иное
как дитятко паранойи

деньги плочены уже
и легка походка
мысль вертится ужом
выветрилась водка


* * *

Виются змеи средь меня,
Но не сдаюсь им в плен
Мой месяц ябрь, мой месяц раль
My love – канцероген

Пока витийствует любой –
Я всякий, и такой
Порядок жизни всем хорош,
К тому же не впервой

Но только мозг, тесало дней
Лежит и шебуршит
Течёт уставшая вода
И ветр над ней визжит


* * *

Телевизор, ты меня переживёшь
Я родился с дырою на боку
Я на ангела картонного похож
Вот возьму клюку и убегу

Холодильник, ты меня не поймёшь


* * *

вот в чём заинтересоваться
никак нельзя а коли льзя
пора б на части разлететься
и сделать пешкою ферзя
а коли всё-таки неможно
достойно плакать о себе
тогда лишь говорить натужно
о постклассической борьбе


* * *

кривые лица окружают
тебя в наземной толкотне
но коль останешься индифферентен в стороне
тоска тебя охватит злая
так в чём мораль, мой принц? не рыпайся, пацан –
тот отвечает закусывая после седьмой или восьмой
иди, дитя, домой
и не греши, не будь подобен стае диких обезьян


* * *

в основе пищевой цепи
лежит собака на цепи


* * *

плоть от плоти – такая штука – нашего языка
и вот же, гляди, поведение ниже среднего
бесполезно произносить красивые речи
надо молча подойти и дать по морде как следует

потому что – что? потакаешь им, потакаешь
и вот тебе на: лето, прекрасный уголок
                  где-то под наро-фоминском
ты стоишь, осматриваешься
раздаются птичьи голоса, шелест листвы,
                  словом – гомон, ну, лес
понятное дело, возникают предзаданные ожидания

но нет, ничего подобного ожиданию
они сидят у костра и о чём-то своём пиздят
ты подсаживаешься
мир всё-таки великолепен
он полн разнообразных красок, звуков
                  и до безобразия семантизирован
однако ж это значение не городское, а пригородное
и тем самым уже какой-то иной требующее оценки,
            экологически скорректированной,
                        близкой по духу всем нам

и – дальше по тексту: родина русь
                  русский лес русский язык ВОТ ОНО!!!
какого вы тут бля мне нах материтесь?
вы кто ваще кто нах откуда вас сюда понаехало бля???
впрочем, как выясняется, надо было дать молча по морде


* * *

имхо готика всё-таки правильнее барокко
с этим тезисом мы заберёмся далёко
то есть типо зло-то будет покрасивей добра
яко злато важней серебра

мораль ясна: протри сосуды
и в темь гостеприимную пустися налегке
не требуй милости и ссуды
не лиходействуй в кабаке


ОТВЕТ КОЛЛЕГАМ, ИНТЕРЕСУЮЩИМСЯ,
ПОЧЕМУ Я ДО СИХ ПОР НЕ НАПИСАЛ РОМАН

нет не пишется проза и не только времени нет
или там типа в шкафу отдыхает скелет
или типа выдыхаешься на всякой херне
нет это всё не обо мне

обо мне знаете эпос какой гомер вергилий исаев егор
или желязны толстой толкиен вот это ближе уже разговор
в меру крутой чувак как мелетинский ему завещал
прёт сквозь говно ищет жизни причал

а какая проза позвольте спросить в процессе пути
ходишь то здесь то там а конца всё никак нетути
справа сон татьяны слева молодогвардейцев допрос
а впереди такое что ты читатель до него ещё не дорос

путевой дневник ещё куда ни шло рецензии там стишки
кому потаённый гроссбух а кому жэжэ
сено-солома сырое-варёное вершки-корешки
и почти не осталось провизии в багаже

нет тебе подавай ноутбук дневник писателя толстый том
редактор от жажды иссох но пока ещё помахивает хвостом
договор заключён на десять тыщ километров вперёд
так что давай мол пиши не открывай понапрасну рот

это я понимаю проза жизни как уж поспоришь тут
вот они братья по разуму как миленькие с ноутбуками прут
высунули языки но строчат строчат
со скоростью кроликов делающих крольчат

вот реалист вот постмодернист вот фантаст детективщик вот
вот мистик вот очеркист вот тонкий лирический обормот
вот нежная девушка как же это выдерживает она
а вот радикальный некто стрёмный на все времена

так идут они сквозь эпический кавардак
да и я в общем тоже иду по тем же местам
но увольте прозу не пишут так
ну а как я не знаю сам


* * *

ко мне приходит домовой
и говорит: знаешь, старик
мне это дело уже вот где
какое? спрашиваю и при этом делаю вид
будто не понимаю о чём речь
да ты не прикидывайся, отвечает
будешь дальше себя так вести – сдам, в натуре сдам


* * *

ходит-бродит по степи
непонятное тебе


* * *

ничейный сын, дитя "плейбоя"
не в ожидании прибоя
в тени воды, под лунным сном
безрезультатно занят злом

его лошадка безвозмездна
его лицо пылает и
кипит сомнение в крови.
о мальчик! совесть интересна!


* * *

есть сказка старая как достигают дна
а там на дне лежат оне и дремлют
поддерживают землю животами
какая право тутось глубина
и странники похрапывая внемлют
помимо храпа тьма и тишина
и рыбы хлещут по щекам хвостами


* * *

в погребке ауэрбаха
миметичное житьё
колыбель а рядом плаха:
всё своё

завсегдатаи не тужат
их не просто напугать
со своим подобьем дружат
видят в мире благодать


* * *

сколько раз я плакал и одновременно смеялся
но перед всякими там не извинялся
потому что мне за что перед этими извиняться
хотя есть причина плакать и есть причина смеяться

ты сидишь перед монитором окном автобуса не вполне белой бумагой
не работает рифма отвагой
работают рифмы навагой или салагой
но это не повод душевно разоблачаться


* * *

попить пивка
поесть снежка


* * *

неправы те кто о стекле
судили по стакану –
они теперь на ве́ртеле
подобные барану

стекло умеет отомстить
что твой обрез двуствольный
оно не хочет просто быть
а хочет жить достойно


* * *

на тусклом столе шевелится бесстрашная явь
поверь, ты был прав, совершенно прав:
нет дела никому, кто ты и что такое
каким известен ведомствам
чьей сотворён рукою
так что, того, держись     и выговор исправь

а где-то за далёкою заставой
в засаде затаился лютый зверь ночной
он связан нитью четырёхсоставной
с таким унылым, краденым тобой
но по уставу не сочтёшь подставой
мерцающий средь комнаты
непропорциональный облик твой


* * *

гармодий с артистогитоном
лежат в лесу вечнозелёном
с одежд их капает роса
они легли на полчаса

вот скажем воздух он не знает
как режут горло инструментом острым
он сообщает ветрам: тает
отец ваш нежный воздух


* * *

"я проснулся знаменит"? –
ни хуя подобного!
вот, лежу, ваще убит
вроде, бля, животного

под колёсами истории
перемелетесь и вы
наподобие травы
в духе аллегории


* * *

видел карлсона только что выпущенного из дурки
он подбирал рядом с шаболовкой окурки
казалось: такой же, хоть и потрёпанный
близ него стояли беспризорники   в ладоши хлопали

когда-то я думал: вот персонажи, а вот человек, а вот
нечто третье, настоящее, но когда не за пафос, а за живот
тогда уж не до таких мыслей    не до этаких трансцендентных тел
карлсон харкнул мимо урны и улетел


* * *

      В.Нугатову

вот фурцева вскрывает вены
а вот гагарин пролетел
какие галлюциногены
тебе откроют сей предел
но нет давай вскрывай шкатулку
смотри чего там залегло
там просыпающийся Ктулху
там зеркало    там стекло

когда за вскрытием таится
познание родильных тайн
никто не гадит не боится
поскольку выбор не случайн
так будь внимателен в победе
и в поражении суров
гагарин едет на победе
и фурцева пасет коров


* * *

по-над крышей лобачевской
ходит ветер молодой
мир устроенный нечестно
водит зряшный хоровод

из-под туч зияет сфера
самостийный организм
ну так здравствуй, ars chimaera
воплощай заветы в жизнь


МАЛЕНЬКИЙ ЦИКЛ ДЛЯ АНДРЕЯ СЕН-СЕНЬКОВА

*

святое письмо
послание человека, говорящего на вымершем языке

свежему хлебу предан запах паштета
ему кажется, что он чем-то вымазан

*

философ а, по рассеянности, забывает пожать руку философу б

встреча на эльбе не состоится

*

по улицам ходит писатель
просит окружающих: поверьте мне
я иногда говорю правду
я хочу, чтобы мне хоть изредка доверяли

*

суггестия мотыльков

малларме на бумажной лесенке

*

два дурацких слова:
глория и виктория

дебют пивовара

государственное зрение

обедня сирот


* * *

в голландии есть министр неизъяснимых дел
он ведает вкусами запахами тактильными ощущеньями тож
у нас в правительстве такой же точно сидел
но недавно был уничтож-
ен, и это на пользу ему пошло
он избавился от неизъяснимых забот
сребряно правое его крыло,
злато левое, он теперь неплохо живёт


* * *

      М.К.

девчонка любит мертвеца
утопшего мальчонку
ab ovo блин и до конца
айда клевать печёнку

у золотого у крыльца
в свою стучишься доску
не лучше ль скушать говнеца
чем выебать берёзку?

девчушка очень средних лет
не спи не спи паскуда
просрочен краденый билет
оттуда и до туда

вот юнош топлый уши трёт
но нетути водицы
всё наше рядышком плывёт
сверкают ягодицы

а наше всё ещё одно
пузырики пускает
на третий путь платформы дно
их дядько не пускает

три мудреца в одной бадье
на бережочке дева
не знает кто не знает где
направо ли налево

протей не спит нерей храпит
блядуют нереиды
трёх светлых гениев синклит
на них имеет виды

девчоночка на берегу
обкусывает губы
вот изогнулася в дугу
траблы её сугубы

не зыркай больше не туда
нетудеса скоромны
глядит железная елда
из-под мясной короны

у мёртвого на языке
что у живого в пузе
и шевелится на крюке
убогий в профсоюзе

кому-то в муках в мужичках
нацеживают юшку
а впрочем всяко на крючках
полюбите друг дружку

когда же девочка бултых
все трое по теченью
так будем экономить жмых
и в ножки бух растенью


* * *

а вам это и не может понравиться
здесь дело понимаете ли... ну, в этакой как вам сказать
в такой особенной если так можно выразиться
ну... сами понимаете... нет, не интонации, конечно, не интонации
да вы всё понимаете     я вижу    просто оба не можем
подобрать правильное слово для этого

ну то есть если это описать фигурально
то представьте такой себе значит пленэр
ну там какое болотце или... нет не дачный участок
именно болотце или берег реки или там нескошенный луг
стога сена природа в общем но типа того... окультуренная
это ну как вам точнее объяснить... в строгино были когда-нибудь?
вот там вот что-то вроде того о чём я говорю
там вот если идти по берегу ну мимо пляжа в сторону лесопарка
то вот где-то есть такая там точка вроде как и не в городе а далеко-далеко
и в то же время гудит трасса чуть видная за деревьями
это у антропологов зона перехода называется    читали?
ван геннепа там эдмунда лича ну такие в общем дела     теперь ясно?

нет ну хорошо я попробую сформулировать попробую
хотя кажется и так всё ясно ну да ладно уж
вот как бы некоторая вещь... ну или не вещь а субстанция там
короче нечто     и оно... как мёд когда оно есть его уже нет
ну как электрон, да? это такая сложная штука для объяснения
простите если загрузил но хочется всё-таки объяснить
ну то есть само существование этого     скажем так, нечто
оно мерцает    вы помните про мышь у введенского
он там про время объяснял а я так вовсе и не про время
хотя конечно время к этому имеет самое прямое отношение
самое прямое прямее не придумаешь понимаете? то есть это нечто
оно как бы во времени но время здесь второй вопрос
ну как если говорить мол пушкин был лицом африканской национальности
носил бакенбарды и всякое такое
а про онегина взять да и не сказать, а? вот и тут примерно так
только тут эти самые бакенбарды играют довольно важную роль
но именно роль    ну я хочу сказать представьте целостность
так просто целостность     без уточнений
и вот эта целостность она как бы состоит из всяких мелких деталек
и каждая эта деталька сама по себе    да ну   чего я вас гружу
это же блин платон вообще или какие атомы     нет
как-то надо это объяснять иначе    не знаю

не знаю, да... но вам это не может понравиться
так что зачем забивать голову    и так скажете потом: ёб вашу мать
столько разговоров а толку   ну, без обид, а? не будем
ссориться из-за таких вещей о которых нам обоим
в общем-то и сказать особенно нечего


ТРИ

* * *

вялым вялым человечком
ты себя нарисовал
здесь на краешке листочка
человечек глуп и мал

а с обратной стороны
этого листочка
над просторами страны
распростёрлась вечность

этакий антагонизм
едрёна вашу в корень
неужели снова жисть
только там за морем

нет ответит общество
так теперь нельзя
всюду человечество
братья и друзья


* * *

похмельный стыд подползает на утренних лапах
изо рта – отвратительный запах

я всегда старался не быть молодёжью
надеясь пожалуй только на помощь Божью

вот теперь смотри, какие забавные картины
предлагают нам трудолюбивые власть имеющие мужчины

вот, смотри, как время наваливается на нас
пускает нас под откос


* * *

сказки братьев гримм
о чём это мы говорим?
о времени, об огне
о тебе, обо мне

прочее – сон, ничто
как у команды кусто
что в глубине живёт
воду чужую пьёт


* * *

      Тане Миловой

недобрые и голые зверьки
они конечно добрые и вовсе не зверьки
они всего-навсего далеки
от чего-то такого о чём и подумать не-
льзя не то что сказать или написать
о том что не тонет в воде не горит в огне
не ходит в кирзе по недоброй, голой стране
чьи качества как и оно само несказуемы суть
что где-то там но вот и вовсе не там а здесь
пребывает в тебе во мне стало быть пребывает и в них
но если один заводит дневник
то другой включает ночник
и если один блудодей-баловник
то другой соответственно столпник и мних
совместные их забавы горьки
совместные думы горьки
когда зверька по холке гладишь ты
он отвернётся и прошепчет: вот
обман коварство лицемерие и проч.
не трожь его не щупай ласково его живот
ходи по стогнам и пророчь
и вглядывайся в их черты
в них ясен замысел явлeнны день и ночь


МАЛОЕ ПОСЛАНИЕ УЛЬРИКЕ МАЙНХОФ

я не знаю почему я пишу тебе эти стихи
я о тебе почти ничего не знаю
я читал твою книгу и ещё кое-что кое-где
не знаю
мне кажется тебе было больно схожим образом
мне кажется ты не была террористкой
как стали говорить про всех таких
много после твоей смерти

я живу в москве не знаю немецкого
много пью и когда это делаю
не способен к осмысленной деятельности
сижу продолжаю пить
даже не надевая джинсов
просто сижу и пью и смотрю телевизор

я не хочу чтоб ты знала что там теперь показывают
ничего хорошего не показывают
это не потому что мир стало хуже
и даже не потому что телевизор говно
а просто так
смерть захватывает свои территории

я тихий человек по сути слюнтяй
я не люблю жестокости
но когда мучают детей стариков собак кошек
мне хочется убивать

я тихий парень из интеллигентной семьи
мне сложно представить как можно сделать больно другому
но я понимаю что могу подраться могу убить
и это вроде бы нехорошо

Ульрика! скажи мне что дело типа былое
скажи мне: всё нормально не парься
но ты не скажешь не скажешь не  скажешь
потому что тебя здесь нет


* * *

кроме донышка земного
есть небесный палисад
там звучит родное слово
но никто ему не рад
ибо слышателя нету
лишь антропный фактор есть
возвращаясь на планету
замечаем: так и здесь


* * *

неинтересно: вот стол вот стул
хотя таковы все хорошие стихи
ветер сегодня   нет   уже вчера подул
дела происходящие лихи

ходит его светлость холоден и богат
ему кадит поп    честь отдаёт солдат
в мире нет красивее торжества
нежели пришествие нежеланного существа

ветка склонённая   заоконный дом
я вас отдам конечно но отдам с трудом
когда придут просушивать бельё
я попытаюсь сделать что-нибудь своё

рычи китай и негры оп-ля-ля
весь мир стремится к красоте
но поимеют нас не те не те
кто приготовил эти кренделя


* * *

      Д.Файзову

близкий умер
далёкий похуй
трубачи устали
мир честен
будь добр позвони мне
позвони мне


* * *

знаю как делать умные слова
примерно вот так
сначала было один а потом стало два
короче ништяк

но когда выходят, вываливаются, бухтят,
торопят – ты злишься, но совладать нету сил
это вовсе не ад, мой друг, отнюдь не ад
просто нечто идёт на распыл

и когда песенкой предстаёт вот это
а вон то гляди и того хлеще
понимаешь природу если не веще́й то хотя бы конкретной вещи
понимаешь жизни не может быть могут быть зима или лето

миловидность и грех под руку по бульвару
идут проводить своих стариков
не пиши стихов, говорю, не пиши стихов
не пиши прогуливаясь по бульвару

вот они лежат среди нас
пожалей их слезящийся глаз
пожалей дребезжащий глас


* * *

красота страшна нам скажут
нас опишут нас повяжут
но потом придёт товарищ
избавитель от пожарищ

мир на дольки поделён
он и он а вот не он
красота спасает бля
только днище корабля

мы в основе мы в системе
мы в той самой главной теме
что потрагивает нас
отдаёт дитям приказ

мир устроен необычно
мило то что неприлично
но зато у разных сук
не выстрайвается звук

вот теперь мы только стали
для дальнейшего детали
я люблю тебя а ты
мы адепты красоты


* * *

воистину хочу но сам не понимаю
зачем всё это близко принимаю
мне скучно без   но не сказать чего
ушли намеренья повыпали слова

когда перед тобою совокупность
представлена как шелестящий ёж
ты смотришь строго так и неподкупно
на просыпающийся неуклонно дождь

нет мысли ни о чём  не дрогнут инструменты
не колыхнётся шторы механизм
вот разве что на зов ленивые секунды
сползаются по плоскости волос

свет электрический почти как свет дневной
и тот и тот побрезговали мной


* * *

      И.Ш.

смерть я полагаю абсолютно заслужена
я полагаю родился значит помри
не занимай если угодно чужого места
если же не угодно вот тебе раз-два-три
получай своё голое бесхребетное
если уж хочешь быть телом то на́ давай
будь цветиком красным дитятко бедное
цвети как солнечный первомай


* * *

интересное отличье
нас теперь уже не так
прилетело нечто птичье
перекусывает проводок

в дискомфорте не в обиде
на последнем этаже
мы незримые соседи
нас не так теперь уже


* * *

      О.

Лишён любови только знак
И потому – дурак
А мы с тобою так и сяк
Решаем: так и так

Лишён любви иной зверок
Он в нору поволок
Сердечка страстнаго кусок
И прочий уголёк

Ещё лишён любви один
Красивый господин
Он ходит чистый до седин
Он носит вазелин

А вот машинка и она
Любови лишена
У ней таинственной до дна
Задействана страна

А мы сидим а мы сидим
И выпускаем дым
Быть может нам одним одним
Мы что-то объясним


* * *

с удовлетворением отмечаю: стал взрослой гадиной
обладающей эдакой душевной впадиной
когда хочется плакать получается только смех во тьме
эдакой право имеющей идиотиной
растерявшей и бэ и мэ


* * *

трудно Одину ладить с Локи
как мы всё-таки одиноки


* * *

вот ведь вам достоинство
настоящих персонажей
нету ни пристойности
ни чести даже
пляшут умильно
у могильного костра
я моя милая
и брат и сестра

вот ведь по-настоящему
как играют в ящик
уподобясь ящеру
славят прежде павших
когда бы победа
были бы друзья
а так нету хлеба
потому нельзя


* * *

как зелен виноград когда его не могут
как спел он Господи когда его уже
не забывай на этом этаже
тебя обнимут и тебе помогут
но вот вопрос зачем ты приходил?
мне кажется деревья трепетали
когда последнюю главу читали
и ты рыдал кричал орал молил


* * *

когда над миром ходит тишина
она сложна а может не сложна
быть может просто нами сложена́
из отзвуков неведомого дна

ты не хорош не плох ничем не связан
за исключением того чему обязан
ты слышишь отзвуки, тобой ещё не сказан
последний слог но ты уже помазан

и вот Она пришедшая оттуда
где может быть осуществилось чудо
а может нет – так вот, она посуда
наполненная чем-то из-под спуда

смотри на мир он разом тих и громок
значений не изведавший ребёнок
он зол и нагл но так красив и тонок
люби его ожиданный потомок


* * *

среди всяких блин орнаментов
ну и прочего всего
не хватает только выводов
мол вот это оттого

арабесок разных глупости
разрослися по центра́м
но и в отдалённой крепости
ничего не светит нам

потому терзаясь памятью
или совестию нах
покрываешься ты копотью
на просторе ли в стенах

потому и в дрёме розовой
и в малиновом аду
в этой роще бля берёзовой
в очереди взять еду

и в миссионерской кажется
позе и в другой какой
скажем лотоса – закружится
голова сама собой

закружи́тся и отвяжется
полетит в такую даль
где узоры наши кажутся
мифом или басней что ль

безголовому не боязно
эту графику приять
пусть она никем не познана
ну и пусть её бы блядь


* * *

ласковый ход вещей или неласковый их же ход
а чего тут мучить себя и других?
время медленно но верно всех отправляет в тот
угол куда шар без данных кати́тся опознавательных

вот по эту сторону сидят полагающие что там
и наступит долгожданный и охуенный час
а по ту сторону нервно озираются по сторонам
желающие чтобы не было нас и вас

не обвинишь первых в глупости вторым не скажешь: козлы
вон пошли вон пошли вон пошли вон
мы не злы и они не злы
но никто при этом не добр не справедлив не умен

чисто физика понимашь как устроено так и катись
маши конечностями коли силы некуда деть
если вдруг какие-то там завелись
пущай привыкают: им тоже скоро смердеть

но недоброе всё и неумное всё
бессердечное будто бы на деле же существующее и всё
скажет: что чувак погулял и всё
ты же скажешь: а нет вот не всё

есть здоровый смысл в нездоровом сне
есть причины быть несмотря ни на что
есть огонь в воде и вода в огне
и когда ответят тебе: ну и что
отвернись к отсутствующей стене
перестав быть ничем став ничто




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Поэтическая серия
"Воздух"
Данила Давыдов

Copyright © 2007 Данила Давыдов
Публикация в Интернете © 2007 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования