Олег ДАРК


ЗДЕСЬ

Смерть в гриме:

    Роман.

Трилогия:

    [Рассказы.]
    М.: Руслан Элинин, АРГО-РИСК, 1996.

Second hand:

    [Повесть].

Обращение любимой:

    [Рассказ].

XXX:

    [Рассказ].

Учитель:

    [Рассказ].

Аутентичные тексты:

    [Три рассказа].

Клитемнестра:

    Трагедия в 5 действиях.

Евгений Харитонов. Москва-Новосибирск. И обратно:

    [Эссе].
    РИСК: Альманах. - М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2002. - Вып.4. - с.179-189.

Нравственное чувство литературного критика:

    [Эссе].
    TextOnly, вып.3.

Что в имени ее моем:

    [Эссе о жанре притчи].
    TextOnly, вып.5.

Два рассказа

    TextOnly, вып.3.
    (псевд. Олег КУЗНЕЦОВ)

Страница в проекте "В моей жизни"



НА ДРУГИХ САЙТАХ

Страница на сайте "ОСТРАКОН"

Страница в Журнальном зале

Распашонка:

    Комедия для чтения.

Поколение земноводных:

    [Статья о молодой русской прозе].
    Ex Libris, 10.06.1999.

Портрет для книги:

    [Статья о писателе Геннадии Кацове].
    Независимая Газета, 03.02.2000.

Письма темных людей: О тех, из кого состоял литературный андеграунд конца 80-х - начала 90-х.

Чужой:

    [Эссе о Генрихе Сапгире].

Учебник гинекологии как эстетический источник:

    [Эссе].
    Комментарии. Вып.4 (1995), с.99-106.

Статьи в "Русском журнале"

Олег ДАРК: Портрет

Прозаик, литературный критик. Родился в 1959 г. Из семьи учителей. Малаховское подмосковное детство описано в автобиографической повести "Андреевы игрушки" ("Знамя", 1999, март). Окончил филологический факультет МГУ, диплом по Достоевскому. В 1981-82 гг. научный сотрудник Музея А.С.Пушкина, затем методист по интернациональному воспитанию в районном Доме пионеров, редактор, в 1987-95 г. вахтер в Институте переливания крови, Институте гидромашиностроения и т.п. Автор сборника рассказов "Трилогия" (1996, иллюстрирован листовертнями Дмитрия Авалиани), статей, рассказов и эссе, публиковавшихся в журналах "Дружба народов", "Знамя", "Вопросы литературы", "Новое литературное обозрение", "Родник" и др., альманахах "Стрелец" и "Вестник новой русской литературы", газетах "Независимая", "Литературная", "Общая" и др. Комментатор изданий Ф.Сологуба, В.Набокова, В.Розанова. Составитель трехтомника "Избранная проза Русского Зарубежья" (2000, в производстве). Женат, двое детей.



в и з и т н а я     к а р т о ч к а


        Лена любит Женю. Она к нему бегает. С Танькой договорится, конечно. Хотя сначала немного покапризничает. Подъезжает в своем кресле к подоконнику и говорит, что если уйдешь, я брошусь. Я могу забраться. – Ну не бросайся, не бросайся, – уговаривает Лена, подбегая, и гладит по голове. Татьяна красавица у нее, с великолепными золотистыми волосами. Не то что у нее, и лицо серое. – Пожалуйста. Я скоро.
        Она чувствует, как Татьяна смотрит ей вслед длинными, задумчивыми глазами.
        Ах, как хорошо, – тащит ее через порог. – Это Лена, гениальная художница, – говорит Женя, хотя не видел ее картин. В огромной комнате ничего, кроме белого рояля, все сидят на соломенных круглых подстилках. Такую же сейчас же ей выдает и отходит на середину, откуда что-то вещает стоя. Она тоже садится.
        Я – Валера, Женин друг. – многозначительно представляется красивый полнотелый мужчина. – Чем же Вы Евгения очаровали? Вы не хороши, в то, что гениальная художница, я не верю. – Не знаю. – Вы больны, сирота, может быть, очень бедны? – У меня сестра не ходит. – А, сестра в кресле, тогда понятно.
        Он отворачивается, потеряв интерес. С того края по полу на подстилке к ней передвигается необыкновенно красивая женщина с огнедышащими ноздрями, как ей сейчас же представляется, если б ее рисовала.
        Можно, я сяду рядом с Вами? Давайте дружить, меня зовут Римма. – Конечно. – Хорош, правда? – она показывает на стоящего в центре Женю. – Мне тоже очень нравится. Видите, хорошенькая справа? – Да. – Его подружка. Мне очень нужна такая, как Вы. Которой я бы могла всецело доверять. – Бред и дурные слухи, – раздраженно отзывается Валера. – Почему? – Ты сама знаешь. – Это вы все так думаете, а я ночевала у них. Открываю глаза, они стоят у окна голые. Они же думали, что я сплю.
        Женя гомосексуалист.
        Ты опять опоздала, – встретит ее Татьяна, – вон уже сколько. А она сядет к ней на колени и скажет, как всегда: – Ну не сердись, прости, последний раз – и будет ей расчесывать волосы. Она думает, что когда уходит, то предает сестру или ей изменяет. Хотя, например, у нее нет и не может быть мужчин. А та будет сперва отворачиваться. Незаметно начинают целоваться. Ласкают друг друга до одурения. От возбуждения Татьяна плачет.
        Лена не считает себя лесбиянкой.
        Ну, познакомились? – спрашивает подкравшийся Женька. – Да, да. Только мне, к сожалению, уже надо бежать. – Я знаю, что ты никогда не можешь досидеть до конца, я буду читать. Я обязательно, должен к тебе прийти посмотреть картины, можно?
        Он приходит через несколько дней.
        Сначала осторожно заглядывает к Татьяне. Это просто замечательно, я не знал, – говорит, проходя мимо прислоненных полотен, иногда нагибаясь. – Мы тебе обязательно должны устроить выставку.
        Она стоит, опустив руки, как будто ждет чего-то. Она не верит ему, что эта мазня. Он близко подходит к ней. – Извини, но я не могу. Ты же знаешь, кто я. – Да, да, – с облегчением она бормочет. – Мне от тебя ничего не нужно. – Но я тебе буду как брат.
        Он меня отверг, отверг, – по телефону плачет позвонившая Римма.

      Из романа
      "Смерть в гриме"





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу "Тексты и авторы"

Copyright © 2000-2003 Олег Дарк
Публикация в Интернете © 2000-2003 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования