Аркадий БАРТОВ

ИДЕНТИФИКАЦИЯ

Из серии "Речевые акты"

    Бартов А. Убийство в графстве Кент:

        Речевые акты.
        СПб.: Борей-Арт, 1999. - с.29-44.


21.08.99
"Вавилон"



    Идентификация 1,
    или
    Воспоминания
    Анны и Джулии о Фреде и Джордже
    при осмотре мертвого тела, возможно, Чарлза

    Действующее лицо: служитель морга.
    Вспоминающие лица: Анна и Джулия.
    Вспоминаемые лица: Фред и Джордж.
    Мертвое тело: возможно, Чарлз.

    Место действия: Средних размеров комната со свисающими с потолка лампами. У стены - холодильная камера. В центре комнаты - два стула, на которых сидят Анна и Джулия.

    Служитель морга: /не торопясь, открывает массивную дверь холодильной камеры и выкатывает оттуда стол на колесиках/.
    Мертвое тело, возможно, Чарлза: /на столе под простыней/.
    Анна /прислушиваясь/: Что это за звук?
    Джулия /прислушиваясь/: Это позвякивают колесики стола, касаясь цементного пола.
    Анна /прислушиваясь/: Похоже на дребезжание детской коляски.
    Джулия /прислушиваясь/: Один и тот же звук встречает нас в этом мире и провожает из него.
    Служитель морга: /не торопясь, подкатывает стол под одну из ламп и приподнимает простыню/.
    Анна /вглядываясь/: Кто там лежит под простыней?
    Джулия /вглядываясь/: Это не Фред, у Фреда - шрам от уголка рта до нижней части уха.
    Анна /вглядываясь/: И не Джордж, у Джорджа - нос, свернутый на сторону и с горбинкой.
    Джулия /вспоминая/: Я хорошо помню тот день, когда я впервые увидела Фреда.
    Анна /вспоминая/: Я не могу забыть день, когда я заметила Джорджа.
    Джулия /вспоминая/: В наш город Фред приплыл ранней весной на пароходе неизвестно откуда и стал здесь жить.
    Анна /вспоминая/: В отличие от Фреда Джордж в наш город приехал поздней осенью на поезде неизвестно зачем и стал здесь жить.
    Джулия /вспоминая/: Глухо шурша, шел по реке лед, кричали встречающие и прибывающие, а Фред молча стоял на палубе, настороженный, неуверенный, всматриваясь и вслушиваясь в то, что делалось кругом.
    Анна /вспоминая/: Звонко стуча, шел по перрону дождь, кричали встречающие и провожающие, а Джордж молча стоял в тамбуре, напряженный, нерешительный, всматриваясь и вслушиваясь в то, что совершалось вокруг.
    Джулия /вспоминая/: Когда пароход подходил к берегу, Фред заволновался, неловко прыгнул, оступился, но не упал в воду, а, отряхнувшись, скрылся в толпе.
    Анна /вспоминая/: Когда поезд подходил к платформе, Джордж забеспокоился, неловко прыгнул, поскользнулся, но не попал на рельсы, а, отряхнувшись, исчез в толпе.
    Джулия /вспоминая/: Перед тем, как скрыться, Фред оглянулся, и тут-то я его, несмотря на пелену тумана, в первый раз и увидела.
    Анна /вспоминая/: Перед тем, как исчезнуть, Джордж огляделся, и тут же я его, невзирая на потоки дождя, в первый раз и заметила.
    Джулия /вглядываясь/: Но это не Фред, у Фреда - один глаз больше другого, и отсутствует мочка левого уха.
    Анна /вглядываясь/: Но это и не Джордж, у Джорджа - глаза разного цвета, правый - голубой, а левый - карий.
    Джулия /вглядываясь/: Тогда это, наверное, Чарлз. Впрочем, я его никогда не видела.
    Анна /вглядываясь/: Возможно это и Чарлз, я ведь его не знала.
    Служитель морга: /не торопясь, опускает простыню, выкатывает стол из-под лампы и подкатывает его к холодильной камере/.
    Мертвое тело, возможно, Чарлза: /на столе под простыней/.
    Анна /прислушиваясь/: Что это за звук?
    Джулия /прислушиваясь/: Это позвякивают колесики стола, касаясь цементного пола.
    Анна /прислушиваясь/: Похоже на дребезжание детской коляски.
    Джулия /прислушиваясь/: Один и тот же звук встречает нас в этом мире и провожает из него.
    Служитель морга: /не торопясь, открывает массивную дверь холодильной камеры и вкатывает туда стол на колесиках/.

    Занавес



    Идентификация 2,
    или
    Беседа
    Анны и Джулии о Фреде и Джордже
    в присутствии мертвого тела, вероятно, Чарлза

    Беседующие лица: Анна и Джулия.
    Обсуждаемые лица: Фред и Джордж.
    Мертвое тело: вероятно, Чарлз.

    Место действия: Средних размеров комната. В центре комнаты на столе под простыней - мертвое тело, вероятно, Чарлза. Рядом сидят Анна и Джулия.

    Анна /начинает говорить о Джордже/: Поговорим о Джордже. Он жил у меня в доме, я заботилась о нем, а он - обо мне. Нельзя было его не любить. Он был весел, ловок и доверчив. Таков ли был Фред?
    Джулия /начинает говорить о Фреде/: Фред был угрюм, неуклюж и враждебен и жил далеко от меня. Но что это за тело на столе под простыней, это Чарлз?
    Анна: Я не знаю, /продолжает говорить о Джордже/ но вернемся к Джорджу. Джордж был очень чистоплотен. Он мылся несколько раз в день. Мне даже не нужно было его заставлять. Таков ли был Фред?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: Фред не был опрятен. Бывало, он не неделями не мылся. Мне приходилось его принуждать. Но это тело под простыней, похоже это Чарлз?
    Анна: Не могу сказать, /продолжает говорить о Джордже/ после того, как Джордж принимал ванну, мы с ним любили друг друга. В нашей близости было много нежности и сопереживания. В ней было много смысла. Джордж ласкал и гладил меня, стремясь доставить мне как можно больше удовлетворения. Так же любил и Фред?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: Фред вваливался ко мне, немытый, потный, нечесаный. То, чем мы занимались, любовью нельзя было назвать. В этом занятии не было ничего, кроме физических ощущений. Мы совокуплялись, толкали и притягивали друг друга, сгибались и разгибались, пытаясь достичь максимального раздражения нервных окончаний. Не заботясь о моих ощущениях, Фред думал только о своем удовольствии. Но кто лежит под простыней, Чарлз?
    Анна: Не представляю себе, кто бы это мог быть, /продолжает говорить о Джордже/ но возвращаюсь к Джорджу. Он медленно раздевал меня, осыпая ласками. С губ его срывались нежные звуки. Постепенно возбуждение его разгоралось. Он стремился разжечь пламя в моей груди, довести его до нестерпимого жара. Распалить меня до того момента, когда все тело охватят языки пламени. Это было пиршество любви. Такова ли была любовь Фреда?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: Фред был совсем не таков. Разгорячено дыша, дрожа от возбуждения, он бросался на меня, срывал одежду. С губ его срывались странные нечленораздельные звуки. Он наваливался на меня всей своей тяжестью, вколачивал себя в мое тело, готов был разорвать меня, его это мало волновало. Он терял ощущение пространства и времени. Эта была не любовь, а обжорство, безумное соитие. Но кто же там под простыней, может быть это Чарлз?
    Анна: Никак не соображу, кто бы это мог быть, /продолжает говорить о Джордже/ после занятия любовью мы ели. В холодильнике было много еды: ветчина, ростбиф, половина жареной индейки, блюдо с бифштексами, куриные отбивные, копченое мясо. Джордж любил поесть, из процесса еды он делал праздник. А был ли гурманом Фред?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: Фред ел, как животное, он опустошал холодильник в один присест. Часто он доставал из холодильника отбивные, и глотал их, даже не замечая, что мясо бывало сырым. Но меня интересует это тело под простыней, возможно ли, что это Чарлз?
    Анна: Понятия не имею, /продолжает говорить о Джордже/ было приятно смотреть, как ел Джордж. Он доставал из шкафа хлеб, из холодильника ростбиф и ветчину. Он нарезал хлеб и мясо тонкими ломтиками, намазывал мясо сверху горчицей и медленно ел, прижимая локти к груди и тщательно пережевывая пищу. Он не забывал при этом угощать и меня. Был ли Фред также заботлив?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: Фред пожирал пищу, не обращая на меня никакого внимания. Он глотал большими кусками, почти не пережевывая. Запах еды, ее вкус вызывали в нем животное возбуждение. Он рвал мясо зубами, не прибегая к помощи ножа и вилки. Фред впадал в какое-то полубессознательное состояние, загипнотизированный ритмом, в котором двигались его челюсти. Смотреть на него было противно. Но все-таки, кто там на столе под простыней, неужели Чарлз?
    Анна: Мне все равно, кто там, /продолжает говорить о Джордже/ хочу сказать, что мы с Джорджем долго жили вместе и души друг в друге не чаяли. И все-таки в один ненастный осенний день он ушел от меня и больше никогда не возвращался. Фред также поступил?
    Джулия /продолжает говорить о Фреде/: В один из весенних солнечных дней Фред ко мне не пришел и больше я его не видела. Мы были знакомы недолго и терпеть друг друга не могли. Но вероятно ли, что там на столе под простыней лежит Чарлз?
    Анна: Я этого не знаю и знать не хочу. Чарлза я никогда не видела /заканчивает говорить о Джордже/, вот Джорджа я знала всю жизнь и еще долго его помнила. Вспоминала ли ты о Фреде?
    Джулия /заканчивает говорить о Фреде/: О Фреде я сразу забыла. Мы были знакомы короткое время, а Чарлза я не знала совсем. И, мне кажется, мы так никогда и не узнаем, чье это тело там лежит на столе под простыней.

    Занавес


    Идентификация 3,
    или
    Опознание
    Анной и Джулией
    мертвого тела, по всей видимости, Чарлза,
    но не исключено, что Фреда,
    а может быть, и Джорджа

    Опознающие лица: Анна и Джулия.
    Мертвое тело: по всей видимости, Чарлз.

    Место действия: Средних размеров комната. В центре комнаты на столе - мертвое тело, по всей видимости, Чарлза, но не исключено, что Фреда, а может быть, и Джорджа. Рядом сидят Анна и Джулия.

    Анна: Кто это лежит на столе?
    Джулия /вглядываясь/: Это мужчина, длинный и худой, как жердь. По всей видимости, это Чарлз, хотя я его никогда не знала, но не исключено, что это Фред. Фред - рослый мужчина, но не такой худой, как этот. Но возможно на столе все-таки Фред.
    Анна: По всей вероятности, это Чарлз, хотя я его никогда не видела, но может быть, это Джордж. Джордж - стройный юноша, и значительно моложе этого. Но я допускаю, что на столе все же Джордж.
    Джулия /вглядываясь/: На правом виске у него синяк с запекшейся в светлых волосах кровью. Скорее всего, это Чарлз, хотя я о нем только слышала, но вполне вероятно, что это Фред. У Фреда - гладкие виски, а волосы - длинные, черные и лоснящиеся. Но, тем не менее, на столе, возможно, и Фред.
    Анна: Я думаю, что это Чарлз, хотя мне о нем только говорили, хотя можно считать, что это Джордж. Джордж - молодой красивый юноша с чистым лицом и каштановыми волосами. Но, при всем при том, полагаю, что на столе Джордж.
    Джулия /вглядываясь/: Его желтое, с оскалом, лицо повернуто в сторону. Вернее всего, это Чарлз, мне о нем много рассказывали, но допускаю, что это Фред. У Фреда - землистое лицо, перекошенное злобной гримасой. Так что почему бы на столе не быть Фреду?
    Анна: Я предполагаю, что это Чарлз, я о нем много слышала, но с определенной долей достоверности можно утверждать, что это Джордж. У Джорджа - молочной свежести лицо, с привлекательной, располагающей к себе улыбкой. И, все-таки, хотелось бы, чтобы на столе был Джордж.
    Джулия /вглядываясь/: У него остекленевшие мутные глаза, в которых застыло выражение недоумения и страха. Не исключаю, что это Чарлз, но и у Фреда - тусклые, неопределенного цвета глаза, смотрящие с тревогой и ненавистью. Я больше всего на свете хочу, чтобы на столе был Фред!
    Анна: Возможно, что это и Чарлз. У Джорджа - кристально чистые глаза, цвета небесной лазури. Они очаровывают и завораживают. Но я все на свете бы отдала, чтобы на столе был Джордж!
    Джулия: Но никто не знает этого наверняка.

    Занавес


    Идентификация 4,
    или
    Обмен мнениями Анны и Джулии
    со ссылками на Фреда и Джорджа
    при опознании мертвого тела, по-видимому,
    не Чарлза

    Действующее лицо: служитель морга.
    Обменивающиеся мнениями лица: Анна и Джулия.
    Часто упоминаемые лица: Фред и Джордж.
    Мертвое тело: по-видимому, не Чарлз.

    Место действия: Средних размеров комната со свисающими с потолка лампами. У стены - холодильная камера. В центре комнаты - два стула, на которых сидят Анна и Джулия.

    Служитель морга: /не торопясь, открывает массивную дверь холодильной камеры и выкатывает оттуда стол на колесиках/.
    Мертвое тело, по-видимому, не Чарлза: /на столе под простыней/.
    Анна /прислушиваясь/: Что это за звук?
    Джулия /прислушиваясь/: Это позвякивают колесики стола, касаясь цементного пола.
    Анна /прислушиваясь/: Похоже на дребезжание детской коляски.
    Джулия /прислушиваясь/: Один и тот же звук встречает нас в этом мире и провожает из него.
    Служитель морга: /не торопясь, подкатывает стол под одну из ламп и приподнимает простыню/.
    Анна /всматриваясь/: Что это за тело под простыней, может быть, это Чарлз?
    Джулия: Вряд ли это Чарлз. Мне рассказывал Фред, что Чарлза убили несколькими выстрелами в голову и в грудь, /всматриваясь/ так что едва ли это Чарлз, Чарлз так хорошо не сохранился бы.
    Анна: По-видимому это не Чарлз. Мне рассказывал Джордж, что Чарлза задушили бельевой веревкой, /всматриваясь/ так что вернее всего это не Чарлз, Чарлз так хорошо не выглядел бы.
    Джулия: Сомнительно, чтобы это был Чарлз. Фред говорил мне, что первый выстрел попал Чарлзу в лицо, выкрошил ему несколько зубов и оторвал кусок носа. Лицо превратилось в кровавое месиво, на котором блестели два больших, покрывшихся слезами яростных глаза, /всматриваясь/ так что непохоже, что это Чарлз, здесь все зубы и нос на месте.
    Анна: Вероятно, это не Чарлз. Джордж говорил мне, что изо рта у Чарлза вывалился черный, в бугристых синих жилах язык, а глаза выкатились, обнажив красные страшные белки, /всматриваясь/, так что очевидно это не Чарлз, здесь язык и глаза на месте.
    Джулия: Исключено, что это Чарлз. Я помню слова Фреда, что следующий выстрел разорвал Чарлзу кадык и на этом месте вспух розовый пузырь, а затем лопнул, окрасив алыми брызгами его чистый, тщательно выбритый подбородок, /всматриваясь/ так что почти нет шансов, что это Чарлз, здесь кадык на месте и на подбородке пятен нет.
    Анна: Полагаю, что это не Чарлз. Я помню слова Джорджа, что шея у Чарлза распухла и посинела, а от самого Чарлза шел сладковатый запах, /принюхиваясь/, так что считаю что это не Чарлз, здесь скорее - кисловатый запах.
    Джулия /принюхиваясь/: Точнее здесь пахнет чем-то острым. Впрочем, не представляю, чем пахло от Чарлза, я помню его только по рассказам Фреда. Сама я Чарлза никогда не видела.
    Анна: Не имею понятия, чем пахло от Чарлза, я помню его только по рассказам Джорджа. Сама я Чарлза никогда не знала, /всматриваясь/возможно это и не Чарлз.
    Служитель морга: /не торопясь, опускает простыню, выкатывает стол из-под лампы и подкатывает его к холодильной камере/.
    Мертвое тело, по-видимому, не Чарлза: /на столе под простыней/.
    Анна /прислушиваясь/: Что это за звук?
    Джулия /прислушиваясь/: Это позвякивают колесики стола, касаясь цементного пола.
    Анна /прислушиваясь/: Похоже на дребезжание детской коляски.
    Джулия /прислушиваясь/: Один и тот же звук встречает нас в этом мире и провожает из него.
    Служитель морга: /не торопясь, открывает массивную дверь холодильной камеры и вкатывает туда стол на колесиках/.

    Занавес



    Следующий текст             
    из серии "Речевые акты"             





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу "Тексты и авторы" Аркадий Бартов


Copyright © 1999 Аркадий Анатольевич Бартов; © 2010 наследники
Публикация в Интернете © 1999 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования