Георгий БАЛЛ

ДОМ СРЕДИ ЦВЕТОВ

    Вверх за тишиной

        М.: Новое литературное обозрение, 1999.
        Редактор серии - Т.Михайловская
        ISBN 5-86793-072-6





ДОМ СРЕДИ ЦВЕТОВ

              Это было время агитаторов. Агитаторы бродили по земле, отыскивая людей, чтобы они голосовали за депутатов в Верховный Совет СССР.
              В моем списке значился дом #5 по Речной улице, но я никак не мог его найти.
              Наконец недалеко от реки я нашел полуразрушенный дом с цифрой 5, написанной черной краской на стене. Дом стоял особняком, рядом с рекой. А за рекой шло строительство Спортивного комплекса.
              Я вошел в дом. Он был из двух этажей. Верхний почти совсем разрушился, а в нижнем жила моя избирательница, старая еврейка Каценленбоген Лия Соломоновна.
              Я достал бумагу, показал ей портрет депутата и слова о его жизни. Депутата звали Боськин Иван Дмитриевич. Я прочитал избирательнице биографию Боськина. Родился он в деревне, кончил четыре класса школы и ушел в город. Здесь он выучился на слесаря - наладчика станков. Потом работал на расточном станке и выполнил план в счет 1988 года.
              Старуха была легкая, как моль. Седая голова, лицо белое, худое, лица не хватало для ее больших водянистых глаз.
              Я вспомнил, что мальчиком лет пяти-шести пускал кораблики в лужах. Лужи никогда не высыхали. Вспомнил и свою улицу Новая Дорога. Она упиралась в мост из красного кирпича через Яузу.
              Дальше улица вела к Немецкому кладбищу. Вдоль дороги - желтая канава. Из Лефортовской больницы и авиамоторного завода туда спускали отходы.
              Становилось темно. Лия Соломоновна зажгла керосиновую лампу.
              В комнате был стол, около окна стояло кресло. Над столом висел выцветший красный абажур. Все покрыто пылью. И халат на Лии Соломоновне был потрепанный, пыльный.
              - Может, пробки посмотреть? - предложил я.
              - Не надо. У нас отключили электричество и воду. Воду мы носим из реки. Наш дом никому не принадлежит, - говорила Лия Соломоновна тонким девичьим голосом.
              Лия Соломоновна угостила меня чаем с пряником. Рассказала, что она потомственная москвичка. Еще ее дед, купец первой гильдии, получил право поселиться в Москве. И дед и отец похоронены на Немецком кладбище.
              У нее дочь Роза, живет в Саратове, двое детей. И Роза и внуки зовут к себе.
              - Но я не хочу потерять московскую прописку, - и попросила. - Товарищ агитатор, может наш дом куда-нибудь прикрепят?
              Я пообещал - перед выборами власти были приветливы.
              - А пойдете голосовать за Боськина? - спросил я.
              - Конечно, товарищ агитатор. Только вы еще зайдите наверх. Там живут Сережа Барыкин с женой. Они ведь тоже избиратели.
              - Да, они у меня в списке.
              Я поднялся наверх по разбитым ступеням. Постучался в дверь.
              - Входите, - послышалось изнутри.
              Я потянул дверь на себя, но пройти не смог. Это была кладовка, прямо перед дверью были нары, а под ними - низенький детский стол и два стула.
              Из темноты нар, откинув одеяло, выдвинулся молодой парень в тельняшке. Он зажег электрический фонарик.
              - Сергей Николаевич Барыкин?
              - Так точно.
              - А вашу жену зовут Зинаида Николаевна Барыкина?
              - Да, - ответил женский голос из темноты, - мы расписаны.
              - Я ваш агитатор.
              - Показать паспорт? - спросила женщина.
              - Не надо. Приходите голосовать.
              - Обязательно.
              Я не стал им рассказывать биографию Боськина.
              На следующий день я пошел в райисполком. Из-за стола с зеленым сукном, улыбаясь, вышел молодой человек. Синий пиджак, красный галстук. В председателе райисполкома легко узнавался бывший комсомольский вожак.
              Я напустил в голос металла:
              - Вы знаете, в каких условиях живут избиратели дома #5 по Речной улице?
              - Что поделать? Дом снят с баланса. Недавно мы перестали брать с них плату за свет и воду.
              - Буду писать в Моссовет, - пригрозил я.
              - Не беспокойтесь, товарищ агитатор, мы обязательно найдем решение, - и он крепко пожал мне руку.
              Через несколько дней я пришел снова к своим избирателям в доме #5. Лия Соломоновна встретила меня как близкого знакомого.
              В руках она держала книгу.
              - Товарищ агитатор, нас засаживают.
              - Что это значит?
              - Вокруг нашего дома сажают деревья и колючие кусты, чтоб из Спортивного комплекса не было видно.
              - А свет и воду не подключили?
              - Зачем? Наш дом исчезнет в зелени. Ведь на Спортивные Игры приедут иностранцы.
              Она села в кресло, держа в руках книгу.
              - Как вы читаете в такой темноте?
              - Привыкла, да и керосин сейчас трудно купить. Там, за рекой, включают яркие светильники, и через окно тоже кое-что мне перепадает. Можно приспособиться.
              - Я напишу в Моссовет.
              Она закивала седой головой на тонкой шее:
              - Вы не беспокойтесь, товарищ агитатор, голосовать мы придем.

              Прошли выборы. Я решил узнать о судьбе дома #5 по Речной улице.
              Никакой улицы я не увидел. Среди деревьев и кустов я искал дом и не находил. Пошел к реке, чтобы сориентироваться.
              Я услышал голос.
              - Товарищ агитатор! Товарищ агитатор!
              Голос шел откуда-то снизу, из-под земли.
              - Каценленбоген?
              - Да, это я. Мы прорыли ход к воде и на улицу, к избирательному участку. Конечно, я только помогала, а все делали Сережа с женой. Спасибо вам за хлопоты.
              - Вам обещали помочь?
              - Сказали, после выборов. Но мы не верим. Нас даже из списков вычеркнули. Но мы настояли. И нам дали проголосовать по дополнительному списку. Товарищ агитатор, может, чаю выпьете?
              Я поблагодарил. Когда оглянулся, то увидел желтые цветы акации, белого шиповника и деревья сирени.
              Время агитаторов кончилось. Приближался праздник и Международные Спортивные Игры.


    Следующий рассказ               



Вернуться
на главную страницу
Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Георгий Балл "Вверх за тишиной"

Страницу подготовил Дмитрий Беляков.
Copyright © 2000 Балл Георгий Александрович
Публикация в Интернете © 2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования