Ксения МАРЕННИКОВА

Received files


      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2005.
      ISBN 5-94128-098-X
      72 с.
      Серия "Поколение", вып.2.



ЧЕРЕЗ ВСЁ ВРЕМЯ

1.

мама просит не курить у неё на глазах
кто-то ещё просит остановиться
это ничего, это просто страх, милая, ничего не изменится
не повторится
девочка, выросшая на бобах
переименованный город
в столицу
я знаю столько имён что вам и не снилось
можно запоминать как ты есть
здесь
при дневном свете
что вокруг тебя говорят в эту минуту
потом всё равно что-то уйдёт
потом на приёме попросят повторить ситуацию и найти из неё выход
но как-то ещё
а ты стоишь словно придурок
вдох-выдох, ну
как идиот
мама, говоришь


2.

голубятни, перестающие быть домом
дождливый полдник
голова как долька лимона
у себя во рту, говорит – мне мало
руки, вытянутые вперёд, крутят своё же тело
Лена, целующая всё это

какая-то непроходящая птичья память
знание, помогающее отнимать
да всё что угодно
заходящий в тебя по колено
грубый мальчик
оставляющий на всём пятна


3.

любовь, не отнимающая никаких сил
если чужие дети
говорят тебе –
это ты их в себе носил
т.е. когда ты ничего не помнил
или вот эти
родинки
что такого во мне
хорошую книгу –
ничего, в общем

тебя
не было ближе
говорил про охоту
как след впереди тебя
берёт твою ногу
как руки
поднимают с земли и отпускают обратно в воду
(что такого в тебе,
что я никак не увижу)
в общем, как сердце
пропадающее из виду


4.

успокаивать тебя, говорить шу шу
говорить, что я не шучу
в такое время, когда нечем дышать – я не дышу
все эти пустые слова
что нам говорят, радио, говорит Москва
Нью-Йорк, ещё два случая заболевания SARS
я думаю, это большой скандал
совсем близко ядерная война
ближе чем ты от меня, без слов, минус восемь часов

хорошо, если
так просто увидимся
хотелось бы наверняка
приготовить речь, никуда не торопиться.

с нами
никогда, ничего
не случится
о том речь.


5.

во что-нибудь
простое
я хочу думать об этом
в слова, которые сами летят по ветру
Господи, я построил всё это
своими руками
дай мне что-нибудь
когда я думаю, какое оно
внутри
у меня пустое
какое оно, когда тебя нет
какое оно, когда есть ты
тогда оно само
говорит прости
я всю ночь, говорит, стоя
дай мне что-нибудь, говорит


6.

гул подземки
дом, стоявший на этом месте
полные слёз
рыбьи животы в тесте
маленькие волчата на трёхколесных велосипедах
газ, медленно открывающий все двери
я думаю никогда в это не верить
длинная очередь
помочь

все гадости случатся с тобой
все расставания и встречи
все мечты – и ты это знаешь
все самолёты и поезда, все дороги домой
все моря и реки
всё, что ты пожелаешь


7.

через всё время
есть чем гордиться
выросшими из всего словами
помнить как долго ничего не росло
называть тебя красивыми именами
родину называть по имени, и всякую называть дорогу
грязную нору называть и больную ногу
просить тебя поскорее
ну, молить Бога

оставить лежать потом
рядом с осколком
большим ядром
перевёрнутой чашей
шевелить пальцами
точно знать
сколько их
одними губами
называть тебя
объяснять как
вот сейчас
за тебя страшно


8.

что ты вкладываешь в пустые веки
шарики ваты, к чему мы привыкли
разговоры типа "там, где нас нет"
всё только чтобы не видеть
лёгкий ужин, кино по НТВ
я говорю – что тебе в этой стране
в этой сам знаешь какой войне
каждый день, спускаясь в метро, я думаю о тебе
потом я думаю о еде и тепле
потом, переключая каналы, я думаю о большой беде
и, думаю, ничего, наверное


9. Бойня

у меня кружится голова направо.
у Виталика после такой любви зрачки красные.
отпиздили в электричке, держали шарфом, говорят, что ещё мало.
живёшь в пределах Садового, вот и представь себе.
сорок дней не прошло, мама ещё с тобой.
острой коленкой можно проткнуть живот.
стоять на коленях, держаться за свои волосы, принимать на себя обоймы.
подумай о чём-нибудь, отвлекись, а то как корова на бойне.


10.

в день, который
будет потом стоять
будет потом думать, как удержать
как держать тебя к телу
кожу мою, и грудь
у любви просить никого не соединять
как я буду с тобой дружить
от тебя к тебе ходить, нехотя провожать
просить тебя не звонить
тело будет хотеть, голова будет знать
сердце что-нибудь забывать
я всё тебе буду рассказывать, обо всём говорить


11.

в один день
все расходятся
говорят "спасибо"
долго стоят
смотрят на небо
Господи, ты хоть
не стой, не молчи, скажи
что им надо
почему у меня этого нет

я что-нибудь говорю
такое
от чего холодеют девочки
или такое
от чего молчат мальчики
или я ничего не говорю
тогда всем
неудобно
так мы расстаёмся, моё одиночество

в любой день
скажи, что ты думаешь обо мне.
ничего хорошего –
плохой день


12.

на короткой волне, на одной ноге
на дешёвом сгустке в булькающем животе
на том, что тебя нет нигде
держаться на этом
давай будем одним поэтом
давай собирать словом что они называют делом
давай будем одним целым
где-то между твоим и моим
думаю, где-то между печалью и радостью
потому что никто никем не любим


13.

Мария, которая
никуда отсюда не выйдет.
где тебя взять, –
говорит Мария, –
в этом тёмном, дремучем,
в таком холодном,
в самом далёком.
в голове стучит – ты где-то,
ты где-то около.
руки берут голову,
кладут на полку.
это ты, – плачет Мария, –
здесь твой дом,
открой рот.
ешь, я тебя прошу,
помолчи, послушай.
я думаю
вложить в это дело душу, –
просит Мария
большую куклу.
что я буду делать,
когда я умру.
что я буду делать,
когда я умру.


14.

Ксеня, ты стала добрее
маленькие думают –
чьи это руки над ними
я с тобой целыми днями
почему ты с другими

ничего не хочешь
бухаешь, тупой очкарик
инвалид кисейный
не боли у кошки
не боли у собачки
не боли у Ксени


15. Кокаин

раньше не видела, сегодня ночью смотрели вместо
сначала мило и поверхностно, да, стиль просмотра
у меня здесь сигареты, вино из горла и sms
ты пишешь "думаю, надо купить килограмм", депп торгует крупным оптом
чистый как первый снег. я пишу, что всё блин скоро будет плохо
ты – что "женщины зло и застрелить суку"
потом я пишу, что плачу и начала́ из горла
это чтобы разделить горе


16.

сожалеть
никто не вернулся
никто не захотел
со временем перестали думать
опасно находить в квартире
признаки отеля
что твои вещи
пространство для ключа
рану, оставленную ещё тогда
т.е. ранец
и дуть на него
варежки
т.е. твой рот
и в него кончать.

хорошо, хорошо
вспомнить хоть сейчас:
дом, на который я думала –
он будет здесь стоять
думала –
тебе неоткуда взяться.

что-нибудь непременно
сломать
обо что-нибудь
спотыкнуться.


17.

вдруг что – останавливается, отходит
говорит, это как смотреть на себя со стороны, вроде
глотать сопли, старый невротик
выносить книги из дома
раз в день я думаю о тебе, думаю – это много

бывает, ты меня удивляешь
у тебя в жизни что-то такое было
с резнёй, плохими парнями, больничной ратью
далёкими странами
отменной памятью

мне некуда себя деть
со всеми этими происшествиями
как я понимаю – случайными
как ты плохо одет
как я по тебе скучаю.


18.

где поезда
которые встречают леса
глазами, где открытые рты
где в них слеза
где тепло колеса
почему здесь не пахнет резиной и маслом
где рот, который брал тебя и говорил – я была с ним
где моя прекрасная гибель
я хочу быть с ним
я хочу умереть красиво
хочу говорить с ним

где твои дома, почему в тебе нет силы
почему ты ничего не строишь
почему ты за меня не решишь –
мне ходить за водой или не ходить за водой
я никого не впущу в этот дом, он лишь мой и твой
потому что ещё водоём
почему ты молчишь


19.

в одной красоте
ничего больше не соберётся
все, кто могли, остались, да всё не те
в твоей красоте
кто лежит за перегородкой
кто давит себе на грудь в темноте
кто слова подбирает
для кого, говорит, в маленьком городке
кто кого убивает

такое настроение у меня редко бывает
когда я думаю, что с тобой это не связано
что с тобой ничего не будет
что вот так вообще не бывает
и, что я хочу сказать,
что всё сказано


RECEIVED FILES

1.

я прихожу со своими дисками
всё равно не слушаешь
мне есть чем заняться:
в папке received files
от меня mp3, порнокартинки –
во что это выльется.
она худая, маленькая
говорит, не могу с этой грудью
надоело
гладит себя по рёбрам
считает и смеётся
я лежу рядом
(это так непривычно
когда у тебя крупное тело).
однажды я лежала под круглой лампой
сосчитала до семи
закрыла глаза
и поняла, что можно и так
ну, просто так
любить тебя


2.

чтобы чувствовать поцелуй
можно приклеить к верхней губе фантик
можно лизать кафель
стоять на коленях, зажав между ног полотенце
чтобы чувствовать поцелуй
можно зажать там сердце
с мобильника набирать рабочий
говорить еле слышно, чтобы секретарша просила тебя повторять
пока ты не кончишь
сказать ей, что ну вот в таком состоянии
мне всё равно, с кем ты спишь.

чувствовать себя после здоровым циником
приятным во всех отношениях ёбарем
мальчиком, твоим мужчиной
т.е. электровеником
пахнущим жидким мылом членом
уходящим навсегда дедушкой
пароходом с дырой в боку, самолётиком –
летящим с балкона конвертиком


3.

руки, объятия
снег, летящий откуда-то издалека
какие-то месяцы до и после
ребёнок, смотрящий прямо
и мимо тебя
мама, держащая руку на твоём пульсе
и эта
любовь – как её – проходящая

ты не в моём вкусе
маленькая упрямая
всем телом хочет что-то сказать
и этот
message – до сих пор висит в моём ящике


4.

никто не приходит, не торопит ночи
хорошие люди о тебе помнят
в противном случае
тебе затыкали бы рот и брали сзади
ты бы двигала стены, но никто так не хочет
ты бы упиралась в стены руками
огромные люди били бы тебя сапогами

а ты бы лежал рядом, надвое поделенный печалью, поделенный на моё сердце и
сердце, и руки, берущие одну половину, пахли бы чаем


5.

любые дороги
какие скажешь
лишь бы держали ноги
обнимать тебя сзади
пока ты со мной трахаешься
упираясь лбом в кухонный шкафчик
пока ты держишь у самого моего сердца ножик
пока ты меня не спрятал
в самый дальний ящик

куда я пойду
как я себя куда-то направлю
по следам, которые давно потеряли запах
только по обещаниям
по забытым словам


6.

есть, есть место простым вещам:
открывать рот, говорить – я тебя съем.
принимать тебя натощак.

выдирая гланды, она смотрит ей в рот и думает –
если бы ты родила мне
вот так, а не пичкала себя чёрт-те чем.

на худой конец, можно говорить правду


7.

когда можно достать
из живота
уже всё о тебе знающего человека
что ты пиздишь, не закрывая рта
приходить не вовремя
как говорит Оля, лгать тебе четверть века
потому что просто не сказать сколько

потом вспоминать
кто на какие роли
возвращаясь домой
засыпать стоя –
когда можно было остановить тебя, быть с тобой


8.

как я уже говорила, меня могут свести с ума
определённым образом построенные фразы
которые сулят сытое будущее и отсутствие проблем вообще
например, девочка Н.
год назад зомбировала меня sms'кой что-то типа Ya vse ravno budu tebya kormit'
в которую я вложила всю свою любовь.
теперь ты пишешь "смотри, будешь жрать у меня одни бифидоки"


9.

в такие дела, Господи, приходится говорить, что веришь
в простые вещи, которые оставить стоять на полке
т.е. в твои, Господи, подарки
в смятые простыни, одним словом в "двустволку"
когда уже в групповуху, в самое этих двоих сердце
в запахи, когда они перестают подмываться
в его сильные ноги, в её тонкие пальцы
в то, как им там хорошо вместе


10.

мне хотелось тебе присниться
в голове только слоники в спаленке
закатай меня в ворох пелёнок
посади меня на велосипед
твои плечи или твои колени

я знаю два слова: мама, нетленно
переходи на речь, Ленка, давай переходить на речь
что мы как два дебила, Ленка, едем и едем
и молчим


11.

говорить "стоп!" любимым машинам
ненавистным человеческим отношениям говорить "хватит!"
мне на сегодня тебя хватит

что скрывается за ширмой
подарок, который надо отмотать
кадры из памятного тебе фильма
день сегодняшний, в котором встать и стоять

остановить снег
ехать без шапки к тебе
потом целовать тебя


12.

надоевший тягостный говорящий
лучший в ларьке у дома бежать сопротивляться
в луже в одежде йогурты пальцем нащупывает
ночные звонки дождём вместе бояться молча
улица пращур бежать бежать не хотелось
увлечения mp3 что-то такое далее снова
опаньки много пили четырнадцать лет уже ебаться
да, не хотеть, пожалуйста, презервативы и зажигалку


13.

у меня к тебе, может быть, детство, коленки
я с тобой, может быть, до сих пор гоняю на велике
мы так и не научились до конца расслабляться, снимая друг с друга пенку
обе не знаем, как правильно это делать
мне кажется красивым ночной город, он у меня первый
я всё ещё живу в Кенигсберге
я как будто прошу ради шутки, и мне подают немцы, которым дороги их предки
потом мы смеёмся над ними – они приехали умирать на свои земли


14.

после обеда мила разносила кефир
затихла, держа меня за ноги
мы долго ползли как улитки
у меня на спине до сих пор шрамы
от этих попыток укрыться
кашель, мокрая голова, холодная плитка
мальчики, писающие в один толчок
гомосексуалисты, ангелы, мышата
мы думали – наоборот, в камнях должны быть почки
лизали камни, животы как мешки
с цементом, и много зелёных точек
понятно, тебе не хватит и целого мира
стояли в очереди к надрезанной берёзе
лежали на белом полу в солдатской позе
показывали друг другу фигу
я любила тебя, как я тебя любила


15.

любил любил её кто не знает
она в рот берёт как зевает
когда он входит в неё она засыпает
и ничего не поделать дурочка так и жизнь пройдёт
т.е. стоишь в ней как в тёмной
комнате, зовёшь бога по имени лифтёра вахтёра
она одичала, выгнал из дома
завёл собаку, другие запахи
у самого сводит скулы, сам скулишь
сука у тебя теперь своя жизнь
завали меня что ли работой
мучимый геморроем я буду следить за точкой на мониторе
она мокрая спит внутри
он хочет родить
у него даже кровь и живот болит
и всё это хлюпает и валится из груди
долгими вечерами
ничего не случится с нами
я со своей жестокостью
со своей стороны я помогу тебе этими словами
скормил крысам собаку
вернулся уехал долго не возвращался
выносил своё тело, не вынес
заболел раком
плакал
плакал


16.

чьё бы имя я звал как говорил с тобой
небо вылезшее из меня ногами вперёд
сам ты щекотавший меня изнутри травой
сам-то ты где, где сам-то
дую в твой хуй бу-бу
бутылочки со святой водой
вором войду в твой дом
последним пенсионером, вдыхающим запах артека
в мальчика, берущего ртом
бу-бу говорит в трубу провожатый века
сам успокаиваешься на нём, назад
умоляет вернуться
молит пощады
подставляет свой тощий зад
просит члена как ящерка – ноги́ человека


17.

Какая-то даже тоска накрывает:
Ничто из живота не проклёвывается, как-то не наступает
Не смотрится вместе, не идёт впереди
Руки складывает, единственное что, на груди

После этой травы я вижу с тобой сны
Как будто мы не понимаем друг друга, глаза опускаем
И руки ты держишь в улье потом, потому что пчёлы остры –
У меня каждое слово по-русски

К примеру, по тому, как шевелится глазное яблоко в своей матке
По тому, как шевелятся во рту разные голоса натощак
Можно определить потребность в простых вещах:
В воде, отоплении, жизни в достатке

Вот что я делаю, когда по тебе скучаю:
Я перекрываю воду, кипячу пиво в чайнике
Курю на толчке, коллекционирую порно: дешёвое качество, подвальная съёмка
Мечтаю родить ребёнка

Какая же всё-таки тоска, когда в животе пусто
Я могу лишь на словах – делать тебе больно, петь грустно:
Мотивчик для frau, живущей в далёком устье
Нижней Тунгуски.


18.

Аня сидит на телефоне, Аня тихо говорит своему мужу – Вы
Вы не понимаете, я не могу по-другому
У меня всё болит
Вот Вы, как доктор, скажите – у меня есть шансы, нет шансов
Хорошо, Вы, как муж, Вы знали об этом раньше?
Аня сидит на телефоне, у Ани рак крови, у Ани в крови
Чёрт ногу сломит
Он лижет её сердце изнутри, Вы
Лижете её сердце, думая, что оно в груди, Вы пьяны
И, стало быть, шансы есть, она может родить
Под кожу, вымысел божий, дурную весть
Смерть и мокроту, блевоту, ему столько не съесть
Плохую погоду, моду на ультрафиолет, брикет
В шоколаде
А Вы лижите его, лижите – он есть и нет


19.

я думаю – ничего, у неё пройдёт
я думаю – это временное, оно, может, с кровью выйдет
тело говорит – иди вперёд
так нежно тебя никто не обнимал за ноги
не капал в глаза, не держал веки
не повторял "ты моя" всю дорогу
не закапывал в землю как молодое дерево
не дрочил на тебя – потому ты никогда не вырастешь
ты никуда отсюда не выйдешь
будешь лежать здесь, полный рот проводов
будешь просить – дайте мне подержать его между ног
у него всё гремит в голове, всё грохочет
а потом она берёт его на руки, он хохочет
потом он плачет, но она кроме него никого знать не хочет


20.

Язык языка облава, на разных концах припадка / другие глаза говорят – отпусти, тебе что, жалко / тебе не видно, как нам, ты ничтожество, утопающее в сугробе / потому что пьяные ноги лежат во гробе // а ты всё пульсируешь, то хохочешь, то плачешь / говоришь себе, говоришь на языке апачей / я люблю тебя, я люблю, но всё дело в матке / выключает свет и суёт свой фонарик // он как бы про всё за ней записывает / и не хотелось просить его, но у него не болит / и стучит в голове, кричит ребёнок, щиплет йод / и всё не стихи, понимаешь, не стихи у неё.


21.

В моей голове скребёт по паркету таким же, как сам, смешным пластмассовым человечком мальчик Коля, внезапно умерший. Вчера, оставив без присмотра игрушки и такое же, как сам, смешное животное по имени Брюс, Коля схватился за маленькое сердце, вынул сердце, положил на палас рядом с собой. Стой, говорит, кому я сказал.


22.

у меня здесь есть что      гниющее изнутри тело
которое ни за что не признается            в чём, собственно, дело
когда я            стиснув зубы            выгребаю ладонью из штанов мякоть
ты начинаешь на том конце города      тихо плакать
а потом я еду в машине            я ношу эти запахи      смолы и резины
на краю света пускают ракеты      на краю света
кто-то на краю света просит твоих слёз            но это
не я            мне до них никакого дела


23.

как только my baby away      my baby away            away from me
стоя у края платформы            рябит в глазах защитная форма
мальчики, топающие      как слонята      по минному полю Бирмы
возвращайся      чёрт возьми, или      не уходи от меня
зачем в тебе столько воды стоит            что за грустные игры
baby      только храни себя      выйдешь со мною в люди
рота прошла      титры            мне же тебя не видно
и      что с нами будет



РЕЧКА

1.

успокой меня, Господи, как сердце бьётся
из меня не кровь идёт, а водица
она во сне прилетает, на грудь садится
обниму – бескрылая, всё равно исчезает
уведи меня, Господи, как никто не знает
ветер дует, собака лает
говорим о пустом, будто мало места
у меня времени мало, Господи, без тебя тесно


2. Волынки

Вместе с тобой молчали волынки
Наполнялись водой, как животы, вынесенные на мель
От холода – ни в шерсть, ни в хмель
Мы в нежные песни сложим всё остальное

Молчали на дне, на большой солёной спине отчаянья
Среди скелетов рыб и бабочек, в горячем песке
На любом языке
Молчали по всей земле

Хотели закричать пароходу – не было сил терпеть
Сделать что-нибудь, выплыть хоть на чём
Но рыба дышала на зрачок
Но держала любовь к тебе

Я только ничего не чувствую, ничего не вижу
Ничем, думаю, никому не обязана, потому спокойно
Подержи меня над собой
А то я ничего и не слышу


3.

слушай, к тебе всё, что дышит, раздвинув ноги
пестик тычинку ртом ловит
лужица хлюпнет в ботинок и в нём утонет
пятка травинку сломит
и ну давай себе гнать через всё поле
смеяться, захлёбывать, ловко трогать
а море стоит себе, дура, такое море! –
не шелохнётся когда тонуть.

лысые выселки, весёлые песенки
темечко-поцелуй, плевки-семечки
не зачать, ты такой заботливый, такой вежливый
развесил на плечики, зажал спермы
а речка бежит, журчит и банку качает
во мне душа цветами в прозрачный чайник
у меня из карманов торчат вены
а у тебя на дне камень лежит.


4.

времяточина дырка времени что не
факинг речь, то изгиб его и труба.
рубит девица, раскровись, губа.
времяточивое детство, слезь, слезь с меня.
времениски изгибы времени что сам.
порвал семенем, слезь, слезь с меня.
говорит, память к телу затем груба,
что так кровь горит и плывёт сандал.


5.

сама для себя такая тонкая штучка,
на вопрос о возрасте отвечает – в возрасте Теодора Кёрнера.
грустит о птице додо – это всё суки инопланетные,
а у нас здесь такие клети!

говорю: давай подарю тебе последнего гигантского моа.
нет, говорит, смерть раньше была заметней –
а всё потому, что мы занялись изучением прошлого:
нуклеиновые кислоты, я знаю, что вы делали прошлым летом.

а потом достаёт из сумочки мыло – вот на все случаи жизни
умыться, почистить зубы, разговоры о суициде, или-или.
я медленно кручу у виска ёлочный шар.
после неё остаётся фраза "глаз замылен".


6.

близнецы трутся о спины друг друга
небо само вокруг запястья плотной дугой
она ведёт дочь к морю долгой тропой через малинник
смотри – разве не два пингвина
какой маятник между нами.
взять тебя в своё сердце, заточить жало
коленями разводить, чтоб ничего не держало
походить разом на керинейскую лань и пони
исповедовать буддизм в облегчённом варианте на европейский манер
завести карманную электронную игрушку
кататься на равнинных лыжах
но ты не жалуешься –
захлопнуть чемодан, набитый праздничной мишурой.

о детях не говорят, если их больше двух
на нас смотрят с пониманием, мы каждый предмет прикладываем к уху
оставляя нянек пасти приземистые тела сапёров –
но из этого ничего не взорвётся.
я храню свою внутреннюю рифму как орех
у меня буквы внутри хрипят и мамин смех
у меня растаманы танцуют реггей, у меня Джа глядит поверх
у меня есть ты –
ты есть не у всех.


7.

держи за пятку, смотрит на меня, не моргает
шевелит руками, жук, перебирает волосы маме
где косточки у тебя, кукла, как ты легко ломаешься
змеёныш, говорит, выскользнет – не поймаешь
Вика моя, ты только в этом дерьме не ройся
уходишь, кто за тебя дочитает сказку
ничего не будет, потому что ты в небо поплевал и мне не сказал –
а из меня самая светлая радуга, так что не бойся


8.

яснотка белая, лапчатка гусиная
брусника, аир, ромашка ободранная
что-нибудь пропусти горлом
а то стоишь у меня поперёк сливовой косточкой
как река ползёт кровотечение
ящеры летающие, рыбы панцирные
и не такие вымирали, пей, глотай
крапиву двудомную, хмель, пырей
натри корешком виски –
как ты теперь пахнешь вкусно.

аммониты в море что твой моллюск
сжалься над крышкой пианино, сыграй мне блюз
у них раковины как наш дом и мы в нём
я до сих пор ползаю по тому дну
высыхает слизистая от таких песен
речка несёт горн и сама ничьё
кинешь монетку, и дом качнётся –
зарывайся с тобой в траву, всё равно не вместе.


9.

похоронный блюз в сердце, зачем ещё что-то
зачем переворачивать страницы, если в них пусто
зачем перекладывать вещи с места на место
зачем вспоминать, если и так не густо

плыви себе, может, причалишь со смыслом
настреляй тогда папирос, хитрого мяса чаек
не слово спорим, а кол с мочалом
может быть, взвалишь на себя все концы

похоронный блюз в сердце, зачем, зачем это
в сердце твоём море, на губах суша
плыви себе как ты чувствуешь
какой круглый шар, но ты всё время где-то


10. Вере Павловой

девка Верка, жующая животом
пионеры, сигающие без парашютов с крыши
я пяти лет, выгуливающая первое животное
первое животное, которое еле дышит
отцы, выходящие на большую дорогу, мамки
скулящие, аборты и абортарий
я, уходившая из дома, говно на лямках
мелочь в кулак, одна большая деталь
Оля, рисующая голые бёдра, немцев
море, смотрящее на тебя пристально, пристань
любовь, которую доставали пинцетом
день, с которого началась жизнь


11. Пятые сутки

пятые сутки где же ты
подавился землёй как хлебом
от меня к тебе идут эшелоны смерти
одевайся уже, неприлично вот так гостей
можно свихнуться какой ты белый
он плывёт ко мне лёгким венком по воде
рядом плывёт его собака
а я в той же реке по колено стираю тряпки
он плывёт на спине, голова в крови
я мою ноги и ухожу обратно
у него как у всех был кто-то
легла поперёк дороги, набрала в рот калины
вот он, не моргая, смотрит, что было его телом
а у неё между ног трава и глина


12.

когда он болел смертью, я носила его на руках
думала, утешусь хотя бы этим
было важно обнимать его и слышать при этом
мерное бах ух сердца у себя на плече
потом смотреть время на запотевших часах
потом не смотреть на то, что потом
потом сужаться в его зрачке

говорить до свидания закрытой двери
останавливая свои привычки, пройти школу молчания
найти такую же работу
вернуться в прошлое и обратно, захватив побольше открыток.
я не пишу тебе, потому-что-я-не-скучаю.
если добавить ко всему прочему ещё и это


13. Тип-топ

смотри под ноги, тип-топ, наступай мне на ноги
малыш, не шаркай и вынь руки из карманов
зая, не жадничай, вот тебе булка, вот тебе голуби
мама, блядь, ты мне портишь карму
я тебя не учила доброте, я как ворона каркала
зацветёт у меня поутру на окне цветок
выйдет из него человек, выйдет вон и не вспомнит
что я как собака за ним бежала
я тебя ждала, думала – ему будет не всё равно
ему там и кровь горяча, струны мои жилы
вырастет из него цветок, будет светиться моё окно
ладони его, прожилки
что, говорит, стоит твоё сердце, молчит твоё сердце
– молчит моё сердце, положи под него таблетку
не ходи по ночам, не играй в рулетку
возьми под матрасом монетку


14. О любви

о любви, потому что может хранить молчанье
здравствуй, говорить, кровельное печенье
я покрою им крышу дома на случай течи
мы съедим его, сидя в ванильной тачке
здравствуй, о любви всё совсем иначе –
за ремень рукав, мелочь на случай сдачи
примитивных игрищ, рыбалок и злых чудачеств
я ищу обладателя этих качеств
а пока, говорит, проблемы у нашей клячи
о любви, говорит, слышит и громко плачет
бьёт копытом и лает во время течки
как певичка – полощет свой грим у речки


15.

какой из тебя рок-н-ролл, смотри, думай
тело в отместку шевелит лишь дулом
рыба решает – воздух или вода
красота в любом случае побеждает

потому что ничто тебе не угрожает
говорил на трёх языках, ел солому и жабры
срань одиночество, жил в армии
рыба решает – дно или камни

выбросишь, а потом говорит – вещица
из-за которой снег не идёт и время стоит постом
рыба моя, собака или волчица
что остаётся – стучать хвостом


16.

отпускать по одному пленных, проигрывать киноленты
догоняться, что это – заболевание плевры
а что у тебя выходит с кровью из вены
что я теряю, если у меня это в первый

появление с тобой шума, трений, накоплений
сердца полсердца, еле, говорит, решил, что с ним делать
мы как вода ему по колено:
я его отпустил – пусть плывёт, гнилое полено

*

тот, кто каждый раз в тебе умирает – даёт о себе знать
какие-то сутки после в этом городе, вполне достигшем уровня
вашей затхлой деревни, на его языке орда и рать
это стаи ворон и воробьи и дверь на замке твоя

год который подряд тот, кто жив во мне, ищет тебя
пробует воздух нездешний губою, камень рукою, горлом речь
сыворотку в пах, не помня с кем, не помня зачем, опять и опять уходя
возвращаться на дно твоего сердца залечь


17. Песенка

б-г испугался какие семь недель перед пасхой
когда тебе в рот положили кусок мяса
когда ты несёшь со звоном цветные яйца
у меня метафора дохнет и метрика плохо пахнет
не говори обо мне плохо
мается молодой данте мается кавальканти
её глаза маслянисты брёвна её запястья
и что воспевать если дешёвой бляди
не доплатить за тонкий узор по ткани
не думай что я такая

кто тебя выдумал за девять дней перед смертью
январь уносил эрато ко мне в постель
и я проходила по клумбам засохших лилий думала буду петь
но прежде меня ладонь зажимала щель
и ляжки между не пропускали ветер


18. Цвет молока

белый цвет молока, выпитого накануне первого снегопада
чернила по краям губ, слава б-гу, целовать не надо
выжатый на рыбу лимон – нет слаще яда
никакого слада с ножом и вилкой, пойду отсюда

слушай, нет больше любви, нет никакого чуда
я ничего не вижу за пеленой вечных дождей с юга
есть грязный сад, за которым грязный двор, за которым лес –
неужели нам никогда не споёт некто Beatles

я бы слыла женщиной с холодным взглядом
я бы перешивала старые отцовские вещи, будь ты рядом
я бы закопала яму, в которую падают все, кто едет к нам
я бы сама пала к твоим ногам

разве выбирают себе могилу – только дурак сам под себя копает
под домом стоит вода, не замерзает
в этой глуши с неба в два раза больше падает
за что так далеко, никто не знает


19.

Обман, за которым крупные взятки
Липкие волосы, потому их гладишь
Перечислять подонков – занятие за чаем
У меня всё плохо, я по тебе скучаю

Отдашь, малыш, за меня правую руку
Я буду нескоро, я буду ходить по кругу
Жевать бумагу, строить догадки
По мне ведь никогда не скажешь

Твоё молчание я не приму на веру
Я не причислю тебя ни к какому лагерю
Дай мне унести отсюда ноги, дай мне время
Я знаю отступные к морю

Малыш, я должна слишком многим
Я хочу сказать, не думай обо мне плохо
В этой круговерти счастья немного
Потому я тебе столько здесь говорю




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Поэтическая серия
"Поколение"
Ксения Маренникова

Copyright © 2005 Ксения Маренникова
Публикация в Интернете © 2001 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования