Нина ИСКРЕНКО

ЗНАКИ ВНИМАНИЯ

    2.08.90-3.06.91
    Собрание сочинений. Том 18.

        М.: АРГО-РИСК; Тверь: KOLONNA Publications, 2002.
        Обложка Вадима Калинина.
        ISBN 5-94128-052-X
        92 с.


    ПРЕЗЕНТАЦИЯ

    Киносценарий


    Несколько предварительных замечаний

            Задачка для девочки - найти выход из некоего условного пространства, представляющего собой один из вариантов Лабиринта.
            (Будем считать это попыткой посягнуть на приоритет заданности в собственной судьбе.) Действие происходит во сне со всей вытекающей отсюда медитативностью и ослабленностью причинно-следственных связей.
            Условный персонаж существует в двух ипостасях - Героиня и Подруга. Автору удобнее, чтобы это была ОНА, но, в принципе, даже неважно - женщина это или мужчина. Этот персонаж олицетворяет собой лишь точку наблюдения (а не его объект), он себя практически не видит, точнее, не видит своего лица, а значит, почти не видит его и зритель. В сущности, Героиня - это камера, перемещающаяся в созданном ею самой поле зрения и фиксирующая свои объективные впечатления.
            Идеальный облик героини (тонкая-звонкая, длинная, с "подламывающимися" руками и ногами, прозрачная, загадочная и т.д.) - это проявление подсознательной самоидеализации, "чистой духовности" персонажа. Обнаженное тело Героини на протяжении всего экранного времени еще более подчеркивает не только ее открытость и незащищенность в мире собственных представлений, но и своего рода обратную им внутреннюю свободу.
            Подруга - это двойник Героини, одно из ее возможных "земных" отражений, олицетворяющее собой конформное начало. Подруга учит Героиню жить (старается уберечь ее от конфликтных ситуаций со средой, предлагает компромиссные решения, советует приспосабливаться и искать только разрешенные выходы из Лабиринта). Подруга ниже Героини ростом и выглядит как обыкновенная среднестатистическая женщина лет 30-40 - ничего отталкивающего, но и ничего завораживающего. Да и разглядеть-то ее особенно не удается - она всё как-то то в профиль, то со спины, то бочком-бочком или с макушки. Одета всегда в соответствии с ситуацией. В момент появления на ней какая-то хламида из кусков, не вполне пригнанных друг к другу, очень подвижная, без белья. Впоследствии костюм мимикрирует в зависимости от обстоятельств.
            Остальные персонажи также достаточно условны и второстепенны. Весь вопрос в том, создает ли эта совокупная второстепенность некую новую целостность или же, напротив, только разрушает ее.
            Просматриваются три способа выйти из Лабиринта - через Дом, через Сад или на машине, курируемой некой Черной Четверкой. Эти варианты отрабатываются сначала последовательно, а затем как бы параллельно, то есть ускоряясь и накладываясь друг на друга. В целом действие отдаленно (очень отдаленно) напоминает гигантскую мастурбацию, результат которой можно назвать если не удовлетворенностью, то, по крайней мере, относительным покоем.


    Пролог (Зеркальный куб)

            Конструкция типа обычного школьного глобуса на подставке, но вместо собственно глобуса во вращательном положении закреплен зеркальный куб с тем же характерным размером (то есть с ребром примерно 25-30 см). За небольшим столом друг против друга сидят мужчина и женщина, в профиль к наблюдателю, глобус-куб между ними. Голый стол в абсолютно пустой комнате, также представляющей собой куб (с ребром до 3 м). В задней стене окно, как в обычной кухне, но без рам и стекол - просто прямоугольная дыра в стене. Мужчина и женщина обнаженные, но без сексуального напряжения (как инь и ян) в естественной для них среде обитания. (Если угодно - как Адам и Ева до грехопадения.) За окном сад, влажный после дождя, с характерными звуками (и, желательно, запахами). Но он как бы ниже уровня наблюдателя, так что разглядеть его особенно не удается. Персонажи абсолютно неподвижны, затем женщина кладет ладонь на точку закрепления куба на оси, мужчина накрывает ее сверху своей ладонью и слегка надавливает, как на волчок рулетки. Куб начинает вращаться. Вначале медленно, затем быстрее, постепенно увеличиваясь в размерах. Он превращается в огромное серебристое пятно во весь экран, а затем медленно останавливается, и мы начинаем видеть его изнутри. Это полностью зеркальная кубическая комната без окон без дверей с теми же характерными размерами (ребро около 3 м). Наблюдение происходит как бы через отверстие в стене, но с полным обзором интерьера. Один из углов комнаты залит сверху донизу огромным стеариновым "водопадом", вытекающим из угла на потолке и плавно ниспадающим на пол. Как замерзший, ледяной водопад, или как если бы в углу стояла впритык к стенам гигантская свеча (диаметром около полуметра), пробивающая потолок, и, сгорая где-то за пределами потолка, оплывала бы внутрь комнаты, на пол. А в самом этом полузастывшем восковом потоке горят обычные фитили на разной высоте (штук 15-20), многократно отражаясь во всех зеркальных плоскостях. Мужчина и женщина движутся из угла, противоположного "водопаду", вдоль противоположных стен, прижимаясь к ним спинами, медленно и как бы затрудненно. Постепенно они приближаются к "водопаду" с разных сторон, протягивая к нему руку, как бы нащупывая пространство и пытаясь соединиться через огонь.


    Дом

            Та же пустая комната с окном-дырой, с легким шумом и запахом едва различимого сада. Стола нет. Вообще почти ничего не видно, судя по всему - ночь. К потолку комнаты приделаны качели - две веревки и узкая перекладина. При увеличении амплитуды раскачивания они вылетают в окно. На качелях Героиня. Подруга где-то на полу, в данный момент это просто темный комок или даже только голос, едва различимый шепот. Героиня голая, но с легкой сумкой через плечо, которую она время от времени поправляет, теряет или ищет. Раскачиваясь, она вылетает в окно и зависает там на некоторое время (от ужаса). Потом сползает с качелей на пол, пытается найти выход из комнаты и, натолкнувшись на Подругу, затевает с ней как бы борьбу с не вполне очевидным сексуальным подтекстом. Идет вялый полузадушенный диалог, прерываемый "боевыми действиями" и нечленораздельными звуками.

            Г.    Я хочу домой.
            П.    Ты дома.
            Г.    Нет. Это неправда. Пусти.
            П.    Ты дома.
            Г.    Пусти.
            П.    Нельзя. Сейчас нельзя.
                (Заводятся.)
            Г.    Почему нельзя?
            П.    Ты знаешь. Скоро презентация. (Садится на Г. верхом.)
            Г.    Пусти.
                (Действия становятся все более агрессивными.)
            Г.    Пусти. Я хочу домой.
            П.    Иди. Что я тебя, держу, что ли? Все равно не уйдешь.
            Г.    Почему, почему?
            П.    Ты знаешь.
            Г.    Не хочу. Ничего не хочу

            Вырывается. Встает. Поправляет сумку. Протягивает руку, чтобы распахнуть дверь. Подруга хватает ее снизу за ноги и кричит шаманским криком: "Накройся пледом! Пледом! Надо накрыться пледом!" Гулкое эхо. Г. резко толкает дверь и выходит прямо в огромный роскошный зал (типа эрмитажного), со штофными обоями, хрустальными люстрами, ампирной мебелью вдоль стен и сверкающим паркетом. Посреди этого великолепия стоят несколько дубовых столов (массивных, письменных), составленных буквой Г, и вокруг них копошатся человек 8-10 неких сотрудников. Что-то вроде совещания в Министерстве Чего-Нибудь, и в этом совещании перерыв. Обыкновенные советские чиновники, мужчины и женщины, одетые уныло или просто как люди из очереди. Такие же унылые, туповатые лица. Одни сидят, другие стоя обмениваются негромкими репликами или ходят вдоль столов, перебирая бумаги. Лакеи в ливреях разносят кофе. Зал так велик, что все эти люди сосредоточены в одном его конце. Не слишком приближаясь к этой компании, Г. медленно, но достаточно уверенно пересекает зал. Рядом с ней, накрывшись пледом и согнувшись в три погибели, крадется П. Некоторые чиновники замолкают и смотрят в их сторону (в основном, на П.; Г. идет как невидимка). Оборачиваются и те, что стояли за спиной, открывают рты. Но никто не успевает ничего сказать. Г. и П. проходят через другую дверь в следующий зал.
            Он примерно такой же, но там за огромным столом сидит всего одна женщина в красной кофте и неподвижно смотрит перед собой, держа руки на коленях под столом. Немолодая, очень прямая, кажется, это Маргарет Тэтчер. Рядом у окна - клетка с канарейкой. На пустом столе дюны из канцелярских скрепок и кошка. Г. и П. наискосок проходят в одну из следующих дверей. Открыв ее, они опрокидывают стоящую на полу большую вазу с водой, в которой стояли ветки с белыми бумажными цветами. Ваза не разбилась, она вообще упала без звука, но вода растеклась лужей по полу и на глазах стала приобретать ядовито-зеленый оттенок. Белые цветы, попавшие в лужу, тоже позеленели. Подбежала кошка и стала нюхать. Комната эта совершенно не дворцовая, обыкновенная приемная третьеразрядной канцелярии. Стол, стулья, обшарпанный шкаф с бумагами, "бессмысленный и тусклый свет". Две тетки. Одна сидит у стены, сложив руки на животе, с блаженной улыбкой. Другая, открыв дверцу шкафа, достает из него стакан на блюдце с жидкостью такого же купоросного цвета, идет к столу, говоря: "Вот и чайку попьем. Мусенька, иди сюда, чего я тебе дам". Никто не обращает внимания ни на Г. и П., ни на опрокинутую вазу (хотя вонь стоит ужасная!). Постояв, Г. и П. хотят выйти через другую дверь. Нажимают на ручку. Дверь не поддается. Сзади вдруг слышен истерический крик двух женщин. Обернувшись, Г. и П. видят, что кошка тоже позеленела и стала расти на глазах, увеличиваясь до размеров комнаты. П. пугается, кричит: "Ну вот, я говорила тебе, говорила". Г. сильнее дергает ручку, дверь открывается, и они обе выскакивают, прижимая ее спинами с другой стороны. Теперь они как бы на балкончике бельэтажа с двумя мраморными боковыми лесенками, игриво сходящими вниз ступенек на десять. Перед ними громадное помещение, напоминающее вокзал, прямоугольный холл со стеклянной крышей где-то в поднебесье. На полу каток, а в торце - деревянная лестница во всю ширину, уходящая под потолок, где, кажется, наконец-то разомкнутое пространство. Лестница прозрачная, как этажерка. Вокзал пуст. Оглядевшись, Г. и П. спускаются с балкончика вниз, на каток, который тут же начинает заполняться людьми всех возрастов и сословий, одетых и ведущих себя, как на вокзале, с вещами, но на коньках. Г. и П. попадают в броуновское движение толпы, теряют друг друга. Здесь своя жизнь. Суета, стычки, падения, драки, воровство и т. д. Например,
            Бородатый старик со слезящимися глазами, с прозрачным полиэтиленовым пакетом в руках. В пакете, видимо, все его имущество: туалетные принадлежности, что-то замусоленное из тряпок, бинокль. Он спрашивает у молодого парня во всем варено-джинсовом и со жвачкой во рту: "Молодой человек, вы не знаете, когда начнется презентация?" Парень, оглядев старика, отвечает с издевкой: "Дед, тебя, по-моему, неправильно информировали".
            Вареный проезжает вперед, споткнувшись, сильно толкает в спину худого долговязого типа впереди себя, в спортивной шапочке и в очках. Тот чуть не падает, роняет и ловит на ходу очки, кричит с искаженным лицом: "Осторожнее, блин!" Выпрямившись, узнает знакомого.
            Очкарик:    А, это ты. (Поправляет шапку.)
            Вареный:    Извини, ну! Привет. (Ржет.) Ты тоже здесь?
                    (Очкарик хмыкает.)
                                По консультативному листу, небось?
            Очкарик:    Да не знаю, я еще не оформил толком.
            Вареный:    Ну ладно, давай. (Слегка хлопает его по плечу.)
            Очкарик:    Пока!    
            Вареный кричит ему вдогонку: "Постарайся взять безлимитный!"
            Мимо проезжает очень элегантная пара - он и она, оба высокие, красивые, одеты прямо от Кардена, что резко контрастирует с общим фоном. Он в длинном пальто и шляпе, она в серебристой меховой накидке и длинной юбке, на голове что-то тоже необыкновенно изящное. Оба без багажа, едут под руку, не замечают ничего вокруг, как будто гуляют в безлюдном парке. Они так погружены в себя, что публика невольно расступается. Их не задевают, несмотря на общую скученность. На них оборачиваются. (Возможно, это пара из пролога.)
            Отец семейства, в пальто и шляпе "от Мосторга", в руках по чемодану, семейство за ним, подъезжают к группе людей, выстроившихся наподобие очереди. Люди медленно едут, держась друг за друга, в затылок. В конце - фасонистая и напомаженная старушка, лицо все сморщенное, а со спины как девушка.
            Отец:          Скажите, вы в четвертый?
            Старушка:   Здесь предварительная. (Кокетливо опускает глаза. Семейство переглядывается.)
            Навстречу движется мужчина, похожий на уличного музыканта. Левой рукой он подталкивает перед собой девочку лет 12-ти, как шарманку. Лицо ее завязано черным платком с прорезями для глаз. В левой вытянутой руке она держит шляпу (для подаяния). Правой рукой мужчина поддерживает ее под локоть, совершая медленные вращательные движения (как паровозное колесо). На груди у девочки табличка: "ПОМОГИТЕ ЖЕРТВЕ КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ПРОИЗВОЛА". Звучит характерная для шарманки мелодия. Люди расступаются перед ними. Некоторые бросают в шляпу пригоршни снега.
            Другая процессия. Шорох в толпе, крики: "Ноги! Ноги!" Несколько носильщиков везут свою телегу, на ней Важная Персона в кресле типа инвалидного, в окружении тюков и чемоданов. Вокруг толпятся репортеры (все по-прежнему на коньках). Щелкают аппараты. Звучат вопросы, примерно такие:
            "Скажите пожалуйста, что вы думаете по поводу предстоящей презентации?... Скажите, легитимирована ли первичность?.. Как по-вашему, кто несет ответственность за ограничения и передислокацию?" Персона хранит молчание. Носильщики время от времени отпихивают репортеров, покрикивая: "Ноги!"
            Мало-помалу толпа докатывается до деревянной лестницы и устремляется по ней вверх. Коньки стучат по деревянным ступеням, как молоток по гвоздям. Г. со всех сторон стиснута людьми, и ей ничего не остается, кроме как довериться потоку. Она начинает испытывать чувство блаженства, поджав ноги и плавно восходя к ослепительному солнечному свету и голубому небу под непрерывный стук и еще какой-то гул (или хор) на частоте, близкой к предельно воспринимаемой человеческим ухом. (На наготу Героини никто не обращает внимания, ее как бы не видят и не ощущают даже те, кто совсем рядом.) Все плывет, как в момент подачи наркоза, постепенно солнечное сияние переходит в серебристо-зеркальное, потом все замедляется, меркнет, и вновь появляется окно без рам и стекол в пустой и темной комнате. В окне луна. Г. и П. сидят на полу у стены, в изнеможении прислонившись друг к другу.


    Сад

            П.    Ну что кукла, набегалась? (Кладет руку Г. на колено.)
            Г.    Отстань.
            П.    Может, еще хочешь, а? (Ногой слегка запускает качели.) Можем попробовать как-нибудь по-другому.
            Г. не отвечает. П. встает, ложится животом на качели, задом к наблюдателю, слегка покачивается, не отрывая ног от пола. (Одежда вызывающе разъезжается.) Неожиданный обрыв веревки, и П. падает на пол. Лежит ничком, не шевелясь. Г. не реагирует. Потом встает, подходит к окну, смотрит в сад. Ее тень падает точно туда, где лежит П. Кажется, что П. и есть тень Г. Постепенно светлеет. Г. взбирается на окно, полуобернувшись, говорит: "Пошли", и прыгает вниз. (Высоко там или нет - непонятно.)
            Теперь они обе в саду. Яркий солнечный день. Сад очень велик и великолепен (вроде Ботанического или Петергофа). Ровные дорожки, посыпанные толченым кирпичом, между ними длинные клумбы, по бокам деревья и кусты, мгновенно переходящие в дикие заросли. Г. и П. идут по дорожке, длинной и прямой. Впереди видно, как работают садовники. Женщины и мужчины копаются с цветами, что-то полют, подстригают. Поют "Ах, мой милый Августин". Некоторые поливают из шлангов. Внезапно этих поливальщиков становится очень много. Гремит хор, включаются духовые инструменты. Садовники направляют свои шланги вдоль дорожки, навстречу Г. и П. Вода встает сплошной стеной, смывая их с пути. Они лепятся к какому-то забору, П. кричит: "Сюда, сюда! Прячься! Голову наклони!" (На П. гидрокостюм, облепивший ее с ног до головы.) Колючие кусты малины, крыжовника. Смородина. Г. и П. прячутся и одновременно тянутся к ягодам, видя руки друг друга. Продираются вдоль забора, очень неудобно, Г. вся ободрана. Она говорит: "Давай отойдем от забора". Делает несколько шагов сквозь кусты, но за ними оказывается полностью распаханная земля, на большом пространстве ни одной тропинки. Некуда ногу поставить, чтобы не затоптать, не испортить. После некоторых колебаний Г. все-таки пробует сделать по пахоте шаг, второй, но тут же проваливается, как в болото. П. вытаскивает ее. И тащит назад, в кусты. Неожиданно забор и кусты кончаются, и появляются чудесные полянки под деревьями. На деревьях сливы, персики и другие плоды. С некоторых уже собраны и лежат на больших поддонах под деревьями. Кое-где виднеются сборщики. Г. хочет сорвать сливу, но П. останавливает ее: "Не рви".
            Г.    Что, нельзя?
            П.    Конечно, нельзя.
            Г.    Ну одну-то можно.
            П.    Возьми с подноса.
            Г.    Почему с дерева нельзя, а с подноса можно?
            П.    Сама знаешь, почему. Тише!
            П. хватает Г. за руку, отбегает с ней за куст. На дорожке показывается группа людей. Впереди очень высокий и худой мужчина лет сорока. Походка энергичная, взгляд целеустремленный. Это, видимо, начальник (из неудачников). Рядом с ним бойкая коротенькая толстушка в ситцевом платье с короткими рукавами, марширует как на параде, стараясь не отстать. За ними, чуть приотстав, еще три-четыре женщины, кто с лопатой, кто с чем. Одна прихрамывает. Все одеты по-летнему, по-рабочему невыразительно. П. и Г. наблюдают за ними из кустов.
            Г.    Кто это?
            П.    Бригада. (Раздумывает.) Пойдем, может, с ними проскочим. Их должны пропустить.
            На повороте П., пропустив начальника и марширующую активистку, выскакивает, хватает под руку хромоножку и как бы помогает ей идти. Та не сопротивляется. П. уже одета как все. Г. плетется сзади, в своем обычном виде (голая, с сумкой через плечо). Никто ничего не замечает. Откуда-то спереди доносятся автомобильные гудки и голоса.


    Машина

            На следующем повороте Бригада сталкивается и смешивается с другой группой, толпящейся около черной машины какой-то заплесневелой марки, открывающейся сзади, как скорая помощь. Прежде, чем Г. и П. успевают что-нибудь разглядеть, перед ними вырастает Черная Четверка. Это четыре женские фигуры, похожие на манекенщиц (от Зайцева). Они все в одинаковых черных шуршащих плащах из чего-то блестящего, с блестящими же черными волосами, подстриженными в каре. Воротники подняты, губы ярко накрашены, улыбки ослепительны. И совсем нет глаз. То ли волосами закрыты, то ли как-то просто нет. Первые две девушки одного роста - очень высокие - и практически идентичны. Третья и четвертая - убывающего роста, как матрешки, и в некотором смысле - как тени первых двух. У них на лице совсем ничего кроме улыбок. Это зловещие персонажи, они появляются выстроенными в шеренгу. Черная Четверка (Ч.Ч.) всегда произносит одну и ту же фразу: "Машина отправляется через 25 минут". (И - улыбочка!) С машиной, тем не менее, что-то не в порядке. В открытые задние дверцы видно, что у нее фанерное дно, которое все отстало, и какие-то люди прибивают его гвоздями непонятно к чему. Команда, которая чинит, тоже одета во что-то черненькое, но не особенно бросающееся в глаза. Один: "Ну, у кого молоток-то, елки?" Второй: "У меня. Дай-ка я попробую. Подержи вот здесь." Неожиданно Г. узнает человека с молотком. Возможно, это ее одноклассник. Обаятельное, интеллигентное лицо.
            Г.    Коля, это ты?
            К.    Привет! (Вежливо, с улыбкой, но без особого тепла.)
            Г.    А мне говорили, что ты в Новой Зеландии. Что ты здесь делаешь?
            К.    Да вот, помогаю. (Вертит в руках молоток, достает из коробочки гвозди.)
            Г.    Кому?
            К.    (Щурится.) А как ты?
            Г.    Спасибо. Я слышала, что скоро будет... презентация?..
            Коля, стоя очень близко к Г., медленно наклоняется и втыкает гвоздь в землю между пальцами ее босой ноги. Аккуратно, не причиняя боли, забивает его молотком в землю. Берет следующий гвоздь и забивает между двумя другими пальцами, тоже очень тщательно. И так все четыре, между всеми пальцами ноги. Г. при этом кладет руку ему на голову, проводит по волосам. Ее живот надувается, как у беременной (потом это пропадает). Ч.Ч. опять объявляет, на этот раз с крыши автомобиля: "Машина отправляется через 25 минут". Люди задвигались, начинают садиться. Народу довольно много, а машина не особенно большая. Однако влезают всё новые и новые. (Как будто они вылезают откуда-то спереди, а потом подходят снова и снова.) П. подталкивает Г.: "Садись, садись". Г. делает шаг, чтобы сесть, потом раздумывает, хочет отойти, некоторые другие тоже - кто влезает, кто вылезает, полная неразбериха. Опять Колин голос: "Подождите! Еще не готово". Снова прибивают пол, он все время рушится. Ч.Ч. повторяет объявление об отправке через 25 минут. Молотки стучат все громче, гул голосов, потом просто гул, Ч.Ч. наплывает на экран со своими дьявольскими улыбками и слегка развевающими волосами, закрывает его целиком, затем, медленно отдаляясь, превращается в четверку черных лошадей, скачущих по распаханному полю, без дороги, запряженных сначала не понятно во что, а потом видно, что они тащат полуразвалившуюся телегу без седока, с отломанным задним бортиком, на телеге только ворох грязных простыней с клеймами и в отвратительных, как бы кровавых, но на самом деле чернильных пятнах. Простыни разматываются, свисают с телеги, цепляются за кустики, падают на землю. Над телегой вороны, они поднимаются выше, выше и на фоне уже одного только неба замыкаются, втягиваются в прямоугольник окна в исходной комнате.


    Клип

            Дальше происходит как бы смещение всех прокрученных ранее вариантов, но с некоторыми изменениями и наложениями. Героиня и Подруга еще несколько раз повторяют тот же путь - Дом, Сад, машина Черной Четверки, - но куски предыдущего действия монтируются ускоренно, как в клипах, перемежаясь новыми эпизодами. Все персонажи, которых Г. и П. встречают в Доме, бегая по залам, устремляются за ними, машут ветками с бумажными цветами и кричат: "Презентация! Презентация!" Снова появляется огромная кошка, Г. и П. сидят на ней верхом, как на бугристом зеленом ковре, и в бешеном темпе занимаются любовью. В клетке, где была канарейка, оказался бинокль и другое барахло старика со слезящимися глазами. На катке уличный музыкант катит и крутит настоящую шарманку с надписью: "Тише! Идет презентация". Табличка "ПОМОГИТЕ ЖЕРТВЕ КОНТИНЕНТАЛЬНОГО ПРОИЗВОЛА" оказывается на груди у Важной Персоны в кресле на тележке носильщиков. Люди, поднимающиеся с "вокзала"- катка по деревянной лестнице к свету, предстают облаченными в белые прозрачные хитоны (или вовсе обнаженными. Как в Судный День). Они повторяют на все лады: "Презентация! Презентация!" В саду вдоль дорожки появляются гипсовые античные статуи (а может быть, они там и были). Садовники моют их, поливая из шлангов. В числе поливальщиков - элегантная пара "от Кардена". На одном из постаментов стоит Героиня, изображая одну из популярных Венер, в жестком гипсовом "парике". Подруга поливает ее из шланга. Плоды, снятые с деревьев, оказываются разбросанными по вспаханному полю. В сцене у машины Коля, покончив с гвоздями, рисует углем на вздувшемся животе Героини круглую мишень с центром в пупке. Упавшие простыни, замаранные чернилами, оживают и бегут за ней по полю, как гротескные фигуры - пугала или привидения. Черная Четверка продолжает выкрикивать свое объявление, появляясь в разных местах. Микросюжеты наслаиваются, один просвечивает сквозь другой, они мелькают и дробятся, уничтожив нарочитую замедленность всего предыдущего действия. Затем все превращается в вышедшее из фокуса вертящееся цветовое пятно, которое постепенно сереет, замедляется и, наконец, съеживается в зеркальный глобус-куб на столе в исходной комнате. День. Никого нет. Куб останавливается. В окне только небо, но, когда камера приближается к нему, видно, что земля далеко внизу. И сад, и пашня, и дома. Как с вертолета, который поднимается все выше, так что земля уходит все дальше, дальше и пропадает совсем.


Окончание книги "Знаки внимания"         



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Нина Искренко "Знаки внимания"

Copyright © 2002 Нина Искренко /наследники/
Публикация в Интернете © 2002 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования