Николай БАЙТОВ

        Четыре угла:

            Приключения информации
            М.: АРГО-РИСК, 1995.
            Серия "Ex Ungue Leonem", вып.5
            Обложка Олега Пащенко
            ISBN 5-900506-23-1



ЖИВЫЕ УЧЕНИКИ

            Кондратий сказал:
            - Вы не смущаетесь, когда видите, и правильно делаете. Когда я читаю, я действительно смущаюсь, но это происходит не от того, что я вижу буквы, а то, что за ними: смысл и всякое там.
            Ученики сказали:
            - Нам принесли мертвую женщину.
            - Она не могла здесь взяться, - сказал Кондратий.
            - Однако же нам принесли, - повторили ученики.
            - Откуда она? - спросил Кондратий.
            - Не знаем.
            - И что вы хотите сказать?
            - А то, что бес соблазняет нас, когда мы глядим на нее.
            Кондратий опустил глаза и подумал.
            - Ее надо предать погребению, - сказал он после молчания.
            - Мы не осмеливаемся, - ответили ученики. - Сделай это.
            - Я не готов на нее смотреть, но сделаю это ради вас. Где она?
            - Мы поднесли ее ко входу в пещеру.
            - Вы несли на руках?
            - Именно так.
            - Кто нес?
            - Все по очереди.
            Кондратий вышел и, прикрыв глаза триперстием, взглянул на нее.
            - А кто убил?
            - Мы не знаем, - сказали ученики. - Убил кто-то, кто был с нею прежде.
            Кондратий стал заступом разбрасывать песок. Ученики запели молитву. Женщина была старуха. Ее маленькое, костлявое сморщенное на солнце тело было совершенно обнажено. Ей, может быть, не довелось дожить и до тридцати лет, но это была старуха, как водится в тех областях Египта и близлежащих стран.
            Женщина испустила вздох и застонала.
            - Дайте мне воды, - произнесла она и села, не открывая глаз.
            Кондратий, отложив заступ, пошел в пещеру и вернулся, неся кружку, наполненную водой до половины. Женщина стала жадно пить, не открывая глаз.
            - Кто из вас молился сейчас о том, чтобы Бог воскресил ее? - спросил Кондратий учеников.
            Они молчали, объятые ужасом.
            - Я помолюсь, и, если Бог захочет, Он откроет мне, кто это сделал. Но для вашей души полезнее, чтобы вы сами сказали.
            - Оставь их, - сказала женщина, не открывая глаз. - Я сама молилась о том, чтобы Бог меня воскресил.
            - Зачем?
            - Потому что ты собрался меня зарыть, и я испугалась. Я подумала, что песок забьется мне в нос и рот, и я не смогу дышать.
            - Но разве ты не была мертва?
            - Мертва? - повторила женщина удивленно и открыла глаза. - Конечно, я была мертва. А разве ты не мертв? Но и ты бы испугался, если б тебя начали закапывать.
            - Ты ошибаешься, - возразил Кондратий. - Многие, многие страсти меня обуревают, и поэтому я никак не мертв.
            - Страсти обуревают всех - и живых, и мертвых. А то не было бы ада. Но ты не можешь различать, и поэтому ты - мертвец. Ты знаешь, сколько странников приходило в гости к Аврааму?
            - Трое.
            - Так. Ты знаешь это, потому что читал. А знаешь ли ты, сколько у тебя учеников?
            Кондратий обвел взглядом стоящих учеников, но не мог ответить. Страх напал на него. Он попробовал сложить пальцы крестом и поднести к глазам, но это не помогло: он все равно не мог сосчитать учеников.
            - Видишь, ты не знаешь, - сказала женщина. - Их трое. - Она подняла вверх скрюченные три пальца и показала ему.
            - Разве? - удивился Кондратий. - Их тоже трое?
            - Нет, нас четверо, - сказали ученики.
            - Кто же из вас четвертый? - спросила женщина.
            Ученики молчали.
            - Они не знают этого, - сказала женщина Кондратию, - потому что четвертым учеником была я. Они были мертвы, как ты и я, но они вчера воскресли и увидели, что я - женщина. Они не знали, что со мной делать, и, подумав, принесли меня сюда.
            - Кто же их воскресил?
            - А кто может воскрешать, кроме Бога?
            - Я не дерзаю сказать, что ты лжешь, - скромно сказал Кондратий, - но ответь мне, почему же они теперь утверждают, что их четверо, если теперь они различают, а раньше, когда были мертвы, не различали?
            - А почему ты меня спрашиваешь об этом? Спроси их. Разве тебе позволено разговаривать с женщиной?
            Кондратий смутился и не знал, что ответить.
            - Напрасно ты смущаешься, - сказала она. - Это они сказали тебе, что я женщина, а сам ты этого не знаешь и всегда разговаривал со мной, равно как и с ними. Теперь же тебе следует обращаться только к ним.
            Кондратий осторожно посмотрел на учеников. Он снова попробовал их сосчитать, и снова у него не вышло.
            - Что вы на это скажете? - спросил он. - Почему вы решили, что вас четверо?
            - Мы не знаем, - сказали ученики. Потом, поразмыслив, они сказали, не глядя на женщину, а только кивнув в ее сторону: - Может быть, потому, что она теперь тоже ожила?
            Кондратий задумался. Он отвернулся от них и, ничего не сказав, пошел в пещеру.


    Окончание книги "Четыре угла"                     





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
"Ex Ungue Leonem" Николай Байтов

Copyright © 1998 Николай Байтов
Публикация в Интернете © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования