Дмитрий СОКОЛОВ

Стихи Александра Анашевича. Два раза




    Первый раз:

    "В стихах Александра Анашевича длинные строчки - при чтении приходится глазам помогать головой. Так что, когда дочитываешь стихотворение до конца, испытываешь ощущение, будто что-то себе запретил: качал все время головой - как словно не стихи читал, а "нельзя" говорил. А чего "нельзя"? Так смешно становится."

    Второй раз:

    "Теперь понятно, что есть стихи-стихия и стихи-стихая. Стихи-стихия - это стихи-Я (в смысле - Я и никого больше), а стихи-стихая - это как будто подружка стихов-стихия (в смысле - какая разница, что это такое). Но если все-таки непонятно, что это за стихи такие, то, кажется, можно выразиться и попроще: Пушкин и что-то женское, Пушкин и еще кта-та, как нечто, способное поделить историю русской поэзии, но пока не поделившее. Поэт в России не больше, чем поэт, а меньше, чем баба. Так что, Боже мой, неужели Анашевич - первая в русской литературе Ярославна. Какая Ярославна?"

    Первый раз:

    "Теперь понятно, чего нельзя. Но теперь и неважно. Все равно то, что нельзя, уже совершено, и качаешь головой далее: "Нет, не я"."

    Второй раз:

    "Теперь понятно, какая Ярославна. Ярославна в платье с господином. Платье - это неприятная игра, в которую приходится играть, с одной стороны, тебе, а с другой, всему остальному, в том числе и тебе. А господин - наверное, это когда проигрываешь."

    Первый раз:

    Я платья умею хранить, поправляя оборки, кружева.
    Анна не умела этого делать и умерла.
    Анна ничего не могла делать, она была дура.
    Я же Бога люблю, я у него в руках.
    Какой размер платья у смерти.
    Вдруг я выкройку не смогу для нее найти.
    Ведь так легко материал испортить,
    буквально один сантиметр лишний отрезать, петлю сместить.
    Анна уколола палец иглой, занятая болтовней, бестолковой словесной игрой.
    Прошла сквозь ангелов и бесов строй, стала неживой.
    Я бы тоже могла израниться в кровь, если бы была неряхой глупой.
    Но нет на моих руках даже мизерной ранки - посмотри под лупой.
    Я сошью для Бога шелковую рубаху.
    Как бы хотелось мне снять с него мерку.
    Не найти ему лучше меня вязальщицу, швею и пряху.

          [Из цикла Александра Анашевича "Марина Ц. и все ее подруги"]

    Второй раз:

    "Я прочитал стихи Александра Анашевича дважды. Великолепные стихи."




Вернуться на
главную страницу
Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
"Библиотека
молодой литературы"
Александр Анашевич Дмитрий Соколов

Copyright © 1998 Дмитрий Соколов
Публикация в Интернете © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"; © 2006 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования