Анастасия АФАНАСЬЕВА

ГОЛОСА ГОВОРЯТ


      М.: Европа, 2007.
      ISBN 5-94128-105-6
      144 с.
      "Русская премия"



СТАНЦИЯ ИПАНЕМА

2005 – 2006

* * *

Хочется вполоборота, едва-едва, слегка
Сравнение: рука зажата в кулак или
еле касается лба, а
через мгновенье поправляет упавшую прядь
Хочется, чтобы не похоже на яркую маску Греты Гарбо
На чрезмерные страсти Рембо
На жужжащую пчелами в тамтамы бьющую
Евпаторию летом
На кислотный цвет на чрезмерные акценты в декламации поэта
Хочется, чтобы едва-едва, слегка, вполоборота,
Но - громче и глубже любого крика.
Так, будто, человек, оказываясь за бортом
сигнализирует о предстоящей гибели с помощью сигаретного
огонька\блика


* * *

Вести с полей принесли бытовые аскеты
Вещают: освободишься от генотипа,
Историотипа, социотипа, мифотипа и прочих
Бесчеловечным будешь, прозрачным, интактным
На выбор что-то оставишь, допустим, имя.
Например: Еремея, Барт, Кеннеди, Блейлер
Имя, лишенное смысла, формы, значения
Имя - слово в пустой пустоте пустотелой
Слово, которое только и было в начале
Слово, которое будет


* * *

Разговоры, похожие на китайский фарфор
Зубная щетка, смахивающая на мягкую бор-машину
Хочется зависнуть в кухонном гамаке до тех пор,
Пока не дочитаю Фриша
Кажется, Бодрийяр писал об избыточной обернутости:
На креслах чехлы, телевизор на пьедестале,
На столах - обязательно скатерть и ваза
На человеке - майка, рубашка, свитер, пиджак, ватник
И так далее, одновременно
Иллюзия обладания = всё сразу
(Равенство не изменяется от перемены мест)
А можно вместе обклеить стены отксеренным словарем Даля
И этого
совершенно хватит


* * *

Так перед пробуждением, не проснувшись,
Но и уже не спя, ждешь:
Будильник сейчас заведет электронную песнь свою.
А всё тишина и везде тишина и снега внутри по лоб
Как шкафные детские страхи, берется из ниоткуда
Мелкая-мелкая дрожь: ждешь
И так-то внутри, как на утренней мелкой траве:
Всё-то мерцает дрожит мелкокапельно как-то
Пока снег-по-лоб превращается в дождь пробуждающий,
Глаза раскрываешь и руку к часам\к телефону
Видишь: спать еще час или может быть больше
А как старики засыпают на стуле - случайно, внезапно и сразу?
Как по команде неведомой и неслышной
Так я погружаюсь в морщины постели и в старость
Которая будто нескоро
И как старики - по команде, очнувшись случайно
как будто и не было сна, а тем более прошлых
минут до будильника, лет до сегодня
Мимолетно, мгновенно очнувшись, к часам\к телефону,
И видишь: столько часов как пора бы проснуться
А всё тишина и везде тишина и
Повсюду вода
До самого неба вода


* * *

В мокрых ботинках ходить нелегко
Слишком сладкий кофе пить сложно
Тяжело носить забитый по змейки рюкзачок
Непросто когда всё непросто
Когда-то у меня были деньги, и я знала
Что на них купить: пачку ротманс и киндер-сюрприз
Вертеть в пальцах игрушку, выдыхать дым,
Спеть пару песенок, поставить будильник на семь -
Прорва времени впереди
Легко выбросить лишнее из рюкзачка
Высушить ботинки на обогревателе нетрудно
Необременительно вместо выпить несладкого чая
Легко, когда всё легко
И деньги на ветер


* * *

Туземец не пишет, не говорит, туземец поёт.
Раскрывает рот: вооот                               так,
до облаков поднимает звуковой флаг:
"Белая белая кожа сухое вино голубая кровь
Не хижина а дворец отчий дом кров
Новенькая мазда комбайн стадо коров
Молод силен жилист здоров".
Туземец не пишет, не говорит, туземец поёт.
- Всё-то есть у меня даже то чего не просил
Всё-то я осилил всех пригласил угостил
Рос ввысь рос вширь рос и опять же - рос
Где бы купить такой гриб, чтоб откусить
и перестать быть настолько большим?
Как у Алисы в стране чудес...
Счастье присосалось ко мне ядовитым клопом
Оно питает меня, я расту, и ноша моя растет
А ежели упущу, уроню мазду комбайн стадо коров
Или хуже - дочь, сына, отчий дом-кров?
На каком рынке, в какой лавке мне гриб найти,
Откусить - и назад расти
До размера солдатика оловянного, назад расти,
В железных кулачках только булавочную головку нести


* * *

Маленький - всезапоминающий
Но не всемогущий
(= не всеговорящий)
Большой - всеговорящий и всемогущий
Но всезабывающий


* * *

А голова моя крутится, как земля вокруг своей оси
Самый удобный глобус: неси в руках - да и неси
Хочешь - отпусти
А хочешь - возьми, будто в тиски
В первом случае она летит летит и летит
Словно голубоглазый атлет
"Всё фигня, кроме пчёл", - голова летит и поёт
Во втором случае она, словно анатом, заглядывает себе в рот
Преимущественно молча
"Главное не рубить с плеча", -
Думает она с интонацией внимательного сыча
А потом она устает
На миг застает
Видимость: будто она на месте стоит,
А кругом всё летит
И верит же, дура,
Ве-рит.


* * *

1.

Говорить о Верлене не потому что
нравится а потому что приятно
Контакт с собеседником, восхищение, всё такое
Говорить о Козлове без пафосных слов
потому что истинно и любимо
В общем, и собеседника-то не нужно

Только по-второму могу

2.

Произносить
Не потому что истинно, а потому что нравится
Например
"Маленькие пони три сантиметра в холке семенят по булыжному настилу,
везя в соломенной корзинке пару грустных задумчивых муравьев..."
Пони, холка, корзинка и муравьи - отчего-то
Именно это
Сегодня кажется каким-то, что ли, светлым,
Прозрачным - словом-на-выдохе, то есть, словами
Вот они, как блестящие мячики прыгают
Каждому бы отдать пас, всякому рассказать:
Маленькие-пони-три-сантиметра-в-холке-семенят-по-булыжному-настилу...
Везя-в-соломенной-корзинке-пару-грустных-задумчивых-муравьев...
Говорить, потому что нравится, не потому что истинно
Потому что с каждым ненастоящим словом
воздух и кровь становятся легче легче и легче
Даже взлететь можно. По-настоящему


* * *

Две собаки рыжая и черная
друг за другом на станции метро
Перед тоннелем остановились, принюхались,
похоже, засомневались:
прыгать, бежать или не прыгать, не бежать?
В итоге по лестнице вверх до стеклянной двери
После я их не видела
Собаки не умеют открывать двери и врать
Собаки не умеют открывать стеклянные двери и врать
Выпустил ли их кто-то, умеющий делать и то, и другое?
Одна собака с хозяйкой в вагоне
Плачет - ее гладят - она виляет
Собаки умеют бояться вагонов и не бояться ласки
Собаки умеют бояться тесных ярких вагонов и не пугаться ласки
Я умею читать и читаю
Я умею читать рекламу на стенах вагона, и я ее читаю
"...Genius: тебя окружает гениальный мир"

Говорят, за такую строчку платят 50 долларов


Станция Ипанема

Девушка из Ипанемы, мне ощущается горстка фаянсового песка
Мне хочется быть немного шире, чем обшивочная доска
Хочется пересчитать каждый пенс и купить букварь
Хочется всё понимать буквально
Девушка из Ипанемы смотрит прямо на меня
Я ощущаю ладонью горстку фаянсового песка
Я хочу быть заметнее, чем обшивочная доска
Я хочу, чтобы сразу: и пряник, и кнут
Девушка из Ипанемы говорит: Ипанема тут
Я ощущаю руками свои руки
Я чувствую телом своё тело
У меня появляется имя
Немая вода моя становится звуком
А Jobim всегда откуда-то знал, что не море - немо
Море/метро гудит мне: приехали, станция Ипанема
Приехали, станция Ипанема тут
И правда: она всегда была тут


* * *

Что там, на Луне? - спрашивает Кусто
Что там, на дне? - думает Армстронг
Белобородый садовник стрижет кусты
Беззаботно стрижет кусты
Ножницы - такой инструмент: из ряда вон
Они сразу: и кисть, и клавиатура, и что там еще бывает
И куст бесформенный тоже из ряда вон:
Превращается
Приобретает
Нестриженые кусты ему головами кивают
О новом, постриженом, проходящие мимо люди заводят речь
Из современного Sony хрипит старенький Армстронг
Диск доиграет, садовник закончит стричь
посмотрит небеззаботно
и срубит куст
Ну и пусть, он уже не тут, пусть
как предыдущий куст и следующий куст


* * *

Переступаю неслышно, шуршу непривычно
Шепчу невпопад
Что голоса говорят? - Говорят, на исходе
Март, говорят, на исходе.
Что-что голоса говорят?
Как-то смотрю не туда и дышу необычно
Слышу неточно
А как голоса говорят? - Ну, говорят на научной
Девочка в шортиках ходит,
бабочек ищет -
Вокруг то ли снег, то ли лед,
говорят,
вот - вокруг, то ли снег, то ли, может быть,
лёд.
Вижу размыто и чувствую как-то нелепо
Сижу неуместно
А где голоса говорят? - Там голоса говорят,
Где кончается март, где научная, лед,
То ли снег, то ли девочка ходит,
То ли бабочка, все это, в общем, единственный голос,
сумма огромных больших
Голосов, голосов, голосов
Что-что голоса говорят?


* * *

Красные девочки, рисующие на асфальте белесые круги
Оловянные мальчики, рисующие круг футбольного поля
Ты - пойман
Ты - понят
Береги веточки, которыми рисуешь, не береги мелки, береги, не береги
Вот так подумаешь по дороге на работу, что-то такое вспомнишь,
Пока ищешь деньги на билет
Внимательный контролер смотрит не то что в глаза: в зрачки
Ссыпает в ладонь сдачу - серебряные кружки: совсем мелочь -
Одна, две копейки
Возьмите, всё равно нам отдадите
Я слушаю молча, и он повторяет:
Возьмите, всё равно нам отдадите
Я говорю - "да", контролер отходит и замолкает
Чего не услышишь в зимнем утреннем трамвае
Вот так подумаешь: откуда он о тебе всё знает
Пока мелочь теплеет в кожаном кошельке
Преображается в кожаном кошельке, в моей руке,
Пока я принимаю ее - готовлюсь к тому, чтобы отдать ее
Пока я отдаю (уже не совсем) ее, принимаю что-то другое
Пока утренние трамваи со мной внутри
наматывают расширяющиеся круги,
красные девочки рисуют расширяющиеся круги
оловянные мальчики рисуют расширяющиеся круги
Хоть береги, а хоть не береги


Чуть выше земли

Чуть выше земли ряды шерстяных брюк пуховиков кожаных курток
Носы ботинок устремлены, будто стрелки северных компасов
Трамвайная остановка и немного январь,
Немного, поскольку это мои глаза говорят
Они говорят: немного, нехолодно, зыбко, пришел смс и как-то нездешне
А можно сливаться с рядомстоящими, думать и видеть
Не видеть, скорее - выхватывать
Именно так: вы-хватывать что-то отвсюду
Первые брюки: Цены на куртки-барабашово-водка
Вторые брюки: Деревья- и домаждёт-что-то
Третьи брюки: Передача в четвертое отделение - конный рынок - часы
Четвертые, пятые
и так далее
Клочки реальности, неперекрестные, непересекаемые
Это еще де Монтень: два человека различаются больше
Чем два животных разного вида, примерно так
Но существует то, что называется "общее место"
Немного январь, трамвайная остановка
Остается видеть общее место
Январь, совершенно разная трамвайная остановка
Точнее, выхватывать общее место
Январь


* * *

Широкий бобер проплывает огромные реки,
Носит деревья тяжелые и бесподобные
Худые бобры пробираются вброд, если нужно,
Между щелей пробираются узких и страшных
Худые бобры несравнимы с бобрами широкими -
Восславьтесь во веки веков, о худые бобры!
Двухмерный бобер не заметен охотнику в профиль -
Да здравствуй двухмерный бобер навсегда навсегда!

Худые бобры о двухмерности тихо мечтают,
Широкий бобер о худобе,
Двухмерный - о том, чтобы сжаться до точки,
А точка становится частью широкого зверя-бобра


* * *

Величественная бабочка, расцвеченный махаон
Обречен на смерть, поскольку он
Олицетворяет пафос во всей красе:
Другими словами - ни то, ни сё.
Газетный обрывок с полунадорванным словом,
Прилипающий к подошве в половину второго
И отступающий через долю секунды
Каждой своей буквой говорит: я буду
И когда ботинок твоих не будет, я буду
И когда тебя не будет, я буду
Махаона не будет, а я - буду


* * *

А это - не то совершенно, а то - непонятно
А то - безвозвратно, нет, вовсе - недостижимо
О том говорим мы, об этом
Мы слышим о том и об этом
А что же мы, собственно, слышим?
А что я сейчас говорю?
Пингвины вразвалочку ходят по белому белому пляжу
Пингвины качаются в стороны как ритуальное племя
Пингвины сбиваются в стаи и льются и льются и льются
Они - черно-белые буквы в большой-пребольшой океан
А волны по-разному: то неспокойно, то тихо
От самого севера распространяясь повсюду
Чего-то хотят, вероятно, чего - непонятно
А то, что как будто понятно - понятно, что вовсе не так


* * *

Переставляют предметы с места на место
Переселенцы
И слабоумные старики
С места предметы на место
переставляют
слабоумные
переселенцы
и старики
Другие кто-то хотят врасти по самый затылок
А вещи рвутся из тела, между домами петляют
Кружатся, рвутся из рук, из затылка по собственной воле
Между домами петляют
Не закрепить
Между домами кружатся
Не пригвоздить
Как ни старайся,
переставятся
взмоют взлетят
Переселенцы и старики
их провожают-глядят
Морщинятся тоже летят


* * *

После перелетов мало что остается:
Воздух бывает настолько плотным,
Что вычищает, шлифует
Нужно тщательно
закрывать глаза и уши и нос и рот,
Чтобы хотя бы там, внутри, пережить перелет
После перелетов редко кто остается
Нетронутой глыбой
Всё больше изящной скульптурой
А зачем это нужно в нагроможденье безлюдья
Зачем-то всё-таки нужно


* * *

Когда под диафрагмой течет вода -
Кто диафрагма: рыба или беда?
Если она рыба или раба,
То это c ней как, навсегда?
Если вода выливается через рот,
Кто этот рот: рупор или молчун?
Если он рупор или топор,
То может ли сказать: "Не хочу"
Когда вода разольется до звездных высот,
Затопит соседку Машу и Вашингтон
Утонет ли тот,
из-под сердца чьего
потоп начало берет?
"Хых", - отвечает всезнающая сова
и утекает вон.


* * *

А звон как будто трамвайный или монетный
Распускается где-то
Слышишь? Это просто в ушах звенит
Словно магнитом притянуто за уши лето
Несоответствие это
в сосудистом ползанье
чувствует каждый эритроцит
Что это: виброзвонок или бур или рокот
грома -
не разобрать
Просто звенит в ушах,
отзываются в окнах
стол, монитор, человек, книжные полки, кровать.
В этой комнате рыхлой и детской,
в этом звоне ушном
различить бы хоть что-то,
раздеться,
переодеться
и вызвенеть вон


* * *

Балконное
намеренье лететь по вертикали,
Машинное куда-нибудь сорваться,
Ручная вероятность прикоснуться
Сигарная возможность задымить
А неизвестно: то ли в направленье
Крапленого асфальта или неба
Крапленого, похожего на. Или
Вперед по трассе извитой, горбатой, или
по окружной дороге бесконечной, или
в чужие легкие, свои, а может просто
в чирикающий трепет,
к воробьям,
которым знается о том, что воздух
куда ни полетишь -
совсем везде


* * *

Машенька переходила через дорогу, а там
Медвежья берлога -
Машенька шаг в сторону - берлога за ней,
Ни вправо, ни влево пройти не дает.
Машенька простудилась и заболела
Практически не ощущала тела
Пыталась войти в берлогу
Берлога отступала на шаг
Маша практически перестала дышать
Сморщинилась и поседела
Всё это время Машенька пела
Пела
Пела
Пела


* * *

Задавать бесполезные вопросы вроде
О чем речь или что, собственно, происходит
Удивляться цвету оранжевой маршрутки,
Походке пациента с врожденным вывихом,
Мгновенным переменам погоды
Ощущать дискомфорт, если обращаются не на "вы"
Обобщая, спрашивать, о чем речь в каждом втором случае
И что, собственно, происходит в каждом первом
Вот почему на почте поверх посылки наклеивается
Список с перечислением содержимого
Заботливые почтальоны, вестники гностицизма
Хотят сделать понятным хотя бы что-то
Однако, когда я слушаю Брубека, само собой, как-то так,
появляется восклицательный знак
И я выбираю правильный курс и лечу на автопилоте


* * *

Желтый маленький шелестящий
Между пальцев сожмешь - будто бы говорящий
Тающий
Настоящий Билетик трамвайный, лучше бы одинокий
Вижу: мои ладони, кошелек, рюкзак -
Повсюду - так,
неведомо сколько:
желтыемаленькиешелестящие
Неотличимые
Будто бы настоящие
Говорящие
Контролер: предъявите билетик, билетик-то предъявите-т
Я: Вы, должно быть, язвите,
Я купила билет, проезд оплатила, а теперь - отойдите -
Или же - помогите,
Нужный найдите,
Разыщите, пожалуйста -
И замолчите


* * *

Можно найти общий язык даже с юлой,
Если раскручиваться навстречу
Если таять навстречу, как воск,
Можно и со свечой
Найти общий язык
Если замереть, то можно умереть
Нечаянно

А если открыть глаза
И посмотреть на солнце
Можно всё, что угодно,
Кроме ослепнуть


У самого края воды

Можно тихо задуматься,
стоя у самого края воды,
на соприкасании с песком,
возле банок, бутылок, окурков
у самого края воды
думать о всяком таком:
вчера посмотрел фильм,
топкий, вязкий, будто болото,
но красивый, будто болото.
Помню кадр: раскрытая рука
на шахматной доске.
Думать вот так, стоя на песке,
стоя на замусоренном песке,
у кромки воды.
Были еще хорошие кадры:
двое играют в нарды,
овчарка рядом кусает собственный хвост.
Думать вот так, во весь рост
у самого края воды.
Кадр: дети играют в бадминтон,
отбираю ракетку, вперед: страшная лестница,
по которой нельзя ходить.
Мне полтора года.
Были еще хорошие, много.
Вот, скажем - мне семь:
военная фуражка, принесла мама.
Правда и ложь помнятся одинаково.
Вчера посмотрел фильм, но, впрочем,
уже не о том я говорю, а о том,
что вот так, у самого края воды,
как задумаешься о всяком таком,
так мурашки
как побегут
рассыпающимся гуськом
А потом
она возвращается из киоска,
окликает, и мы идём,
спинами к воде,
идём,
изменяем форму замусоренного песка.
А следом естественным образом
перемещается водоём.


А было ли перышко

Во что превращается перышко,
если его
помещают
на смоляное поле?
А было ли перышко, - усмехается Оля,
пробуя носком черный
раскаленный асфальт
Воздух натянут от облаков до земли,
колеблется изредка
громадный прозрачный парус

А было ли перышко
А была ли Оля

*

У цветка походка легка
У кого еще
У точного стрелка, у тающего снеговика
у паутинчатого воздушного старика,
семенящего за хлебом из своего уголка
У персикового ребенка,
знающего: вот мамина рука
Даже у утопленника,
плывущего по течению
дальше и дальше отсюда,
ближе и ближе к туда
речная походка легка
С ним - вода
темно-синяя она, темно-синяя
в черных легких
вода
Великаны еле-еле идут
не помнят своего имени,
своего места и сетуют:
"Зачем мы тут
Кто мы тут
Надолго мы тут
Где вообще это тут
Что нам за это дадут
Наше место не тут"

*

А были ли великаны, цветы, стрелки,
дети, снеговики, старики?
Воздух колышется раскаленный
Асфальтовые поля
Оля берет мелки
Рисует перышки
Еле дышит

Изображение дрожит


* * *

Кухня в самом центре вселенной
А где-то взлетают космические корабли
А где-то рыбак ловит по колено в воде на мели
А где-то известный миф выходит из пены
Кухня в самом сердце всего
А где-то я старею, и кожа становится суше
А где-то я рождаюсь и разрастаюсь всё больше
А где-то есть что угодно
Кроме как ничего


* * *

Где мама - там и папа.
Вовсе нет, - сказал малыш,
И мама может быть одна,
И папа,
А может вовсе так, что нет их,
Вовсе нет.
А могут мамы две, а могут папы.
А можно воспитаться в волчьих лапах.
Совсем по-разному возможно быть,
Сказал малыш.
А вот не быть -
по-одинаковому можно.


* * *

Где покрывало оранжево, где кожа бледна
Где сочно-июльский газон, где материя пухнет
Где это?
Я знала раньше и, может, она
А может, она
Только меня в этом где больше не будет.
Трогай живот, подосиновик трогай и астры
Трогай трамвайные двери и мрамор метро
Трогай страницы про нас
Трогай страницы чужие
Спи под пушистым, лежи на упругом, глаза открывай и смотри:
утро, шторы колышутся, дождь, молния, гром


Самолеты и корабли

Иваныч побил мамку за то, что неправильно воспитала,
Иваныч выпил водки и был таков.
Как она его раньше: порола, хлестала.
Так он, здоровый, перегнул ее через колено и наподдал пинков.
Иваныч обвинял маму в отсутствии денег
и в том, что жена не даёт.
В том, что начинается понедельник,
продолжается понедельник,
что понедельник идёт, идёт и идёт.
Иваныч смотрел в зеркало и видел маму, винил маму
Иваныч избил мамку за то, что неправильно воспитала и
Особенно за то, что давно бросила одного на всей Земле
И лежит в земле

*

Мальчики воровали кукурузу с чужого поля
Вовке попали остроконечным камнем в висок
Тут же начались сопли и горе
Вовка сбежал домой, спрятал голову в песок
Через час вернулся: повязка на голове
Немного просочилось в области раны
Дворовая модель, красавец, пират
Вовку сделали капитаном
Капитаном чего - непонятно, просто капитаном
А девочка в соседнем подъезде с температурой сорок
С тяжелым гриппом лежала и видела, что
Вода разливается по телу, по потолку, по всему дому
Капитан старается, но вода неумолимо больше его
Глубже его, тяжелее его
И корабль идет на дно,
несмотря ни на что

*

Яблоки падают, как круглые красные самолеты
Отлетают хвостики, трескаются бока
С ними падают муравьи, как коричневые самолеты
Заползают в трещины каждого яблока
А потом приезжает хозяин сада
И подбирает плоды с земли
И муравьи едут из деревни в город, маленькая охрана
Того, что вот так просто взяли, подняли и увезли.
Один выползает на кухонный стол, мечется от края к краю
Хозяин пересаживает муравья на дикий виноград,
Который тянется от асфальта и до самых окон, до самой крыши
Хозяин спас муравья, хозяин рад
и хозяин дышит.
А муравей бежит и бежит
Но расстоянье до дома больше,
Чем он способен пробежать за жизнь

*

Слабоумные дедушки Файгенбаум и Серый
перестилают кровати друг другу
На каждом обходе с утра
Ф. чувствует себя как вчера, а вчера
Как сегодня. С. находится на территории Гали
(Галя ему то ли тетка, то ли сестра)
С. 87, а он говорит - пятьдесят с хвостиком
и страшно злится, если его переубеждать.
Ф. иногда пытается убежать
Его привязывают за руку, а он, скелет тощий,
Переворачивает кровать.
Дедушки в больнице до "естественной убыли"
Некоторые уже выбыли
Доктора
После обходов стряхивают с себя паутину впечатления:
не дай бог такую старость
А корабли стариков плывут вперед морщинистыми спинами
И удаляются, удаляются в туманную сырость
Издалека
не различить - кто пассажиры:
старики, взрослые или детвора,
или мошкара


Домашние стихи

Была соседка Маша. Всегда была.
Не стало как-то внезапно.
Сначала слегла,
Отвезли в больницу, потом обратно.
Через день потеряла сознание,
И больше не обрела.
Внуки до похорон стали делить квартиру,
Ругаться, потом всё же оставили одному.
Маша была биолог, она собирала мусор -
Всё тащила к себе. Когда внуки пришли,
Квартира была, как большая кладовка:
Повсюду коробки, какие-то штуки,
Множество паутины, ни туалета, ни воды,
И две небольшие тропинки: одна на балкон,
А другая - к самодельной лежанке.
У Маши было несколько котов и собака.
Мусор вынесли, котов и собаку вывезли.
Теперь внук живет по соседству.
От Маши ничего не осталось, кроме этого текста.

______

Квартира ниже пустует уже шесть лет.
Там жил сумасшедший сосед.
Шесть лет без выписки на Сабурке
Он ждет, когда ему присудит Нобелевский комитет.
В детстве он говорил о себе в третьем лице.
Мама любит его цитировать: "Что с Гришей?
Гриша упав у калюжу"
Жил с отцом, с которым был холоден и жесток.
После смерти отца я слышала внизу нечеловеческий вой:
Это Гриша кричал о прощеньи
Гриша упав у калюжу
Очень скоро он начал бредить о КГБ
И Нобелевском комитете

______

Соседку с первого этажа звали Ида Зусевна
Она давно умерла
Выбросилась из подъездного окна с пятого этажа
Страдала бредом преследования
Все об этом знали
Дети подбрасывали в почтовый ящик записки
С угрожающим текстом
Рисовали кресты на ее двери
Ее нашли мертвой ранним ранним утром

______

Другая соседка с первого этажа
После смерти мужа у нее началась затяжная депрессия
Лечили всем потом электрошоками
Этого не выдержала

______

Этажом выше живет бездетная пара
У них карликовая пуделиха
Они повязывают ей розовые бантики
Делают серебристый маникюр
Одевают распашоночки
Возможно, учат говорить
Лечат сердечную недостаточность
Развившуюся от ожирения

______

В соседнем подъезде живет Саша-химик
Окна не мыли все тридцать лет
Его мама говорит: нельзя, возле окон книги
Саша ставит опыты
Никогда не выходит на улицу
Скоро и у него Нобелевская премия

______

Их еще очень и очень
Очень и очень и очень
Невероятно много

______

И белыми лицами в небо
Губы валторнами
Руки подсолнухами
Самый неслышный, но самый громкий оркестр
Трубит:

Жизнь прекрасна спасибо
Жизнь прекрасна спасибо
Спасибо спасибо спасибо


* * *

Что остается, когда ничего не осталось
Что наливают, когда забродило и скисло
Что происходит, когда кончается пленка
Что продают с опустевших товарных платформ
Тихие зайцы не щедры на эти вопросы
Тихие зайцы в кроватях и уши в подушку
Вечером ели морковку и утром дай боже
Зайцы - спасибо спасибо спасибо - поют
И потому что они благодарны и тихи
много морковки растут
и к ним в лапы идут


* * *

Хорошо, когда у человека две ноги
Можно задорно крутить педали велосипеда
Проткнув камеру, легко добрести до магазина
Немного хуже, когда нога одна
Поездка возможна, но путь будет долгим и трудным
Никакой велопрогулки, понятно, если их нет совсем
А вот ежели вовсе нет человеков...
Пустынные поля ржавых велосипедов,
Бряцающих звоночками при сильных порывах ветра
Немыслимые птицы, вьющие гнездо
Между рулем и рамой


* * *

Маленькие кадры, вырываемые из темноты
Кроты: Рыть бы да рыть Раскрывать рты
Закрывать рты
В недрах присутствующей немоты
Человек стоит и машет бутылкой минеральной воды
Это человек, по колено в воде, машет бутылкой минеральной воды
Над головой стелется дым
В голове кажется дом
Из пластиковых бутылок получаются удачные поплавки
Из дыма - кружки и правдоподобные фигурки
А голова была ли - не знаю: всё сказки да суета
А про воду знаю: она и поныне то тут, то там


Таблица умножения

Тощая девушка
Пела и танцевала
О том, как за ней следят - напевала
О том, что в мыслях космический аппарат -
танцевала
А потом закрыла глаза и до больницы
не открывала
Приехала на "скорой", завернутая в одеяло
Лежала, не вставала
Чему-то улыбалась
Как восковая кукла изгибалась
У дежурного врача на шее МП3 плейер
Шестьсот мегабайт Фицжеральд
I'm running wild, - Элла поёт

Американский праздничный оркестр
в неслышном сумасшедшем доме
Немое кино
Но не кино

*

Дедушка на плоту из собственных сосудов
Плывет по волнам, по волнам, по волнам
Плот расплетается, как одуванчиковый венок:
То там тромб, то там тромб.
Дедушка сжимает последний капилляр
Выныривает иногда, как рыба за мошкой
Тогда вдруг узнает жену и дочь
С каждым днем всё реже, всё меньше
Дедушка уходит на дно, идет по дну, как илоход
Увязает глубже,
разжимает кулак
Последний сосуд всплывает
Плывет
Прибивается к берегу
Девочка-внучка находит
"Мама, что это за красная ленточка?"

Всё

*

Мама учила меня английскому языку
Мама учила меня французскому языку
Мама учила меня музыкальному языку
Мама учила меня родному языку
Я училась забывать английский язык
Я училась забывать французский язык
Я училась забывать музыкальный язык
Я училась забывать родной язык
Потом безрезультатно
Я пыталась вспоминать английский язык,
Французский язык, музыкальный, родной язык
Потом я вспомнила, что мама меня
раньше уже всему учила
И зачем эти беспорядочные учебные связи

Какая же я промискуитетная обезьяна

*

Мальчик издает забавные звуки,
Похожие на вскрики маленькой обезьянки
Против своей воли.
Мальчик читает наизусть
Белого и Блока.
Понимает, - стихи о деревьях и молоке.
Читает анекдоты из газеты слово в слово
На украинской мове.
В паузах всхлипывает, взвизгивает, подвывает.
Это - Алеша Прошин,
он похож на маленькую обезьянку

И у него феноменальная память
А еще он счастлив

Вот и всё о нём




Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Тексты и авторы"
Анастасия Афанасьева "Голоса говорят"

Copyright © 2007 Анастасия Афанасьева
Публикация в Интернете © 2009 Проект Арго
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования