Александр АНАШЕВИЧ

Воронеж



    Вавилон: Вестник молодой литературы.

      Вып. 8 (24). - М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2001.
      Редакторы Дмитрий Кузьмин и Данила Давыдов.
      Обложка Дженни Курпен.
      ISBN 5-94128-029-5
      С.132-138.

    Лауреат сетевого литературного конкурса ╚УЛОВ╩ (осень 2001)



ХУЙ

    я могу его прямо здесь, он простой: хуй точка, хуй точка, хуй точка, хуй точка

    Е.Х. (?) О.Д.


            мечтали девицы: вот бы хуи летали как птицы

            любочка говорит: не люблю большой хуй, мне больно

            света говорит: никогда не возьму хуй в рот, а если возьму, то меня вырвет

            лена говорит: я никогда не видела хуя, в смысле живого, только в кино и журналах

            ира говорит: хуй очень странно пахнет

            настя говорит: я бы хотела иметь хуй, чтобы писать стоя

            марина говорит: мне первый раз про хуй рассказала мама, чтобы я знала, что это, и не испугалась

            таня говорит: у моего друга интересный хуй, он кривой, мне это нравится, я не представляю себе прямого хуя, хуй должен быть кривой

            лида сказала: идите на хуй, на хуй
                                              на хуй
                                              на хуй

            (было лето, выпускной бал, мальчики с палубы писали в воду, еще немного и солнце бы взошло)

            любочка говорит: у всех мужчин есть хуй, даже у президента

            галя говорит: у меня есть искусственный хуй, я его купила за сто рублей в магазине

            лида говорит: я сосала хуй один раз, один раз один, один раз второй, один раз другой

            ира говорит: я сосала хуй

            лида говорит: ты не сосала, потому что тебе никто не даст

            (на васильевском острове жила старуха, у нее были часы людовика XIV. она гордилась этими часами, но боялась, вдруг украдут, придут, убьют, всё вынесут. письмо писала племяннику: забери часы. потом племянник приехал. она говорит: пока часы не отдам. так было несколько раз, потом она вроде заболела, в последний раз пишет: ваня, любимый мой племянник, приезжай. а он ей записку прислал: иди на хуй. военные, ты же сама знаешь, не церемонятся, всю правду сразу выкладывают.)

            миша любил свой хуй

            миша помыл свой хуй

            игорь думает: странное дело, почему хуй заболел

            игорь говорит: зараза какая-то к хую прилипла, вначале вроде как прыщ, маленький, красный, а потом весь хуй опух

            олег говорит: у него, в общем, всегда хуй стоял, болезнь такая, и врачи ничего сделать не могли, а один врач ему говорит: я лекарств вам выписать не смогу, я могу вам только завидовать

            андрей говорит: я тогда на "скорой" работал, вызвали нас к деду, ему 90 лет, открывает дверь дочь, говорит: он целыми днями хуй дрочит, помогите. Ну что мы сделаем, посмеялись, руками развели. ему 90, а тут в 25...

            дима говорит: она, значит, совсем сумасшедшая, но в больнице ее не держали, в общем, ничего не понимала, подошла к милиционеру и взяла его за хуй и в глаза смотрит, а он ничего сделать не может, хотя все прохожие смотрят

            лера говорит: я сегодня на завтрак съела два помидора и яйцо, хуй стоял! спасибо плавки нейлоновые, а так бы порвались

            игорь говорит: у моего брата хуй меньше, чем у меня, а у меня длиньше и толще

            лена рассказывает: я иду, а он повернулся и вынул хуй, я испугалась, закричала, он убежал, а потом мне всю ночь его хуй снился

            ира говорит: ты знаешь, галя такая дура, она за хуй мать родную продаст

            значит, так, у мужика был огромный хуй и ему никто не давал. он в больницу пришел и говорит: помогите. там говорят: ладно, вылечим, и положили в палату. вечером он пошел по коридору, смотрит, нянечка пол моет, он вынул хуй и ее выебал, а нянечка ему говорит: что, если рабочий класс, то можно и ногой ебать?

            лиза говорит: был солдат такой, говоров его фамилия, у него был хуй, никогда такого не видела, очень большой, однажды к ним в часть женщина пришла и говоров ее ебал на гараже, она кричала, а потом "скорую" вызывали, потому что он ей там все порвал, он с тех пор к женщинам больше не подходил, потому что хороший был человек, не хотел никому ничего плохого, а вот люся потом с ним несколько раз спала и ничего, и до сих пор по нему сохнет, а он не здешний, после службы уехал то ли в калмыкию, то ли в коми асср, не помню.

            гоша говорит: я в том году поехал в командировку соцопрос делать, но документов-то у меня нет, пришлось в ночлежке ночевать, а рядом киргиз на соседней кровати, а заснуть не могу, а он под простыней хуй дрочит, а я помню, как у нас ругались: "соси хуй у мертвого киргиза", и поэтому мне противно было, к тому же он грязный какой-то, но все равно интересно, я ему говорю: покажи хуй, он и показал, ничего, совсем обычный, только маленький.

            серафима говорит: я читала в газете, что одна дура своему любовнику хуй откусила.

            лена говорит: а я кино такое видела, там тетка своему любовнику хуй отрезала и ходила с ним по городу, а может, она его съела, не помню, я потом смотрела фильм этого же режиссера, там про то, как тетка спала с обезьяной, я все ждала, когда у обезьяны хуй покажут, но так и не дождалась, наверное, эти кадры вырезали.

            (когда взошло солнце, сразу очень захотелось спать, но начинается новая жизнь и эти минуты нового жалко, хоть глаза слипаются, надо терпеть, терпеть, терпеть)

            игорь говорит: я в бане был, я там всегда стесняюсь, потому что боюсь, что у меня хуй встанет, а один, значит, ходит, такой гордый, потому что у него хуй большой, он ходит и им размахивает, даже когда выходили на улицу курить, все полотенцами обвязывались, а он не стал.

            миша говорит: а я раз в баню пришел, там мужик старый совсем, лет сорок, говорит, давай массаж сделаю, а потом меня за хуй взял и говорит: какой у тебя большой.

            (я не знаю, как вести себя в некоторых ситуациях, потому что всего боюсь, стесняюсь, как говорят в книгах, свои темные стороны души могу открывать только на бумаге. меня совсем не издают, я со всеми поругался, ничего не ем, только курю и пью воду, все это началось, когда у меня выявили вич, совсем случайно, когда я попал в больницу с поносом, обычным поносом, выпил что-то не то, потом анализ крови, потом как будто все сошли с ума, не хочу рассказывать, хочу уехать из этой страны, ты поможешь мне? заберешь с собой? не надо далеко, в любое место)

            катя говорит: не знаю, почему игорь со мной так груб, как будто я ему на хуй соли насыпала.

            рая говорит: в порнофильмах у мужчин очень большие хуи, я люблю кино с джефом страйкером, и даже не потому, что у него хуй большой, потому что у него глаза такие пронзительные и печальные, он, должно быть, очень одинок, а я бы ему смогла помочь

            игорь говорит: когда мы были на даче, все мальчики меряли свой хуй штангельциркулем, у кого длиньше и толще, так вот, у меня оказался самый большой

            люся говорит: мы, значит, немного выпили, ну хорошего вина, молдавского, такая бутылка, вся медной проволкой обвита, а он потом вынул свой хуй и смотрит мне в глаза, я наклонилась, хотела у него в рот взять, а потом смотрю - у него на лобке мандавошки, мне так плохо стало, меня прямо ему на хуй вырвало

            (я никому не говорил про свой спид, скрывался, а никто не понимал, почему я так боюсь секса, говорил, что устал, что у меня трудная полоса в жизни, что мне многое нужно обдумать, а потом, видно, слухи дошли, и мне стали звонить, угрожать, что убьем, что я ублюдок, а я ведь никогда никому ничего плохого, потом посмотрел "джеффри", там у него все хорошо закончилось, я подумал, что, может, и у меня есть надежда, но мне одна подруга сказала: не надейся, это у них там в америке все всё понимают, а у нас здесь одно гнилье, все боятся за свою шкурку, да им и все равно, кого унижать, на кого направлять свою злобу)

            один фотограф фотографировал свой хуй, украшал его по-разному, мог надрочить и фотографировал автоматическим фотоаппаратом, а потом сделал выставку и хотел, чтобы билеты на эту выставку были очень дорогими, и, знаешь, люди денег не жалели, некоторые даже несколько раз приходили, а он рассказал историю: у меня появился поклонник и захотел стать моей моделью, я посмотрел на его хуй, но он какой-то некрасивый, мой красивее, в общем, это я к тому рассказал, что не каждому дано стать объектом искусства

            костя нарисовал хуй в виде кактуса в плошке и подарил мне

            рома очень стеснялся своего хуя, потому что он у него не стоял и доктор ему сказал, что всё уже теперь безнадежно, а роме всего двадцать пять, вся жизнь впереди, хотя, как мне кажется, это решение многих проблем.

            ира говорит: в общежитие к ней парень пришел, такой немного дебильный, а она смеется, а он разделся догола и начал приставать, а она ему по хую тапком стукнула, одежду в окно выбросила и вытолкала его за дверь, а он с поднятым хуем на улицу, а там его одежду уже мальчишки унесли и он ходит по двору с поднятым хуем

            лера говорит: а я в общежитии с негром спала, мне было интересно, но противно, потому что у него хуй, как насекомое, правда он не совсем негр, скорее араб

            таня говорит: а мне подруга рассказывала, что ее негр ебал таким большим хуем, что она потом три недели под юбку заглядывала, думала, что там что-то осталось

            (вчера по электронке пришло письмо: "ублюдок, чтоб ты сдох, уебывай из этого города", кто-то узнал мой электронный адрес, никому постороннему не давал, значит, кто-то из знакомых, которые в глаза улыбаются, делают вид, что ничего не знают, сочувствуют, а сами - такие письма, я ничего делать не стал, просто сменил е-мэйл, жаль, что не могу уехать, не потому, что денег нет, просто страшно, куда, ждут ли там, нигде никому не нужен)

            маша говорит: обрезанный хуй всегда был для меня загадкой, а увидеть его мне удалось совсем случайно и я вначале не поняла, что это он и есть, и ты знаешь, очень даже удобно, а еще говорят, что это гигиенично

            потом все долго говорили про скопцов, никто не вникал в суть проблемы, ее историческую и идейную подоплеку, отсутствия хуя, парадокс самостоятельного отказа от хуя - вот что волновало собравшихся, и это разговор вызвал у многих слезоточивый зуд где-то внутри, в районе простаты

            скопцы стали поводом для начала еще более интеллектуальной беседы, а именно всплыли фаринелли-кастрат, мальчики из хора, святые отцы, многочисленные киноперсонажи, кларк отдыхал, потому что за ним всегда стояла мораль и политкорректность

            (я пишу этот роман как бы с того света и поэтому считаю, что имею право на создание подобного текста, вряд ли кого-то он шокирует и оставит неравнодушным, как мне сказал леня после беглого прочтения "другой любви", мне жалко этого человека (автора), ему в жизни чего-то не хватало, думаю, что каждого читающего эти строки посетит аналогичная мысль и он на все сто процентов окажется прав, потому что в данный момент мне не хватает очень много, а именно самого себя, того себя, которым я был до болезни)

            (странное ощущение испытывает человек, который не может быть со своей тайной один на один, ощущение становится еще более странным, когда эта тайна, не по его воле, становится достоянием неведомых ему людей, сегодня опять пришли угрозы на мой пейджер и я даже не пытаюсь сменить номер, потому что эти неизвестные мне недоумки все равно его узнают, вчера ночью, когда я пошел смотреть на фонтаны, они шли за мной, их было двое, на одном была маска дракулы, а на втором маска взбесившегося поросенка, мне показалось, что в руках у них были топоры, они ждали, когда я нападу на них, сделаю агрессивный шаг первым, чтобы зарубить меня, чтобы их совесть была чиста, ведь даже последний подонок не всегда может решиться напасть первым - из-за трусости, не всегда может напасть сзади - из-за ложного чувства благородства, подонки не могут быть благородными, скажешь ты, но ты ошибаешься, так же как и ошибался раньше я)

            (надо любить и уважать убийц, хотя бы за то, что они уже сделали это, на что лично ты никогда не мог решиться, хотя очень хотелось, иногда это чувство, вызванное другими чувствами - мести, негодования, обиды, безумия - как ком вступает где-то в аорте, и хочется взять топор или пистолет и чтобы больше никогда не видеть, чтобы даже не трепыхался, но потом переживаешь это состояние, оно проходит, а потом и не вспоминаешь о нем вовсе, говорят, что именно это нереализованное желание порождает раковые клетки, вроде как мифическая энергия убийства никуда не девается, не убив, ты в итоге убиваешь себя, изнутри, из самого уязвимого места)

            лиза говорит: мой младший брат меня спросил: где у рыбы хуй, я у него спрашиваю: откуда ты знаешь такие слова, а он: меня мой друг антоша в садике научил

            лиля говорит: я тоскую по большому хую

            пора остановиться, ведь всем понятно, что эта история про хуй была задумана для того, чтобы ты обязательно прочитал то, что я вынес в скобки, такая ловушка, обманка, ты будешь читать про хуй, смеяться, плеваться и обязательно всё до конца (я знаю, как ты испорчен), и ты хотя бы пробежишь глазами то, что самое важное, мои жалобы

            я никогда не был в другой стране, все думают, что я люблю испанию, на самом деле это не так, я не люблю испанию, никакую другую страну, все эти волшебные эльдорадо, я люблю самую грязную, самую пустую страну, населенную моими клонами

            все говорят, что я не ужился бы со своим клоном, может быть, но зато я буду знать, что он скажет, что подумает, как захочет кончить, и он не будет страдать из-за того, что я болен

            быть может, убийцы хотят завладеть моими волосами, я стал замечать, что мои волосы выпадают и куда-то бесследно исчезают, значит, они кому-то нужны, но я лысею, мне мои волосы нужны самому

            вчера убийцы нагадили у меня под дверью, насрали

            я всегда мечтал взять свой хуй в рот, но я не могу так сильно изогнуться, хотя в кино видел, как это делают другие, и во сне, в навязчивом сне: я беру сам у себя, а однажды я видел даже свое лицо

            лиля, рита, ира, игорь и рома вчера заходили, они не убийцы, но они разбили диктофон, на который я записывал их разговоры, они пробовали меня душить, но разве можно задушить труп, они только смогли выдавить из меня всю слюну, они все были в моей слюне, моей инфицированной слюне, они разбили мой диктофон, а там было еще много про хуй, много смешного и отвратительного, но про хуй придумывать несложно

            поводом и причиной моей болезни стал мой хуй

            опять завоняло говном, опять убийцы насрали под дверью

            убийцу очень легко узнать в толпе по блеску в глазах, по выпуклым венам на руках, по ярко-красной головке

            убийца, тот, что в маске взбесившегося поросенка, стоит под окном с блеском в глазах

            я тоже убийца, хочу переспать со всеми, кто не знает

            никто ничего не знает

            старуха с васильевского так и не умерла, не смогла, а ваня офицер, военный летчик, разучился писать, может написать только слово хуй, ну ты знаешь, военным больше ничего и не надо

            старуха с васильевского, хотя и была обеспечена антикварными часами, была несчастной, и это несчастье было изображено на ее лице, на нем не было ни синяков ни кровоподтеков, но как бы тебе объяснить, ты никогда не ездил на дизеле, вот там в тамбурах, у них раковые клетки в самых зрачках

            я отнес в поликлинику на анализ кал убийц, в нем оказались яйца глистов и сгустки крови

            я разучился плакать - это тоже симптом моей болезни, ничего страшного, как-нибудь переживу, плакать не какать

            ты мне поможешь, билет только в один конец, в грязную страну, в общем вагоне, помыть хуй

            будь осторожен: этот текст инфицирован, лучше не прикасаться к буквам языком

            днем я работаю редактором газеты, а ночью танцую стриптиз, не из-за денег, из-за имиджа: русский писатель, больной спидом, зарабатывает на лекарства, танцуя в трусах от кельвина кляйна

            убийцы - это мои клоны, я знаю, что они думают, что хотят, как кончают, у них мое лицо, особенно в профиль, только одежда разная, хорошо бы не из секонд-хэнда, а чтобы дорогая, не из синтетики, топор нужно наточить, завтра сдать анализы, нельзя уехать, ничего нельзя, нельзя

            этот текст посвящаю Рите Меклиной, которую не знаю, и всем другим девушкам с правильной душой, которые могли бы стать моими


"Вавилон", вып.8:                      
Следующий материал                     


Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Вавилон", вып.8 Александр Анашевич

Copyright © 2001 Александр Анашевич
Copyright © 2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования