Алексей ВЕРНИЦКИЙ

Екатеринбург


      Вавилон: Вестник молодой литературы.

          Вып. 1 (17). - М.: ВГФ им. Пушкина, 1992.
          Обложка Вадима Калинина.
          ISBN 5-86310-009-5
          С.13-15.




    ENGELSVARIATIONEN

    1

    Ты не можешь говорить со мной.
    Тебе нельзя говорить со мной.
    Если ты одинок, то тебе
    Нельзя говорить со мной.

    2

    Пусть будет хоть так.
    Пусть будет хоть так.
    Скоро никак не будет,
    Так пусть будет хоть так.

    3

    Я остро стра от недостатка ласки.

    4

    Пусть хоть это будет.
    Пусть хоть это будет.
    Лучшему не бывать,
    Так пусть хоть это будет.

    5

    Ты знаешься со мной, чтоб спрашивать погоду,
    Но ее предскажут только моряки.

    6

    Все исчезнет, - сказал Энгельс, - все должно погибнуть.
    Любое дерево будет срублено, и любое гнездо будет разорено.
    Любая мечта не сбудется, и любой план не осуществится.
    Все рожденные умрут, и все созданное разрушится.
    И не будет утешения рыдавшим, и не будет возмездия притеснявшим;
    Не сохранится ни слов поэтов, ни красок артистов,
    Ни воспоминаний людей, ни надежд людей.

    7

    И другой ангел следовал за ним, говоря: пал, пал Вавилон.
                                        Апокалипсис 14, 8


    МАЛЕНЬКИЙ ПРИНЦ, XXI

            Вот тут и появился Крис.
            - Кто ты? - спросил Маленький Принц. - Какой ты задумчивый!
            - Я Крис, - ответил Крис. - Поговори со мной. Мне так грустно.
            - А что тебе интересно? - спросил Маленький Принц.
            - Например, космос. Я космический врач. Психолог.
            - Если ты психолог, то мог бы помирить меня с одной розой? Это было не на Земле, далеко отсюда...
            - А на той планете есть люди? - осведомился Крис.
            - Нет, - ответил Маленький Принц.
            - Это хорошо, - сказал Крис. - А с кем ты разговариваешь, когда тебе одиноко?
            - Сам с собой - или с розой...
            - Это быстро надоедает, - вздохнул Крис. - Наверно, она тебя приручила. Или антиприручила. Я тоже хочу антиприручить тебя.
            - Это будет так же, как с розой? - спросил Маленький Принц.
            - Нет. Мы просто будем встречаться и обмениваться информацией. Я могу рассказать тебе что-нибудь о космосе.
            - Я могу рассказать тебе о моих путешествиях, но там совсем особенный космос. Это мой космос, - подумал Маленький Принц.
            - В детстве я очень любил собирать марки. Если я представлю каждое твое путешествие наклеенным на отдельную марку и подумаю о том, как эти марки пахнут свежей краской и сверкают глубокими цветами, отделенные от окружающего мира шеренгами зубчиков, то я сразу почувствую, что мне очень хочется слушать о твоих путешествиях, - подумал Крис, - а это нужно мне, чтобы антиприручить тебя.
            - А что значит "антиприручить"? - подумал Маленький Принц.
            - Этого слова никто не знает. Оно означает: создать антипривязанности. А для того, чтобы создать антипривязанности, нужно просто тщательно соблюдать антиритуалы, - подумал Крис. - Например, представь себе, что я прихожу и говорю тебе доброе слово. Или - так проще объяснить - приношу большую шоколадную конфету, какую ты никогда не ел. Ты думаешь: какой замечательный у меня друг, смотрите, что он для меня где-то отыскал. В следующий раз я снова приношу такую конфету. Ты думаешь: возможно, там - откуда он ко мне приходит - очень много таких конфет. Интересно было бы туда попасть и хоть раз посмотреть на это. Но на третий раз я не приношу ничего, а тебе неудобно спросить меня, почему. Ты думаешь: может быть, его дедушка работал на кондитерской фабрике, но вот теперь ушел на пенсию, и конфет больше не будет. Но через раз конфеты снова появляются. Ты думаешь: может быть, его дедушка не ушел на пенсию, а просто был в отпуске. Или болел. Говорил он мне что-нибудь о больном дедушке?
            Ты понял, что значит "антиритуал"? Неважно, как я буду ласкать тебя и что ты станешь думать обо мне, просто нужно, чтобы структура твоих мыслей обо мне с каждым разом становилась сложнее и неопределеннее. Если ты не выдержишь этого и начнешь задавать мне вопросы, то я отвечу, что ты ставишь меня в неудобное положение.
            И так со всем. Если ты каждый раз не сможешь предсказать, с какой стороны сцены я появлюсь, и каким будет выражение моих глаз, то я могу запускать в тебя хоботки удивления и интереса до тех пор, пока они не пройдут сквозь все твое сознание, словно корни баобаба сквозь маленькую планету, и любая твоя мысль не станет связана со мной.
            Так Крис антиприручил Маленького Принца. И вот настало время прощаться.
            - Мне плохо... - сказал, вздохнув, Маленький Принц.
            - Я сильно привязался к тебе, - вставил Крис. - Мне было бы трудно отвыкнуть от встреч с тобой.
            - Рядом с тобой мне холоднее, чем в космосе, - продолжил Маленький Принц.
            - Я не могу понять, кто из нас виноват в том, что наша дружба разрушилась. Но согласись, что мы не так уж плохо проводили время, - защищался Крис. - Мы научились друг у друга разным интересным вещам, мы много говорили...
            - С тобой холодней, чем в космосе, - повторил Маленький Принц. - Ты, может быть, видел, я договаривался со змейкой... У нее смертельный яд. Сегодня я вернусь на свою планету. Жаль только, что там уже не будет моей розы. Меня мучает совесть перед ней...
            - Я не знаю, что сказать тебе на прощание, - ответил Крис.



    * * *

    Стал спрашивать.
    Слышали, но не знают.
    Можно ли помочь, не сказали.


"Вавилон", вып.1:                
Следующий материал               



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Вавилон", вып.1 Алексей Верницкий

Copyright © 2001 Алексей Верницкий
Copyright © 2001 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования