Дмитрий ВОЛЧЕК


    РИСК: Альманах.

      Вып. 4. - М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2002.
      ISBN 5-900506-98-3
      Обложка Вадима Калинина.
      С.56-57.

        Заказать эту книгу почтой


"Литературный дневник"
(2 т-та из 3)



    БОГАТСТВО

            Ярослав пишет, что на нем "ботинки miu miu, тонкие шерстяные брюки dolce e gabbana, полупрозрачная черная рубашка vivienne westwood и куртка helmut lahg". Мы знали эту Миу-Миу, она плясала с Колюшем в кинотеатре "Спартак", а потом у Бертрана Блие на Маросейке. В октябрьском каталоге инструкция: где богатые снимают красивых. Бежевые вторники в баре "Bowery", субботний шоппинг в золотом треугольнике: DKNY, Calvin Klein и Barneys, а потом можно заглянуть к Nicole Farhi. Это в Нью-Йорке, а в Лос-Анджелесе: бассейн отеля Mondrian, West Hollywood, субботний вечер. Джоггинг в Хэнкок-парке. Воскресный бранч в отеле "Bel Air". Вечером в среду - "Таити", в воскресенье - "Мэрикс". Ступеньки причала Санта-Моника, где крутятся начинающие актеры. "Уже снимался в рекламе гольф-клуба". Приехал из Орегона, надумал купить tan nylon raincoat, $650, merino wool turtleneck, $245, both by Alfred Dunhill. Маленькая родинка на правой скуле, ничуть не портит. Кошмарный зелено-красно-зеленый пояс, нужно роскошное тело, чтобы смотрелся с хаки. Зато хорош dark brown three-button fine-wale corduroy blazer, $295, by Nautica, всего-то ничего. Трое на все вкусы, средний то ли еврей, то ли турок. Еврей, должно быть. Юра говорит, что если ты не еврей и не пидор, в Нью-Йорке хуй устроишься. Но ты же не еврей. Смеется. А Сережа жалуется, что я дал ему фальшивую сотню баксов. Да ты что? А вот парень посмотрел на катере, не хватает тайных знаков. Но потом оказалось, что настоящая, в обмене приняли. Пересеченный крестиком кружок на развилке линии Головы и линии Счастья обещает известность и богатство, достигнутые путем изобретательности и искусства.
            Бар "Стелла", конец месяца. Сюда приходят сниматься красавцы, которым не хватает на ренту. Квартиры на Манхэттене - цены все растут и растут. Это был любимый прием: гадать по ладони в первый день знакомства, такой энергетический вампиризм. Дал руку, значит готов. А мог бы поселиться в Нью-Джерси, таскаться на позорной электричке. Но это стигма.
            "Теперь наш рынок - не нувориши, а белые воротнички", - объясняет А.
            В бутике на Гогенцоллернштрассе сразу купили всё: плащ, брюки, носки, галстук. "Босс" с ног до головы, преуспевающий менеджер, знак карьеры: вертикальная линия на холме Сатурна. Можем ушить за два часа, у нас есть портной. Тебе идет navy blue, рекомендую вот этот.
            Посоветовала еще заказать треугольную оправу - "ты что, это же посмешище" - с зелеными стеклами, зря только заплатил, в таких разве что на хэллоуин. А Виталик вставил обычные, очень хорошо, особенно с белым свитером. У Карла были черные замшевые ботинки, шикарные, сказал, что это мальборо, но, когда пришли в пятницу, не оказалось сорок первого размера. Славка посмотрел на зеленые вельветовые штаны докерс, скривился: ты их лучше не носи больше, ужасно, особенно в бедрах. А мне так нравятся накладные карманы, удобно кататься на самокате, купил в дьюти-фри в Хитроу. А Н.З., когда услышала диету из "Вога", засмеялась: манго! Папайя! Кумкваты! Ты что, столько кислоты, у меня же гастрит.
            Ш., например, уже десять лет не спускался в метро, и Мартин тоже. Но потом ревнивый С. вытолкнул его из bmw и забрал бумажник, пришлось добираться домой на ебаной электричке с грибниками. Это был экспириенс.
            "Ты лучше его не бери, посмотри на руки". И точно, странные пятна. Т. сразу испугался, отсел подальше. Оказалось вот что: работал в литейном цехе, там брызгала кислота. Потом его извлек какой-то немец, приодел. И Т. доволен - еблив и ласков.
            А когда мы шли в "Шапо Руж", остановился лимузин с венскими номерами, и красавец в смокинге купил у араба героин. Похож на дирижера.
            На Миконосе в пиано-баре мы сидели с таким: все время щупал узлы на шее, и рука дрожала.
            С К. мы однажды видели, как к хастлер-бару подъехал парень на феррари и снял всех малолеток. Как в фильме И.П. - вышел из сумасшедшего дома и женился на уродливой мафиозной дочке для прикрытия.
            Но все-таки один раз пришлось, потому что перекрыли мост. И как назло: в вагоне оказалась консьержка, смотрела ехидно. Пришлось отвести глаза. Слава богу, там был этот в белых штанах и кожаной куртке, ничего, и даже подмигнул, типа готов.


    ЛЕЗВИЯ И МОЛОКО

            - Приехал из Сибири, не мог уснуть, два часа ворочался, потом достал лыжные палки, воткнул в ковер, связал сверху, лег под них и отрубился.
            - А при чем тут палки?
            - Ну я же говорю, пирамида. На все влияет. Он там в Сибири шаманил, понимаешь? Там знаешь, какое небо? Сидишь у костра, и дым вверх, прямо к звездам. И все вокруг костра пляшут.
            - Голые? - поспешно поинтересовался Костик.
            - Да нет. В таких костюмах специальных. С кистями.
            - А пирамида при чем?
            - Ну как ты не понимаешь?! - рассердился Никита. - Главное, чтобы наверху сходилось в одной точке. Как шалаш, например. Энергия сверху идет. Помнишь, совки делали пакеты с молоком треугольные? Так это чтоб оно дольше хранилось. Там такое излучение, благотворное, короче. Вот и мумии тоже.
            - Что, не скисают?
            - Ну ты стебешься, а я серьезно говорю. Если молоко принести в египетскую пирамиду, оно долго не будет скисать. Дольше, чем в холодильнике. А лезвия сами заточатся. Можешь бриться, сколько влезет. - Никита лизнул соль, всхлипнул лимоном. - И ножи тоже. Там вообще все острее становится. Поэтому и точилки делали в виде пирамиды, помнишь? В детстве такие были.
            - Так значит, лезвия и молоко... А ты это дело пробовал? - залез в сервант Костик.
            Никите сразу понравилось - зеленое с просинью, как в Марианской впадине.
            - Ты вот смотри, так-то не глотай, - открыл сахарницу Костик. - Насыпаешь сюда, теперь поджигаешь, выливаешь обратно, пусть прогорит... Теперь давай залпом, пока теплый.
            - Не погас еще.
            - Да это у тебя глюки. Дунь на него, если боишься.
            Наверно, под обоями жили муравьи, те самые, что обгладывают человека до костей, стоит только зазеваться и уснуть в пустыне. Да, конечно, они спокойно могли прятаться под розеткой, ползать по проводам из квартиры в квартиру.
            - А ты этот-то стаф хочешь? - Костик зашуршал в рюкзаке, достал кулек, развернул.
            - Сушеные, - оценил Никита. - А где берешь? Из Мексики, что ли?
            - Тут под Малаховкой растут. Такой правильный лесок есть. Я тебе нарисую, как идти. Ты бери, не стесняйся.
            Никите показалось, что за занавеской кто-то стоит, одноногий с лыжными палками, пытается смастерить пирамиду.
            Или это был кактус, изогнутый, как арфа, с белыми жирными цветами.
            - Дай-ка я тебе погадаю, - деревянным голосом предложил Костик, и Никита покорно сунул правую руку, потом смутился, предложил левую.
            - Вот тут видишь, - развернул Костик честную ладонь. - Звездочка у большого пальца. А слева - бугорок Венеры.
            Какое-то время Никита барахтался - "Эй, парень, ты че, я не этот, я слаломист", но скоро всё стало кривым и зеленым, и маленький серебряный вертолет взлетел за окном, замигал в форточку ехидными огоньками, а тот, кто стоял за занавеской, воткнул, наконец, свои палки и завалился спать.
            Когда утром пошли за опохмелкой, продавщица подмигнула Костику: "Какая у вас неумелая подруга, молодой человек". Дома Костик разглядывал пятна, показывал язык зеркалу: "Пиздец, пиздец, пирамида". Пришлось пять дней ходить в институт в свитере, а к субботе, когда настала пора вновь ловить фюрера, следов не осталось.


    ЕБЛЯ С МАЛОЛЕТКОЙ

            Профессор считал, что можно вот так вот запросто поиметь малолетку. Будто бы ничего не будет. Прижигать сигаретами, запихивать бутылку, и чтобы тот еще грыз педигрипал из трезоровой миски.
            Мы тоже сняли одного на Ярославском вокзале, и ничего не вышло. Рублевское шоссе, горки-девять, дачи ельцина и путина, жирные менты отдают честь, запихнул руку в фальшивые штаны адидас. Разве есть кайф, если вместо хуя какой-то фунтик?
            Образованная оля говорит, что сказочник андерсен, когда дрочил, ставил на полях дневника крестик. Искусствовед новиков принес статью "маргиналии где-то там", и нам в восемьдесят шестом году это показалось заумным: маргиналии!
            Но козлы были против. Вечно лезут, куда не надо. Вломились, замели всех, сфотографировали ожоги. Не посмотрели, что преподает историю религий. Устроили танец семи покрывал.
            Какого хуя: хасиды вообще обязаны жениться в тринадцать лет.
            Мы ткнули его в джакузи, матерился. Ясное дело: вокзал. Но никита дал ему пиздюлей. Очень красиво: никита поджарый, сутулый, в клетчатой рубашке. Многие считают, что в сутулости есть нечто эротичное, такой надлом, как в швейцарском ноже.
            А петр говорит: "профессор не виноват, он гуманист, он вообще не курит". Смех и грех.
            Для ебли с малолеткой нужен антураж: шестисотый мерс, мрамор в гостиной, попугай в золоченой клетке.
            Как у той девки, что ела картофельный суп в риобамбе; никита сказал: посмотри, какие у нее очки дона каран. А откуда ты знаешь, что дона каран? А у нее надпись на дужке, просто сейчас упала прядь и не видно.
            В меню даже были цацики и эспрессо puro italiano. Но потом оказалось, что ничего нет, будто бы сломался насос. Как всегда, наёбка.


"РИСК", вып.4:                      
Следующий материал                     


Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"РИСК", вып.4 Дмитрий Волчек

Copyright © 2002 Дмитрий Волчек
Copyright © 2002 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования