APPENDIX

Берсеньев В.В.
(Российский Государственный Исторический Архив)
Марков А.Р.
(СПб Государственная Академия Культуры)

ПОЛИЦИЯ И ГЕИ:
Эпизод из эпохи Александра III


        РИСК: Альманах.

          Вып. 3. - М.: АРГО-РИСК, 1998.
          Обложка: фотография Виктории Урман-Куслик и Павла Белозерцева, дизайн Олега Пащенко.
          С.105-116.

            Заказать эту книгу почтой


            Настоящая статья писалась два года назад. Если бы мы работали над нею сегодня, то иначе расставили бы некоторые акценты и изменили бы структуру текста. Однако, сосредоточенные на подготовке большого исследования по истории российских геев с начала прошлого века, мы все же находим полезным публикацию статьи в ее первоначальном виде. Авторы.

            Готовя настоящий документ к публикации, мы столкнулись с трудностями различного характера. Будучи убежденными в необходимости обнародования его текста без купюр, авторы понимали, что отдельные представители отечественного научно-гуманитарного сообщества могут испытать столь сильные неприятные эмоции при ознакомлении с оригинальным текстом, что усомнятся в научно-культурной важности публикации. Тем более, что уже существует статья, прошедшая жесткую самоцензуру: в третьем выпуске историко-краеведческого сборника "Невский архив" некто под псевдонимом Константин Ротиков напечатал отрывки из публикуемого нами документа под заголовком "Эпизод из жизни "голубого" Петербурга" 1. Цель Ротикова заключалась, видимо, в том, чтобы, не шокируя публику, ознакомить ее со страницей истории петербургского гомосексуального сообщества. Научная ценность этого предприятия, к сожалению, не велика, так как автор невнимательно подошел даже к датированию документа. Сколько-нибудь обстоятельный анализ материала отсутствует. Между тем значение документа значительно превосходит рамки краеведческого и группового интереса.


        I. Источниковедческие замечания

            Публикуемый документ уже не раз попадал в руки исследователей: более того, в каталоге Российского Государственного Исторического Архива он фигурирует под фамилией каждой из указанных в прилагаемом к нему списке персоналий. Несмотря на это внимание архивистов и исследователей, происхождение текста остается не вполне очевидным. Он обнаружен в личном архиве Михаила Николаевича Островского, министра государственных имуществ в 1881-1893 гг., председателя департамента законов Государственного Совета в 1893-1899 гг., в фонде 1683. Судя по тому, что документ не подписан и не датирован, речь идет о копии. Преамбула к основному тексту свидетельствует, что перед нами служебная записка, составленная начальником некоего "Управления" по запросу "Его Превосходительства", накануне передавшего автору "письмо известного лица" и при сем "анонимное заявление о развившемся в столице мужеложестве". Почему одним из получателей копии оказался М.Н.Островский? Возможно, в качестве министра государственных имуществ, поскольку "характеристика" одного из чиновников ведомства, А.А.Гусева, нарушает алфавитный порядок, принятый в вышеупомянутом списке. Но не менее вероятно, что в качестве председателя департамента законов Государственного Совета (хотя и с учетом его прежней должности), поскольку в 1890-е гг. продолжались дебаты о новой редакции Уголовного Уложения и, в частности, вокруг статьи 995 "О мужеложестве".
            К последнему выводу нас подталкивают даты, установленные в результате сравнительного анализа возраста упомянутых персоналий. В частности, составитель записки указывает, что князю В.П.Мещерскому (1839-1914) на момент составления его досье 55 лет. т.е. речь идет о 1894 г. или около того. Возраст других лиц указывает на значительно более ранние даты, видимо совпадающие со временем заведения на них соответствующих справок: Н.Л.Гавлюковскому (р. 27.10.1868 г.) 22 года, А.А.Гусеву (~1843 г.р.) 35 лет, С.И.Донаурову (1839-1897) 38 лет, А.А.Славину (р. 09.01.1864 - ум. 28.01.1891) 24 года, Б.С.Энгельфельду (1819-1895) 69 лет. Датирование документа 1894 годом вызывает единственное сомнение, связанное со смертью актера драматических театров А.А.Славина: нужно ли было включать в подобный список мертвого? Если же речь идет о 1890/91 годе (возраст Гавлюковского), то в случае князя Мещерского составитель его досье (или переписчик) допустил ошибку/описку. Хотя, конечно, бюрократия могла и не заметить таких "мелочей", как смерть актера. Учитывая принципы составления "биословаря", мы в любом случае сомневаемся в привязке К.Ротиковым даты составления документа к фигурирующим в досье событиям жизни Г.И.Депари - одного из его персонажей. Более или менее уверенно текст датируется концом 1890 - 1894 гг.
            Выше уже говорилось, что автор записки - начальник "Управления". О чем может идти речь? Вероятно, о Санкт-Петербургском губернском жандармском управлении (начальник на начало 1890-х гг. - генерал-майор Виктор Иванович Оноприенко) либо Врачебно-полицейском управлении Министерства внутренних дел: таков характер сообщаемых сведений, собранных только в столице и предполагающих работу значительной агентуры. Что касается того, что полиция собирала информацию о гомосексуальной жизни Петербурга, то это сомнений не вызывает. В пособии "Судебная гинекология" В.Мержеевский пишет об истории шантажа двумя молодыми людьми датского подданного Ф., проживавшего в Санкт-Петербурге, о котором в полиции имелись сведения как о гомосексуалисте 2. Но, судя по тексту документа, автор не знает вопроса в "медицинском" смысле, в то время, как русской публике уже были известны сочинения врачей и судебных медиков, российских и иностранных - В.Мержеевского, В.М.Тарновского, Р. фон Краффт-Эбинга, Й.Л.Каспера и другие, - весьма различающиеся в трактовках, но тем не менее постепенно конструирующие "гомосексуализм" как самостоятельную патологию, а "гомосексуалиста" - как тип личности, что отражало изменения в медицинских воззрениях второй половины прошлого века 3. Все это никак не отразилось на языке нашего чиновника, что позволяет усомниться в причастности одной из упомянутых институций - Врачебно-полицейского управления - к составлению бумаги. Автор записки имел достаточный чин, чтобы быть осведомленным о намерениях "ведомств Военного и Народного Просвещения". Что касается адресата записки, то факт получения копии Островским указывает на интерес к такого рода информации высоких чинов в ранге министра, члена Государственного совета.
            Вероятно, составитель документа либо стремился воспользоваться поступившим запросом в личных "политических" целях, либо учитывал интересы "Его превосходительства", либо и то, и другое. Так, в качестве покровителей двух гомосексуалов упоминаются лица, самостоятельно в списке не фигурирующие - начальник [Главного] Тюремного Комитета М.Н.Галкин-Врас[c]кий (55-летний служащий комитета Величко поддерживает с ним "хорошие отношения") и директор Императорских театров И.А.Всеволожский (1835-1909) (оказал протекцию по трудоустройству в его собственную дирекцию Бабину - "небогатому", но имеющему знакомства в "высшем кругу") 4. Неудивительно, учитывая занимаемую им должности, что И.А.Всеволожский - персонаж дневников и переписки влиятельных лиц, близко связанных с одной из персоналий биографического добавления к записке - фаворитом Александра III князем Владимиром Петровичем Мещерским. Так, в РГИА хранится переписка Всеволожского и государственного контролера Тертия Ивановича Филиппова 5. Последний именно на рубеже 1880-90-х гг. был тесно связан с Мещерским их интригой против обер-прокурора Синода К.П.Победоносцева по внешнеполитическому вопросу о верховенстве Константинопольского Вселенского патриарха над болгарской церковью 6. Т.И.Филиппов, которого многие рассматривали в качестве достойного конкурента Победоносцева на должность обер-прокурора, считался признанным знатоком церковных вопросов 7. Разумеется, еще до открытого конфликта их отношения были натянутыми. Будучи вице-президентом Палестинского общества, опекавшего русских паломников в святой земле, Филиппов, при посредничестве председателя общества великого князя Сергея Александровича, имел возможность предпринимать и некоторые практические шаги в церковных делах. Отметим, между прочим, что Сергей Александрович описывается знавшими его лично мемуаристами в весьма двусмысленных тонах: "нежный" юноша (в отношениях с братом Павлом); любитель носить корсеты; создатель, в бытность его московским генерал-губернатором, хора молодых офицеров 8. Интересно связать эти намеки с информацией автора документа о тосте "за отсутствующих высокопоставленных покровителей общества и в особенности за одно высокопоставленное лицо, считающееся высшим покровителем", хотя, конечно, никаких прямых указаний на это "лицо" нет (но показателен сам факт сохранения инкогнито для столь откровенной записки). Как показывает переписка Победоносцева, обер-прокурор был раздражен вмешательством Филиппова в церковную политику и называл одним из авторов интриги князя Мещерского. Мещерский же в мемуарах 1890-х гг. описывает свой разлад с Победоносцевым как следствие сближения с Филипповым, обходя, однако, как "политическую" сторону дела, так и "сексуальную" подоплеку их конфликта. Из той же победоносцевской переписки известна история с молодым трубачом (подробнее всего из письма министра народного просвещения И.Д.Делянова) - будто бы главная причина разрыва их отношений. Дело получило широкую огласку летом 1887 г. Записки графа Витте дают необходимые разъяснения о скандале 9. Конфликт разгорелся между Мещерским и графом Келлером вокруг молодого трубача из подчиненного графу лейб-стрелкового батальона столичного гарнизона. Князь добился отставки военачальника, препятствовавшего ему видеться с любовником. Но позднее проведенное расследование подтвердило правоту графа Келлера, а слухи о деле быстро распространились по Петербургу. В дневнике Филиппова за 1892 г. не раз упоминается и получатель записки М.Н.Островский, нередко бывавший у государственного контролера в гостях и пересказывавший ему деликатные подробности министерских интриг 10. Таким образом, упомянутые в записке лица, их покровители вовлечены в большие политические интриги, и любой осведомленный высокий сановник не мог отрешиться от этой "злобы дня", читая публикуемый документ. Интересно, однако, и то, сколь малую роль сыграла собранная полицейская информация в перипетиях карьеры попавших в "черный список" лиц, как это видно из биографии и самого князя Мещерского, вновь оказавшегося "на коне" в конце 1890-х гг., уже при Николае II, и из фактов жизни менее заметных фигур. Например, А.А.Гусев, младший столоначальник Лесного департамента Министерства государственных имуществ, получил повышение по службе в 1886 г., спустя 8 лет после заведения на него полицейского досье, и стал старшим столоначальником (с 1884 г. - коллежский советник) того же департамента. В июне 1891 г. он переходит к Филиппову в Госконтроль на должность чиновника особых поручений VI класса и позднее получает ранг статского советника 11. Поэтому, мы склонны предположить, что в тогдашней придворно-бюрократической атмосфере агентурная информация, наподобие собранной, могла использоваться главным образом в качестве "подспорья" для закулисных чиновничьих интриг.


        II. О языке документа

            а) Что такое мужеложество?

            Остановимся на особенностях риторики настоящего текста. Перед нами образец бюрократического письма без юридических или медицинских коннотаций. Автор, полицейский чиновник, пользуется понятием "мужеложество" для описываемого им явления. Происхождение слова - древнерусское: его наиболее ранней зафиксированной формой было "мужелогание" (впервые - в тексте XII века). Это понятие - "калька" древнегреческого - "соединение мужчин, самцов", "мужесцепление" - и, тем самым, означает определенное действие. В российской медицинской литературе конца XIX века "мужеложество", "содомия" и "педерастия" часто использовались как синонимы. Два последних имели более широкое применение и отличались известной неопределенностью значений, имея ввиду и гомо-, и гетеросексуальные акты. "Мужеложество" как юридический термин также могло описывать гетеросексуальный анальный акт (согласно определению Сената по делу Микиртумова в 1869 г.). В публикуемом документе это понятие охватывает как анальный, так и оральный секс, взаимную мастурбацию, мужской групповой секс и мужскую проституцию, означая известные телесные акты (но не более того!). При всей расплывчатости понятий можно утверждать, что автор далек от идеи патологической гомосексуальной личности и рассматривает то, что позднее назовут "гомосексуализмом", как недавно возникший и быстро распространившийся социальный порок ("существует уже несколько лет"), свойственный "главным образом" "людям богатым, для которых сношения с женщинами сделались уже ненавистными". "Неимущие" и "молодые люди" - только "жертвы", кои "питают весьма часто глубокое призрение к подобного рода промыслу, но отдаются ему тем не менее, хотя и с отвращением, ради выгод и приобретения средств к веселому и легкому существованию". Эта картина сексуального поведения куда больше напоминает взгляд на человеческое тело как социально, а не биологически детерминированное, распространенный в анатомических и медицинских трактатах до середины XVIII века, нежели современные автору европейские "натуралистические" представления. При этом, правда, важно отметить, что медицина 1880-90-х гг. также оставляла широкое поле для понимания гомосексуализма как социального порока: например, В.М.Тарновский уделял значительное внимание "приобретенной педерастии" 12. В свою очередь, тема социально-имущественного расслоения стала доминировать в размышлениях российской образованной публики после эпохи Великих реформ, в годы бытрого экономического развития при Александре III (1881-1894). "Купеческая" драматургия А.Н.Островского, "крестьянская" литература, социальные романы Толстого так или иначе обратились к обсуждению болезней "капитализации" страны. Появление слоя неимущих, но праздных горожан, "людей дна" также "оформилось" в самостоятельную тему публицистов и писателей. В отличие от распространенного в западноевропейских текстах имиджа опасного "люмпен-пролетария", которого необходимо надежно изолировать и контролировать, как источник беспорядка и болезни, в т.ч. для буржуазного семейства, в России часто используется иная конструкция - развратный "буржуа"/бюрократ/дворянин разлагает традиционную народную нравственность. Имея богатую предысторию в славянофильской традиции, эта идея была подхвачена и консерваторами с их антибюрократической риторикой, и осторожными либералами с их противоречивым идеалом Запада, и революционерами с дорогим их сердцу крестьянином-общинником, а позднее - пролетарием. Конечно, существовало и близкое соответствующим европейским текстам видение предмета, но в подчеркнуто умеренных тонах и с более чем немногочисленным кругом сторонников (по крайней мере до 1907-1917 гг.). Эта же специфика отличает и русские медицинские и юридические тексты о проституции и гомосексуализме (при всем их отличии друг от друга). Мы не стали бы утверждать, что такой взгляд на вещи заимствован нашим чиновником из каких-то текстов - речь идет о "духе времени".

            б) Публичное и приватное: Россия и Европа.

            Тема "заговора", опасной "приватности" происходящего - еще одна связующая нить текста записки. "Развратники" "с одного взгляда узнают друг друга по некоторым неуловимым для постороннего приметам, а знатоки могут даже сразу определить, с последователем какой категории теток имеют дело". У них бывают "собрания", "вечера" и "балы" в различных местах города, есть нечто вроде "клуба" в одном ресторане (видимо, в ресторане Палкина), "высокопоставленные покровители", соединяющие общество "сводни" и даже "особого рода клятва", наподобие масонской, обязывающая "помогать" и "доставлять места" друг другу. "Разврат" скрывается "под благовидным покровом частных семейных вечеров и кутежей в гостиницах". Для пополнения своего круга молодежью члены общества "не щадят, как известно, никаких средств". Впоследствии некоторые их жертвы кончали самоубийством, а другие - "в лучшем случае" - "покидали родительский дом, чтобы жить отдельно на счет своих содержателей-теток, и затем уже бесследно исчезали для своих родных надолго, если не навсегда". Опасное общество разрушает и другой традиционный институт - армию, подрывая отношения субординации и "строгой дисциплины" в войсках. Предложить более или менее убедительную интерпретацию этого настроения можно, учитывая как недавний. так и более отдаленный исторический контекст. Страхи перед тайными обществами разного рода, но с неизменно - для властей предержащих - разрушительными, "революционными" намерениями появились в России после Великой Французской революции и в еще большей мере в конце царствования Александра I и при Николае I. Напомним, что именно в 1822 г. было запрещено российское масонство. Однако, еще более важными представляются события 1860-80-х гг. Деятельность тайных революционных организаций при Александре II, повлекшая гибель царя, и расцвет идеологии консерватизма в России заслуживают в этой связи особого внимания. В условиях быстрого разрушения традиционного общества автору записки главные угрозы видятся в постепенном овладении "развратниками" государственным аппаратом, подрыве основ армии и семьи, т.е., прежде всего, отношений патриархальной власти. Кроме того, на страницах документа отразились сложные отношения между едва народившейся протобуржуазной общественностью и государством, коллизии, связанные с появлением грани между публичным и приватным. В этом смысле не усматривается специфически российских особенностей: подобные страхи широко распространились и в меняющейся Европе. Конкретно, тема масонства могла прийти на ум полицейскому чиновнику и в связи с возрождением интереса к старому русскому масонству, и в связи со скандалами, сотрясавшими французское общество эпохи Третьей республики, о чем в России были осведомлены. Последнее даже более вероятно, поскольку сомнительно, чтобы полицейский чин со столь неизощренным языком читал научные трактаты по истории отечественного масонства.
            Характерно, что самоназвание описываемых в записке лиц - "тетки" - калька распространенного французского вульгаризма "tantes" (в смысле "гомосексуалисты"), что вписывает и эту сторону русской жизни в европейский контекст. Слово могло прийти в Россию разными путями - посредством французов, живших в Петербурге, благодаря русским путешественникам, через литературу и т.п. Да это и не столь важно: главное - это отсутствие разрыва между русскими и европейскими реалиями.

    * * *

            В заключение мы хотели бы отметить, что дальнейшее изучение как данного текста, так и материалов, обнаруженных нами в связи с фигурирующими в нем лицами и событиями, открывает новые возможности для обсуждения проблемы появления и развития современных личности и общества в России, их национальной специфики на европейском - прежде всего германском и французском - фоне, представлений о человеческом теле, публичном и частном и др. Долгое время игнорировавшиеся исследователями, подобные тексты встречаются в отечественных архивах не реже, чем в других странах, и заслуживают самого пристального внимания.


    Примечания


            1 Константин Ротиков. Эпизод из жизни "голубого" Петербурга//Добкин А.И., Кобак А.В., сост. Невский архив: Историко-краеведческий сборник. III. СПб: Atheneum-Феникс, 1997, с.449-466.
            2 Мержеевский В. Судебная гинекология. Руководство для врачей и юристов. СПб: Б.Г.Ямпольский, 1878, с.252-255.
            3 Подробнее об этом см.: Engelstein L. The Keys to Happiness: Sex and the Search for Modernity in
            4 Fin-de-Siecle Russia. Ithaca & London: Cornell University Press, 1992, p.130-144.
            5 О Всеволожском см.: Ротиков К. Указ. соч., с.461-462.
            6 РГИА, ф.652, оп.1, д.597. Три письма за 1885-1893 гг.: из них два с просьбами о резервации мест в театре и одно - с настоятельным заступничеством за начинающего певца Шахламьянца (лл.3-4об).
            7 Письма Победоносцева к Александру III с приложением писем к великому князю Сергею Александровичу и Николаю II. Т.II. М.: Новая Москва, 1926, с.190-191; Ламздорф В.Н. Дневник. 1894-1896. М.: Международные отношения, 1991, с.333-334; Витте С.Ю. Воспоминания. Т.I: 1849-1894. Детство. Царствования Александра II и Александра III. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1960, с.307.
            8 О Филиппове см.: Мещерский В.П. Мои воспоминания. Ч.III (1881-1894гг.). СПб: Ф.Кройс, с.340-345; Витте С.Ю. Воспоминания..., с.307-309.
            9 Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. М.: Современник, 1991, с.116; Витте С.Ю. Воспоминания..., с.200-201; Yousoupoff F. Avant l'exil. 1887-1919. Paris: Plon, 1952, c.96.
            10 К.П.Победоносцев и его корреспонденты. Письма и записки. Т.I: Novum Regnum. Полутом 2-й. М.-Пг.: ГИЗ, 1923, с.673-674, 729-733, 849-850; Витте С.Ю. Там же. Т.III: 17 октября 1905 - 1911. Царствование Николая II. М.: Издательство социально-экономической литературы, 1960, с.582.
            11 РГИА, ф.728, оп.1, д.1, лл.2-3 и др.
            12 Там же, ф.387, оп. 3, д.28152, лл.12,223,28,38,43-43об.
            13 Тарновский В.М. Извращение полового чувства. Судебно-психиатрический очерк // Вестник клинической и судебной психиатрии и невропатологии. Вып.II. СПб: К.Риккер, 1884, с.44-68. Ср. концепцию В.М.Бехтерева: Бехтерев В.М. Лечение внушением превратных половых влечений и онанизма // Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии, 1898, n╟8, с.587-597.


            РГИА ф.1683 оп.1 д.199 лл.1-13

            По поводу переданного мне Вашим Превосходительством, при письме известного лица, анонимного заявления о развившемся в столице мужеложестве, долгом считаю представить на благоусмотрение Ваше некоторые сведения, имеющиеся уже в вверенном мне Управлении по означенному предмету.
            Порок мужеложества 1 существует уже несколько лет, но никогда не принимал такого размера, как в настоящее время, когда нет, можно сказать, ни одного класса в Петербургском населении, среди которого не оказалось бы много его последователей. Как результат полового пресыщения, порок этот главным образом осуществляется людьми богатыми, для которых сношения с женщинами сделались уже ненавистными, и если кружок этих лиц и пополняется затем людьми неимущими, молодыми, то лишь как жертвами, служащими для удовлетворения первых, причем жертвы эти питают весьма часто глубокое личное презрение к подобного рода промыслу, но отдаются ему тем не менее, хотя и с отвращением, ради выгод и приобретения средств к веселому и легкому существованию.
            Возмутительно циничные подробности этого рода разврата, как он практикуется, передаются в следующем виде, а именно: 1-й - когда мужчина, вследствие полового возбуждения, вводит свой член в задний проход другого мужчины и таким образом совершает половой акт; 2-й - когда мужчина вводит свой член в рот другого, причем последний щекочет член языком и таким образом удовлетворяет первого; 3-й - когда мужчина вводит свой член между ляжек другого; 4-й - когда мужчины взаимно онанируют; 5-й - когда мужчина совершает половой акт с молодым человеком или мальчиком посредством одного из четырех первых видов, но при этом чувствует потребность, чтобы в его собственный задний проход вводил член другой мужчина более возмужалый и по возможности с большим членом; и 6-й - когда молодой мужчина, представляя собою проститутку, удовлетворяет за деньги любого мужчину на все способы.
            Последователи всех упомянутых видов мужеложества, как летом, так и зимою сходятся в разных местах. Тетки, как они себя называют, с одного взгляда узнают друг друга по некоторым неуловимым для постороннего приметам, а знатоки могут даже сразу определить, с последователем какой категории теток имеют дело.
            Летом тетки собираются почти ежедневно в Зоологическом саду, и в особенности многолюдны их собрания бывают по субботам и воскресеньям, когда приезжают из лагеря и когда свободны от занятий юнкера, полковые певчие, кадеты, гимназисты и мальчишки-подмастерья 2. Солдаты Л.Гв.Конного полка, кавалергарды, казаки как Уральцы, так и Атаманцы, приходят в Зоологический сад единственно с целью заработать несколько двугривенных без всякого с их стороны труда. Они знают почти всех теток в лицо, и вот солдат, проходя мимо одного из них, многозначительно взглядывает на него и направляется в сторону ватерклозета, оглядываясь, следует ли за ним тетка. Если тетка идет, то в ватерклозете он делает вид, что отправляет свои естественные нужды, и старается показать свой член. Тетка становится рядом и если член действительно большой, то щупает его рукой и платит солдату 20 коп. Подобного рода щупанье тетка проделывает несколько раз в вечер и, выбрав себе член по вкусу, отправляется с солдатом в ближайшие бани, где употребляет его в задний проход или, наоборот, солдат употребляет туда же тетку, за что и получает от него от 3 - 5 рублей. 3
            С юнкерами, кадетами, мальчишками-подмастерьями тетки проделывают то же самое, но только с тою разницею, что щупают их за задницу и, найдя ее соблазнительною для себя, угощают их в саду и затем отправляются с ними на квартиру или в баню. По будням в Зоологический сад тетки отправляются поздно, а до того времени гуляют по Конно-Гвардейскому бульвару. Кроме того гуляют в других садах, по Невскому, заходят в кондитерские, где смотрят, нет ли молодежи. Солдаты и молодые люди, желающие, чтобы их пощупали за члены и заплатили за это, вертятся близь писсуаров у Аничкина моста и близь ватерклозета на Знаменской площади, у Публичной библиотеки и у Михайловского сквера, куда тетки также заглядывают. Зимою тетки встречаются: в среду - в балете, в субботу - в Цирке, Михайловском и Малом театрах, по понедельникам в кафе-шантанах, откуда непременно отправляются ужинать в гостиницы, из которых особенно часто выбирается один ресторан, считающийся как бы клубом теток 4. Здесь они пользуются большим почетом, как выгодные гости, и имеют даже к постоянным услугам одного лакея, который доставляет в отдельные кабинеты подгулявшим теткам молодых солдат и мальчиков.
            По воскресеньям зимою тетки гуляют в Пассаже на верхней галерее, куда утром приходят кадеты и воспитанники, а около 6 часов вечера солдаты и мальчишки-подмастерья. Любимым местом теток служат в особенности катки, куда они приходят высматривать формы катающихся молодых людей, приглашаемых ими затем в кондитерские или к себе на дом. Во время праздников и на Масленице тетки днем гуляют на балаганах, а вечером в манеже, где бывает масса солдат и мальчишек, специально приходящих, чтобы заработать что-нибудь от теток 2. Для большего общения богатые тетки устраивают вечера, балы, на которых они являются в сопровождении своих любовников. Один из таких балов еще недавно был по случаю новоселья в одной роскошно убранной квартире почти в центре города, при этом сам хозяин и некоторые из теток были в дамских платьях. Гостям был подан сначала чай с коньяком, закуска, после чего они танцевали почти до 4-х часов, когда сервирован был роскошный ужин. За ужином вина подавались в гигантских стеклянных членах и провозглашались тосты, соответствующие этому рауту, причем в числе других выделялся тост за отсутствующих высокопоставленных покровителей общества и в особенности за одно высокопоставленное лицо, считающееся высшим покровителем 5. После ужина началась страшная, возмутительная оргия. Мужчины-дамы разделись голыми и в таком виде стали продолжать танцы. В кабинете на роскошной турецкой мебели виднелись в полутьме пьяные группы теток, которые сидели друг у друга на коленях, целовались, щупали друг друга за члены и онанировали; тут же лежал отдельно один из гостей, совсем голый, напоминающий своим телосложением женщину (под комическим названием "Нана"), и перед ним несколько других мужчин целующих и щупающих его. Оргия продолжалась до утра, после чего все разъехались попарно с своими мужчинами-дамами, некоторые домой, а некоторые в гостиницы и бани. Прислугою на таких вечерах обыкновенно не стесняются, потому что она подобрана из своих.
            В организации общества теток самым деятельным органом являются так называемые "сводни", - это лица, занимающиеся приисканием невинных мальчиков для развратных теток и дающие у себя иногда приют, за деньги конечно, всем случайным педерастам, сошедшимся на улице. Все члены общества связаны между собою особого рода клятвою, практиковавшеюся когда-то в масонских ложах 6, которая обязывает их помогать друг другу и всеми возможными способами охранять свое ремесло от опасности преследований, а также доставлять нуждающимся места или покровительство сильных, что не представляется для них особенно трудным, ввиду того, что к обществу теток принадлежат большею частью лица, служащие в Министерствах и занимающие выдающиеся как на службе, так и в обществе места. Последствия этого зла, пустившего, по-видимому, глубокие корни в столице, в высшей степени разнообразны и вредны. Помимо извращения общественной нравственности и общественного здоровья, оно в особенности вредно влияет на семейное положение молодых людей, воспитанников почти всех учебных заведений и на дисциплину в войсках 7. Многочисленные случаи самоубийств молодых людей в нескольких случаях обнаруживали, что это были жертвы педерастий, жертвы невольные, не имеющие достаточно силы воли, чтобы высвободиться от развратных уз, в которые они попали, тем более, что главные развратители держали их в постоянном опьянении и не давали очнуться. В лучшем случае молодые люди, вместо самоубийств, покидали родительский дом, чтобы жить отдельно на счет своих содержателей-теток, и затем уже бесследно исчезали для своих родных надолго, если не навсегда. Деморализация же в войсках представляется фактом, не требующим доказательств. Нижний воинский чин, проводящий время в бане вместе с офицером, своим непосредственным начальником, не может не быть деморализован до последней степени, так что о поддержании строгой дисциплины тут едва ли может идти речь. В заключении я обязанностью считаю выразить, что все эти явления хорошо известны столичному обществу, которое в последнее время не скрывает уже своего негодования против бездействия властей за непринятие ими каких-либо мер к искоренению этого зловредного разврата. Ведомства Военное и Народного Просвещения крайне встревожены распространением опасной заразы среди их подчиненных и, как слышно, учебное начальство, напуганное уже прежним скандальным процессом о мужеложстве, касавшимся лица его ведомства - именно содержателя Гимназии Бычкова 8, намеревается, для отстранения от себя нареканий, потребовать строгого дознания по этому делу, ввиду слухов последнего времени. То обстоятельство, что никто из потерпевших не обращается до сих пор с жалобой к прокурору или вообще к судебному ведомству по поводу упомянутого преступления, объясняется по-видимому тем недоверием, которое сложилось в обществе после известных процессов названного Бычкова и инженера Иолшина, когда оно убедилось, что судебные кары бессильны в этом отношении, ибо, несмотря на строгое осуждение названных лиц, развитие зла не только не остановилось, но еще более усилилось. Отсюда делается прямой вывод, что только мерами администрации может быть парализовано это зло, скрывающееся под благовидным покровом частных семейных вечеров и кутежей в гостиницах.
            По этому принятие строгих мер в настоящее время было бы уместно, хотя бы для того, чтобы предупредить возможность окончательного падения несчастных жертв молодежи, которые уже намечены и подготовлены, но не успели еще бесповоротно попасться в сети развратников, не щадящих, как известно, никаких средств для дальнейшего их совращения.

    Анненков
    50-ти лет, богатый человек, член Английского клуба, имеет большие связи.

    Страсть его к молодым людям и более к мальчикам, которых он употребляет в задний проход, между ляжек, сосет член, и лижет ноги. Знакомится преимущественно с гимназистами, кадетами, лицеистами, правоведами и кантонистами; знаком с теткой Сережей. Действует открыто.

    Бабин
    служит в Дирекции Императорских Театров, куда поступил через Всеволожского 9. Не богат.

    Вращается в высшем кругу; из этого же круга старается завербовать молодых людей. Скрывается.

    Батурин
    20-ти лет, сын Сенатора, служит в Волжско-Камском банке, очень красив.

    Бывает всюду и среди теток считается кокоткой высшей марки. Не чуждается и женщин.

    Берг
    женат

    Среди теток зовется Бергшей, - дама, любит солдат и молодых людей с большими членами.

    Бернов Михаил Александрович
    25-ти лет, подпоручик в запасе, служит в Казенной Палате.

    Дама, любит, чтобы его употребляли молодые, красивые люди высшего круга, сам же употребляет солдат. Бывает всюду.

    Блямбенберг - богатый человек.

    Употребляет молодых людей и живет даже с молодым человеком - Павлушей, который у него на содержании. При нем сводня - Г.И.Депари. Очень скрывается, от теток держится подальше.

    Бьерклюнд
    35-ти лет, портной-закройщик в магазине "Albert" на Литейной.

    Любит солдат и молодых людей, у которых сосет член и употребляет их между ляжек. Действует открыто.

    Богданов Константин Николаевич,
    брат табачника и рысачника Богданова, 28-ми лет, богат, актер-любитель.

    Употребляет молодых людей и солдат и щедро за это им платит. Последние два года жил с А.Налетовым, бывшим в большой моде. Бывает всюду, как летом, так и зимою. Педерастов ему доставляет Г.И.Депари. Не скрывается и действует открыто.

    Вадбольский
    Юнкер Тверского Кав.Уч.

    Ходят слухи, что он делает с Ципертом; они вместе бывали в манеже.

    Варгунин
    солдат Кавалергардского полка.

    Педераст за деньги, как активный, так и пассивный.

    Величко
    55-ти лет, служит в Тюремном комитете, в хороших отношениях с Галкиным-Врасским.

    Дама, любит рослых солдат с большими членами, которые употребляют его в задний проход и в рот. Не скрывается.

    Фон-Визин
    25-ти лет, недавно получил наследство.

    Любит употреблять солдат; бывает всюду.

    Воробец-Сперанский Михаил Михайлович
    Актер; приехал из Оренбурга 31 Декабря 1888 г. за получением наследства.

    Тетка, употребляет солдат, большею частью Л.-Гв. Конного полка, не прочь также, чтобы его употребляли солдаты с большими членами. Знаком со всеми тетками в Петербурге.

    Вернер
    45 лет, служит в Тульском банке. Состоятельный человек.

    Любит употреблять красивых гимназистов, кадет и вообще мальчишек. Считается старой теткой и знатоком по части мужеложества. При нем сводня Депари.

    Гавликовский 10
    22-х лет. Артист балета Императорских театров.

    Педераст за деньги. С ним между прочим жил Раух.

    Данилевич Петр Иванович
    35-ти лет; служит в Городской думе Начальником отделения.

    Употребляет солдат. У него журфиксы по средам; скрывается, но бывает всюду; принимает у себя и ходит в бани.

    Данауров
    38-ми лет, цензор

    Употребляет молодых людей, иногда позволяет им употреблять также себя. С первым из теток он познакомился с Линевским, теперь же иногда делает с Матвеем Севостьяновым.

    Депари Григорий Иванович
    42-х лет, делает цветы из перьев, беден.
    Готовится к рыболовной выставке и работает к ней цветы и бабочек. 9 января он снес убор, сделанный им перьев на платье, во дворец Великого Князя Сергея Александровича для передачи Великой Княгине через Камерфрау и назначил цену, но убор не был куплен.

    Сводня и знаток по части мальчишек, солдат и дворников. Бывает всюду и знакомится с молодыми людьми, солдатами и кантонистами, а потом их сводничает богатым теткам. К нему обращаются солдаты с просьбою свести их с тем или другим из теток и платят за это куртаж. Сам он употребляет мальчишек, с солдатами же онанирует. С 8 до 10-ти вечера у него на квартире можно застать мальчишек, которых он сам употребляет или сводничает. По субботам бывают солдаты; бывает всюду, но действует осторожно. Знает почти всех теток в Петербурге, Москве и Одессе; состоит в качестве сводни за плату: у Богданова, Блямбенберга, Вернера, Засядки, Маркелова, Князя Мещерского, Обрезкова, Штейнберга, Энгельфельдта. Сам же Депари делает теперь с мальчишкой из портной лавки в том же доме, где живет. В письмах подписывается "Григорий Иванов".

    Дуденко
    19-ти лет.

    Педераст, которого можно иметь за деньги на все лады. Его ввел в общество теток года два тому назад Раух, с которым он жил целый год.

    Екимов Василий Васильевич
    23-х лет, корнет 14-го Драгунского полка, очень красив.

    Будучи юнкером был педерастом, теперь же реже бывает среди теток; был также в связи с Раухом.

    Жданов Петр Николаевич
    31-го года, отставной Штабс-Ротмистр Кирасирского Его Величества полка.

    Употребляет молодежь из учащихся.

    Жук Ян
    женат, 35-ти лет, аристократ, богат.

    Любит солдат и молодых людей, которые его употребляют и которым он сосет члены.

    Зайцев
    35-ти лет, удивительно похож лицом на женщину; недавно приехал из Москвы.

    В Москве пользовался успехом у теток. Не скрывается, бывает всюду; ввиду своей женоподобности ездит на балы общественные и частные журфиксы в дамских платьях. Знаком со всеми тетками Петербурга и Москвы. Дама - любит солдат с большими членами.

    Зайцев
    Лакей в ресторане Палкина.

    Сводня; доставляет подгулявшим компаниям теток в отдельных кабинетах мальчишек и солдат, за что берет деньги.

    Засядка
    50-ти лет, отставной военный; самостоятельный богатый человек.

    Употребляет молодых людей, больше юнкеров и солдат, которых доставляет ему Г.Ив. Депари.

    Иванов
    21-н год; служит в Городской Управе.

    Педераст за деньги на все лады. Среди теток не безызвестен; бывает всюду.

    Катакази
    30-ти лет; сын сенатора, состоятельный человек.

    Дама, любит чтоб его употребляли солдаты, преимущественно казаки, с большими членами. Имеет любовника - отставного казака, который живет у него на содержании. У него журфиксы по пятницам, на которых бывают: Маркелов, Ляс-Лянас, фон-Визин и др. Не скрывается, бывает всюду. Имеет брата в корпусе, который тоже начинает развращаться.

    Корсак
    25-ти лет; Витебский помещик.

    Употребляет молодых людей; не чуждается и женщин. Между теток считается любовником Берга.

    Краммер Барон
    35-ти лет; служит в Министерстве Иностранных дел.

    Употребляет солдат и молодых людей и сосет у них члены.

    Куракин
    18-ти лет.

    Педераст; ходит вечером по Невскому проспекту, где старается встретить кого-либо из теток, делавших с ним и попрошайничает. Многие, не желая с ним встречаться, не ходят по Невскому по правой стороне после 7 или 8 ч.вечера. Попрошайничает он нахально и в случае отказа заделывает скандал, как напр. было с Ципертом, который должен был идти с ним в участок, где Куракин объяснил, что Циперт делает ему противуестественные предложения, следствием чего было то, что Циперт ездил для объяснения к г. Градоначальнику с карточкой своей бабушки г-жи Рорберг.

    Лаптев
    50-ти лет; управляющий театром "Фантазия".

    Употребляет молодых людей и солдат и сосет у них члены. Его считают любовником артиста Императорских театров - Славина.

    Леонтьев
    Л.Гв. Конногренадерского п.

    Употребляет молодых людей. Большой приятель Барона Краммера, с которым всюду бывает.

    Левашев
    Л.Гв. Конного полка.

    Употребляет молодых людей в задний проход и между ляжек. Считается любовником Насекина.

    Ливен Барон
    35-ти лет; женат, домовладелец, служит в Императорском Эрмитаже.

    Употребляет молодых людей, дворников и солдат, в особенности Конно-Гвардейцев, у которых даже бывает на вечеринках в казармах. Бывает всюду.

    Линевский Лукьян Адамович
    23-х лет; брат известной кокотки Нинон, воспитывался в пансионе Мирецкого.

    Будучи в пансионе Мирецкого, был педерастом за деньги, затем был последовательно на содержании у Эриха, у Стириха и у Маркелова. С год тому назад познакомился с женою издателя "Нивы" Маркса, влюбил ее в себя и подговорил ее развестись с мужем. Когда она получила разводную и 100000 руб. он ее обобрал, как липку и продолжает жить с ней, только потому, что надеется выманить у нее оставшееся имение в Финляндии. Он в настоящее время отделал себе квартиру с неимоверною роскошью и задает у себя рауты и балы, на которых бывает по 40 человек приглашенных и которые в конце концов превращаются в оргии и сатурналии,
    напоминающие райские вечера. Сам он употребляет солдат и молодых людей с большими членами, дает им употреблять себя, сосет у них члены и взаимно онанирует; с ним живет Писковский. Действует открыто и бывает везде, знаком со всеми тетками Петербурга. Ухаживает в настоящее время за Моосом, делает с ним и платит ему по 25 руб.

    Люстиг
    30-ти лет; закройщик.

    Дама, любит солдат и мужчин постарше, с которыми онанирует и сосет у них член и которые употребляют его.

    Ляс-Лянас
    60-ти лет; Секретарь Испанского Посольства.

    Любит людей постарше с бородами, у которых он сосет члены и которые употребляют его. У него сводня - Депари.

    Львов. Князь.
    28-ми лет.

    Дама, любит солдат, которые употребляют его.

    Маркелов Сергей Иванович
    28-ми лет, домовладелец и золотопромышленник; сын Тайного Советника и Камергера Двора.

    Употребляет молодых людей, солдат и дворников и щедро вознаграждает за это. Вышеупомянутых лиц сводничает ему Депари; бывает всюду и действует открыто. Боится скандалов и вообще огласки и чтобы избегнуть этого готов на все.

    Мещерский Князь Владимир Петрович
    55-ти лет, Камергер; редактор газеты "Гражданин".

    Употребляет молодых людей, актеров и юнкеров и за это им протежирует. В числе его любовников называют Аполлонского и Корвин-Круковского. Юнкеров и молодых людей ему сводничают К.Ив.Чехович и Депари. Для определения достойна задниц его жертв, у него заведен биллиард.

    Милославский, 20-ти лет;
    солдат, музыкант Л.Гв. Кон.п.

    Педераст за деньги.

    Моос
    17-ти лет, Ученик Петропавловского учил. сын экипаж.маст.

    Педераст за деньги; в общество теток вывел его Раух, который был его первым любовником; теперь же он пошел по рукам.

    Мухранский-Багратион
    Князь.

    Дама - в свете появляется всюду в обществе барона Шлихтинга; скрывается и боится огласки.

    Мякишев
    20-ти лет; служит в Министерстве Путей Сообщения.

    Педераст за деньги.

    Набоков Михаил Васильевич;
    35-ти лет; женат, служит в Эксплоатации Ник.желез. дороги; богат и принят в аристократическом кругу.

    Употребляет солдат и молодых людей. Действует весьма скрытно, боится огласки.

    Налетов Александр Александрович;
    25-ти лет; служит в Капитуле Орденов.

    Года два тому назад был педерастом и кокоткой и был в большой моде. Последние два года жил на содержании у Богданова. В настоящее время употребляет дворников и солдат и онанирует с ними. Действует открыто.

    Насекин Петр Евгеньевич.
    20-ти лет.

    Кокотка, который перебывал на содержании у весьма многих и редкая тетка его не употребляла. Кроме того он сводничает мальчишек, своим знакомым теткам. Действует открыто, бывает везде и держится нахально как проститутка. На общественных балах и маскарадах бывает в женских костюмах до мельчайших подробностей.

    Николаев Михаил Александрович
    42-х лет; служит в Правл. М.Брест.ж.д.

    В молодости был педерастом, теперь же сосет члены у молодых солдат.

    Обрезков
    60-ти лет; Дейст.С.Сов. и Камергер, служит в Министерстве Внутр.Дел.

    Дама, любит, чтоб его употребляли люди с большими членами. Сам же употребляет своего кучера и сосет у него член. Журфиксы по четвергам.

    Оконешников Петр Петрович;
    40 лет, Московский купец.

    Дама, любит мужчин с большими членами, сам же употребляет банщиков-мальчишек и сосет у них члены.

    Орлов Князь.
    20 лет.

    Употребляет мальчишек и молодых людей; у него на содержании был Насекин.

    Писковский Болеслав
    22-х лет

    Педераст за деньги.

    Приселков
    28-ми лет.

    Употребляет солдат.

    Протекинский Александр
    35-ти лет; богат.

    По прозванию Дина; употребляет солдат и сосет у них члены. Бывает всюду, действует открыто и нагло. Летом ездит в Красное Село.

    Раух
    30-ти лет. Отставной офицер Л.Улан.

    Употребляет молодых людей. Среди теток считается Дон-Жуаном. Действует открыто; знаком со всеми тетками.

    Сабинин Михаил Павлович 11
    грузин, исследователь древних монастырей на Кавказе.

    Любит употреблять мальчишек из учащейся молодежи. Бывает всюду, в особенности по вечерам у Филиппова в булочной, где сидит от 12-ти до 2-х ч.ночи.

    Севостьянов Матвей Осипович
    21 год.

    Педераст, как активный, так и пассивный.

    Симон Петр Густав.
    41-го года, француз.

    Появляется с Раухом; употребляет молодых людей и щедро за это платит.

    Скульский Целестин
    60-ти лет, живет игрою в карты в клубах.

    Сводня; лет 5-ть тому назад держал салон и устраивал вечера для теток. Дама - любит пожилых мужчин.

    Славин Александр Александрович 12
    24-х лет; актер Александринского театра.

    Любовник Лаптева.

    Стенбок. Граф; Адам Максимович;
    35-ти лет, Ротмистр Л.Гв.Конного полка. Командир 3-го эскадрона.

    Употребляет молодых людей, юнкеров и пажей, очень осторожен.

    Уствольский Василий Андреевич,
    18-ти лет.

    Педераст за деньги; любовник Фрея, с которым выезжает в свет.

    Фрей, Яльмар Александрович,
    артист Русской оперы.

    Употребляет молодых людей.

    Циперт Виктор
    30-ти лет, кассир Страхового общества "Нью-Йорк".

    Употребляет солдат и дворников и онанирует с ними; дает вечера с приглашениями. Действует открыто.

    Чаплин Ермолай Николаевич
    Титулярный советник, служит в Таможне; женат.

    Употребляет солдат; в обществе появляется с Шлихтингом.

    Чехович Казимир Иванович
    40-ка лет; Подполковник, служит в Глав.Штабе.

    Употребляет юнкеров, мальчишек и молодых офицеров. Держит лакея - тетку. Знаток и сводня; действует открыто.

    Шлихтинг Барон.
    35-ти лет; миллионер.

    Употребляет и его употребляют солдаты; бывает всюду, но действует скрытно.

    Штейнберг Карл Карлович
    50-ти лет; служит в банк.конторе Гинцбурга.

    Употребляет на все лады молодых людей, кантонистов и певчих. Вывел в общество теток Богданова; не скрывается.

    Стирих Артур Вильгельм.
    21-го года; Актер частных сцен.

    Употребляет молодых людей, на них и разорился; теперь имеет на содержании ученика частного реального училища.

    Юнеев
    офицер Преображенского полка. Женат и богат.

    Употребляет молодых людей и имеет любовника из них.

    Энгельфельд Болеслав Сергеевич
    69-ти лет: Генерал, богат.

    Сосет члены и онанирует с молодыми людьми и с солдатами, за что щедро платит; у него сводня Депари.

    Гусев Астерий Александрович
    35-ти лет; служит в Министерстве Государственных Имуществ Начальником отделения.

    Дама, любит рослых солдат с большими членами, сам же употребляет мальчишек-банщиков в восточных банях на Вознесенском проспекте. Среди теток зовется Аспазией. Не скрывается, хотя принимает только дома или сам бывает в банях. По улицам и в Пассаж не ходит.

    ПРИМЕЧАНИЯ

            Нижеследующие комментарии составлялись с учетом публикации Константина Ротикова в "Невском архиве" с тем, чтобы избегать ненужных повторений. Однако, в ряде случаев мы дополняли или корректировали приводимые Ротиковым факты; иногда - если это представлялось важным - выделяли его источниковедческие наблюдения.

            1. Автор документа мало знаком с принятыми на тот момент в отечественной и зарубежной медицинской литературе описаниями гомосексуального поведения. Представление о гомосексуализме как медицинской патологии, кардинальным образом меняющей поведение личности, складывается в риторике врачей именно во второй половине XIX столетия и, насколько это сегодня очевидно, тесно связано с общими "параметрами" дискуссии о том, что мы называем сексуальностью, как они сложились еще в XVII-XVIII вв. (см.: Foucault M. Histoire de la sexualite. T.I: La volonte de savoir. Paris: Gallimard, 1976). Ныне стала общим местом констатация того, что сами по себе наблюдаемые специалистом "плотские удовольствия" не предопределяют их интерпретации и могут быть описаны по-разному, а их концептуализации зависят от мировоззренческого, социально-культурного и, до известной степени, политического контекста эпохи. Оказавшись научным объектом, они, в то же время, становятся фактом культуры. Упомянутый "контекст" допускает различные стратегии интерпретации, пользующиеся, однако, одним и тем же словарем/совокупностью словарей (только поэтому они оказываются результатом деятельности современников и понятны им - то есть взаимопереводимы). Так, сексуальные практики, описываемые с недавних пор как "гомосексуализм", оказались к концу прошлого века привязанными к понятиям "патология" и "дегенерация" (моральная/физиологическая). Однако, относимые к миру негативно-маргинального - по отношению к ценностям "среднего буржуа", - они получили весьма различные интерпретации в рамках одного и того же терминологического круга (ср.: Mosse G.L. Masculinity and the Decadence // Porter R., Teich M., eds. Sexual Knowledge, Sexual Science: The History of Attitudes to Sexuality. Cambridge: Cambridge University Press, 1994, c.251-266). Неудивительно, что профессиональные различия между специалистами-медиками, писавшими на эту тему, сильно влияли на формирование и развитие объяснительных стратегий. Лечащие врачи-психиатры ставили акцент на физиологических и психических изменениях у пациента-гомосексуалиста (врожденных или приобретенных). Такой подход продемонстрирован, в частности, в широко известных русским врачам текстах французского доктора А.Тардьё по судебной медицине (Tardieu A. Etude medico-legale sur les attentats aux moeurs. 7-е изд. Paris, 1878). Судебно-медицинские эксперты выделяли прежде всего тему моральной "дегенерации", насилия, совращения и привычки. Сочинения таких немецких авторитетов, как Й.Л.Каспер (Практическое руководство к судебной медицине. СПб, 1872), оказали сильное влияние на их российских коллег с этой стороны. Таким образом, один и тот же набор фактов мог быть представлен как следствие глубоких перемен в психике больного либо как проявление социально-опасной "дурной привычки". Разумеется, такое чистое разделение двух подходов никогда не имело места, но помогает понять разницу в "пафосе". Тема приобретенного порока и слабого волевого контроля у лиц с врожденными "противоестественными наклонностями", кажется, приобрела доминирующее значение в текстах русских врачей о гомосексуализме. Даже у такого "натуралиста", сторонника Ломброзо, как В.М.Тарновский, проблема "приобретенной педерастии" занимает не меньше места, чем наследственные причины (Тарновский В.М. Извращение полового чувства. Судебно-психиатрический очерк // Вестник клинической и судебной психиатрии и невропатологии. Вып.II. СПб: К. Риккер, 1884, с.1-108). В.М.Бехтерев в этюдах конца века рассматривает гомосексуализм в ключе складывания в конкретных жизненных обстоятельствах соответствующих психологических установок и рекомендует гипноз (в качестве элемента комплексной терапии) для снятия этих "наваждений" (см., например: Бехтерев В.М. Лечение внушением превратных половых влечений и онанизма // Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии, 1898, n╟8, с.587-597). Таким образом, российская медицина оставляла большое пространство для этической дискуссии с социальными импликациями. Риторика о биологической дегенерации и вымирании нации если и звучала здесь, то не так громко, как во Франции рубежа веков.
            2. В литературе того времени рассуждения о маргиналах как главном товаре для гомосексуалов из "высшего света" - общее место. Автор руководства по "судебной гинекологии" ограничивает круг юридических казусов из петербургской практики делами банщиков (из числа бывших крестьян), нанявшихся к обезумевшему старику-помещику молодых людей без определенных занятий и т.п. (Мержеевский В. Судебная гинекология. Руководство для врачей и юристов. СПб: Б.Г.Ямпольский, 1878, с.238-255). В.Тарновский указывает на исключительную "снисходительность" русского простолюдина к "барским забавам", передавая истории дворников и прислуги (Тарновский В.М. Извращение полового чувства..., с.69-72).
            3. На рубеже 1870-1880-х гг. услуги проститутки на петербургском рынке оценивались в среднем в 50 копеек. Ср.: Лебина Н.Б., Шкаровский М.В. Проституция в Петербурге (40-е гг. XIXв. - 40-е гг. XXв.). М.: Прогресс-Академия, 1994, с.23.
            4. Речь, вероятно, идет о ресторане Палкина, ибо "один лакей" - скорее всего Зайцев, "лакей в ресторане Палкина" и "сводня", согласно списку персоналий в конце документа. См.: Константин Ротиков. Эпизод из жизни "голубого" Петербурга // Добкин А.И., Кобак А.В., сост. Невский архив: Историко-краеведческий сборник. III. СПб: Atheneum-Феникс, 1997, с.454-455.
            5. Нельзя исключать, что автор имеет ввиду великого князя Сергея Александровича Романова, ставшего в 1891 г. московским генерал-губернатором. См. о нем во вступительной статье.
            6. К началу 1890-х гг. появились первые исследования по истории российского масонства XVIII - первой четверти XIX вв. См., в частности: 1) Пекарский П. Дополнения к истории масонства в России XVIII столетия. СПб: ИАН, 1869, IV+224 c.; 2) Пыпин А. Хронологический указатель русских лож от первого введения масонства до запрещения его. 1731-1822. СПб: М.Стасюлевич, 1873, 44 с.; 3) Опочинин Е. Несколько исторических сведений о франк-масонах. СПб: МВД, 1883, 30с.
            7. Ср.: Мержеевский В. Указ. соч., с.241. Автор рассказывает о задержании унтер-офицера 45 лет и солдатского сына 19 лет за гомосексуальный акт поздним вечером близ полотна Царскосельской железной дороги (1871 г.). Замечание о деморализации нижних воинских чинов в бане могло быть спровоцировано процессом по делу артели петербургских банщиков, прирабатывавших в качестве гомосексуальных проституток (1860-е гг.): там же, с.238-241.
            8. Имеется ввиду процесс по делу Федора Федоровича Бычкова (1831 г.р.) - статского советника, директора одной из престижных частных гимназий С.-Петербурга, сына генерал-лейтенанта артиллерии и брата Афанасия Федоровича Бычкова, директора Императорской Публичной Библиотеки и члена Государственного совета. Процесс по делу Бычкова состоялся 9-13 сентября 1883 г. в Петербурге, приговор был объявлен 27 сентября и вступил в законную силу 18 ноября того же года. Решением суда обвиняемый был признан виновным в "1, в развращении воспитанников содержимой им гимназии Сергея Колонтарова, 13 лет, Петра Нозикова, 11 лет, и Николая Шульгина, 13 лет, посредством развития в них бесстыдными действиями порочной наклонности к мужеложеству (ст. 993 Уложения о наказаниях) и 2, в остановленных по независевшим от него, Бычкова, обстоятельствам, покушениях на мужеложество над названными воспитанниками Колонтаровым и Нозиковым (ст. 996 Уложения о наказаниях)" (РГИА, ф.1405, оп.83/84, д.10544, л.14). Кассационная жалоба осужденного была отвергнута Сенатом. Александр III, ознакомившись с обстоятельствами дела, собственноручно написал: "После всего прочитанного у меня никаких сомнений нет в виновности Бычкова" (там же, л.13). Бычков был приговорен к ссылке на поселение в "места Сибири, не столь отдаленные" и к лишению всех прав состояния. В деле имеются прошения брата осужденного, вышеупомянутого А.Ф.Бычкова и его теток Антуанетты де Вульферт, вдовы генерал-директора почт Великого княжества Финляндского, графини Маннергейм и вдовы адмирала фон Шанц, оставленные без последствий. Спустя пять лет после приговора просьбы осужденного и его родственников наконец были услышаны. 30 ноября 1888 г. император согласился на возвращение Бычкова в Европейскую Россию, в родовое имение в Ярославской губернии, и приписывание его к одному из податных сословий (ф.1405, оп.89, д.7686, л.16). Наконец, в 1893 г. Б. был восстановлен во всех правах, кроме чина статского советника (ф.1405, оп.93, д.5729, лл.10-11). Информация о процессе публиковалась на страницах петербургских газет, хотя и сугубо официально, без деталей и подробностей. Складывается впечатление, что петербургские читатели были и без того осведомлены о сути дела. Ср., например, корреспонденции: Новое время, 1883, 10 и 14 сентября; Санкт-Петербургские ведомости, 1883, ╧247; Санкт-Петербургская газета, 1883, ╧248. Из данных заметок следует, что процесс проходил при закрытых дверях, причем в выходные дни и в ночное время (последнее заседание закрылось в пятом часу утра 13 сентября 1883 г.).
            9. Всеволожский Иван Александрович (1835-1909), окончил Петербургский университет, служил в министерствах иностранных дел и императорского двора; с 1881 г. директор императорских театров (с 1886 по 1899 гг. - директор петербургских императорских театров).
            10. Гавликовский Николай Людвигович (р. 27.10.1868 - ум. после 1907 г.), сын "варшавского жителя"; казенный воспитанник Петербургского Театрального Училища, которое он закончил в 1887 г.; артист кордебалета императорской труппы с жалованьем 600 рублей в год. Закончил службу в 1907 г. первым танцовщиком. (РГИА, ф.497, оп.5, д.645)
            11. Сабинин Михаил (Геброн) Павлович (ум. в 1900 г.), историк грузинской церкви. Окончил Тифлисскую духовную семинарию, позднее - вольнослушатель Петербургской Духовной Академии. Кандидат богословия, автор "Истории грузинской церкви до VI века" (СПб, 1877).
            12. Славин Александр Александрович (09.01.1864 - 28.01.1891), сын актера императорских театров А.П.Славина; казенный воспитанник Петербургского Театрального Училища; с 1882 г. актер драматической труппы. Умер от хронической пневмонии. (РГИА, ф.497, оп.5, д.2900)


Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"РИСК", вып.3

Будьте внимательны при копировании этой страницы: греческое слово находится в отдельном gif-файле!

Copyright © 2000 Берсеньев В.В., Марков А.Р.
Copyright © 2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования