Валерий ШАШИН

Играй, художник!

Спектакль-вернисаж


        Постскриптум: Литературный журнал.

            Под редакцией В.Аллоя, Т.Вольтской и С.Лурье.
            Вып. 1 (6), 1997. - СПб.: Феникс, 1997.
            Дизайн обложки А.Гаранина.
            ISBN 5-901027-01-9
            С.170-230


                Моим друзьям посвящается

          Действующие лица:

          Художник
          Приятель
          Девица
          Барышня
          Дама
          Хозяин
          Светский
          Он и Она (иностранцы)
          Быки (группа мордоворотов)


    ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

    В театре:
    Вернисаж Художника.
    На сцене:
    Мастерская Художника, с присущим такого рода местам творческим беспорядком.

        Из боковой комнаты выходит Х у д о ж н и к .  На секунду остановившись, он решительно пробирается через завалы каких-то вещей и сооружений к авансцене, туда, где стоит мольберт. Встав лицом к залу, Художник начинает работать, и с этой минуты уже ни на что и ни на кого вокруг не отвлекается. Из той же комнаты появляется взлохмаченная Девица в мужской рубашке.

    Д е в и ц а   (озираясь). Блин! Куда же он запропастился? (Ходит по мастерской, что-то ищет.) Нигде не видать. (Замечает Художника.) Эу! (Подбоченивается.) Ну, ты, прям, вообще! Девушка его в постельке ждет вся готовенькая, а он... (Пытается пробраться к Художнику.) Ты как туда забрался-то?! (Стонет.) Бардачище - жуть! (Возмущенно топает.) Эу! Оглох, что ли?! (Жалобно.) Головка-то у девушки бобо. Кричать-то девушке трудно. Девушку пожалеть надо. Обнять, приласкать. Девушка и оживет. (Не дождавшись ответа.) Да пошел ты! (Озирается.) Блин! Куда же он подевался? Был же вчера, точно помню. Или не был? (Художнику.) Слышь, я вчера что, стриптиз, что ли, показывала? (Самой себе.) По пьяни, прям, как дуру какую-то, на стриптиз тянет. Раньше что-то такого не было. Старею, что ли? (Ходит по мастерской.) Лифчики вот терять стала. (Художнику, принимая сексуальную позу.) Хошь попозирую? (Не дождавшись ответа.) Эй! На палубе?! (Гневно топает, прикладывает руку ко лбу, стонет.) О, о, о!

        За ее безуспешными поисками, прячась то за шкафом, то за диваном, наблюдает завернутый в простыню   П р и я т е л ь .  Выждав момент, он решительно водружает на голову сложенный тюрбаном бюстгальтер, выбирается из укрытия и обнимает Девицу сзади.

    (Принимая его за Художника.) Не выдержал, да? (Торжествующе.) Не выдержал! Все вы, мужики, такие. Ну ладно, ладно... (Пытается повернуться, но Приятель ловко набрасывает на нее простыню и вновь заключает в свои объятья.) Ты чего это, а?.. А?! Ах! Ах! Ааааа-а!.. (С этим криком Девица выскальзывает из-под простыни и, словно бы в полете некоего упоительного танца, кружит по сцене. Потом замирает и приходит себя.) Что это со мной? Никогда не кричала. А тут, как будто с птицами вместе, по синему небу... вверх-вниз, вверх-вниз! Господи! Хорошо-то как! (Поднимает голову и видит занятого своим делом Художника. Растерянно.) Эу!.. (Стремительно оборачивается и обалдевает при виде застывшей под простыней фигуры, похожей, скорее, на статую, чем на живого человека. Оглядываясь на Художника, осторожно приближается к фигуре, и, робея, все-таки дотрагивается до нее. Тотчас же с криком отскакивает. С одновременным криком отскакивает и фигура. Грозно.) Сейчас как шарахну по голове! Ну-ка, открывайся быстро!
    П р и я т е л ь   (откидывая простыню). Вы это мне?
    Д е в и ц а   (ошарашено). Ты? (Подходит ближе.) Ты как здесь оказался?.. Ты же с подругой ушел? (Стряхивая наваждение.) Что ты здесь делаешь, а?
    П р и я т е л ь .  Стою.
    Д е в и ц а .  Стоишь? (Оглядывается на Художника, потом на Приятеля.) А кто меня?.. Это ты?!... Ты... сделал?!
    П р и я т е л ь .  О чем вы?
    Д е в и ц а   (оборачивается к Художнику). И ты все видел? Слышал?! (Приятелю.) Значит, это ты?
    П р и я т е л ь .  В каком смысле?
    Д е в и ц а   (догадывается). По кругу меня пустили!..
    П р и я т е л ь .  По какому кругу?
    Д е в и ц а   (Художнику). Ну спасибо. (Ходит по мастерской, что-то машинально ищет.) А я-то дура... По кругу, значит... Художники... (Останавливается, смотрит на Приятеля.) Художники, да?!
    П р и я т е л ь .  Я вас не вполне адекватно понимаю.
    Д е в и ц а .  Дай сюда! (Срывает с его головы лифчик.) Скоты вы поганые, а не художники! Такие же скоты, как и все, даже хуже! А ты!.. (Поворачивается к Художнику.) Гнида вареная! (Голос срывается, ее душат слезы.) Я тебе!.. Тебя!.. А ты?!. Еще про любовь говорил!.. (Садится. Плачет.)
    П р и я т е л ь   (с некоторым раскаянием в голосе). Слышь, не надо... Он, это, все равно ничего не слышит. (Треплет ее за плечо.) Успокойся.
    Д е в и ц а   (вскакивает). Не трогай меня! Не прикасайся!
    П р и я т е л ь   (поднимая руки). Пожалуйста, пожалуйста.
    Д е в и ц а .  Вежливый какой! Мразь болотная! Ну, кто ты после этого, кто?!
    П р и я т е л ь .  После чего этого?
    Д е в и ц а .  После чего этого?! Еще придуривается, сволочь.
    П р и я т е л ь .  Ну почему я сволочь?
    Д е в и ц а .  А кто же ты?
    П р и я т е л ь .  Человек.
    Д е в и ц а .  Харя твоя бесстыжая! Человек! Лыбится стоит! Смешно тебе, да, очень?
    П р и я т е л ь .  Я разве лыбюсь?
    Д е в и ц а .  Подкрался тихой сапой и как будто бы так и надо. (Всхлипывает.) Как дуру какую-то...
    П р и я т е л ь .  Ну почему как дуру?...
    Д е в и ц а .  Ты, что, не понимаешь что ты сделал? Не понимаешь?!
    П р и я т е л ь .  Не понимаю. (Разводит руками.)
    Д е в и ц а .  Ты мне в душу плюнул? Понял?! В душу! (Порывается заплакать.)
    П р и я т е л ь .  Ладно... в душу... Неужели так плохо было?
    Д е в и ц а   (смутившись). Да!.. А потом?!
    П р и я т е л ь .  А что потом? Ну? Что потом?
    Д е в и ц а .  Что! Ты - потом, вот что!
    П р и я т е л ь .  Это, конечно, серьезно. Прими мои искренние соболезнования.
    Д е в и ц а .  Издеваешься, да?
    П р и я т е л ь .  Что ты! Не думал даже!
    Д е в и ц а .  Я ведь могу и в милицию заявить.
    П р и я т е л ь .  Ого!
    Д е в и ц а .  Что ого? Перетрухал?!
    П р и я т е л ь .  При чем тут милиция?
    Д е в и ц а   (зло кривляясь). При чем тут милиция?! Ты ж меня изнасиловал, милый!
    П р и я т е л ь .  Так! Чем глубже в лес, тем пышнее розы, как говаривал мой приятель Ги де Мопассан. (Пытливо обходит вокруг Девицы.) Ну-ка, смотри сюда! (Щелкает перед ней пальцами.)
    Д е в и ц а   (заворожено крутя глазами). Эй, эй! Хватит! Хватит, говорю!
    П р и я т е л ь   (как бы про себя). Маниакальный психоз? Паранойя?
    Д е в и ц а .  Даже голова закружилась. (Возмущенно.) Ты эти свои штучки брось! Паранойя! Совсем меня за дуру принимаешь, да?!
    П р и я т е л ь .  Ни за кого я тебя не принимаю, только непонятно...
    Д е в и ц а .  Чего тебе непонятно?
    П р и я т е л ь .  С виду ты, вроде, нормальная, а такие децибелы выдаешь, что стрелку зашкаливает.
    Д е в и ц а .  Какие еще децибелы?! Какую стрелку?!
    П р и я т е л ь .  Так ведь ты что говоришь-то, соображаешь?
    Д е в и ц а .  Что я говорю?
    П р и я т е л ь .  Не помнишь уже?
    Д е в и ц а .  Все я помню!
    П р и я т е л ь .  Кто тебя изнасиловал, я?
    Д е в и ц а .  А то кто же?!
    П р и я т е л ь .  И ты видела?
    Д е в и ц а .  Если бы я тебя видела, ты бы знаешь где был?!
    П р и я т е л ь .  А говоришь!
    Д е в и ц а .  Что я говорю?
    П р и я т е л ь .  То и говоришь!
    Д е в и ц а .  А по-твоему, я молчать должна? Меня трахают все, кому не лень, а я молчи?!
    П р и я т е л ь .  А зачем говорить, если не видела?
    Д е в и ц а .  Да как же я тебя могла увидеть?! У меня глаз на заднице пока нету!
    П р и я т е л ь .  Ну и нечего тогда.
    Д е в и ц а .  Ах ты вон какой, да!
    П р и я т е л ь .  Какой?
    Д е в и ц а .  Нечестный!
    П р и я т е л ь .  Почему это я нечестный?
    Д е в и ц а .  Конечно! Снагличал и в кусты!
    П р и я т е л ь .  Да кто снагличал-то?
    Д е в и ц а .  Да ведь кто-то же снагличал!
    П р и я т е л ь .  Да ведь кто-то же... не я! Здесь, между прочим, полным-полно людей ходят.
    Д е в и ц а .  Каких еще людей?
    П р и я т е л ь .  Разных. Здесь мастерская. Почему я за всех отвечать должен?
    Д е в и ц а   (оглядевшись). Врешь ты все. Никого здесь больше нету. Твоих рук дело.
    П р и я т е л ь   (показывая на Художника). А он, значит, уже не в счет?
    Д е в и ц а .  Да как он мог-то?
    П р и я т е л ь .  Обыкновенно. Оторвался на минуточку и...
    Д е в и ц а .  Ага! Что-нибудь поумнее придумай.
    П р и я т е л ь   (раздумчиво). Без эксперимента, видимо, не обойтись.
    Д е в и ц а .  Какого еще эксперимента?
    П р и я т е л ь .  Следственного. Придется восстанавливать картину случившегося. Этап за этапом. До мельчайших подробностей. Начнем?!
    Д е в и ц а .  Счаз-з!.. Разбежалась! (Изумленно.) Тебе мало?!
    П р и я т е л ь .  Успокойся! Эксперимент словесный. Будешь отвечать на вопросы. Договорились?
    Д е в и ц а   (разочаровано). Что ты мне мозги пудришь?! И так тошно.
    П р и я т е л ь .  Могу и не пудрить. Живи с искаженной картиной. Мне без разницы.
    Д е в и ц а .  (не сразу). С какой картиной?
    П р и я т е л ь .  С искаженной.
    Д е в и ц а .  Блин! Чего тебе от меня еще надо, а?
    П р и я т е л ь .  По-моему, это тебе надо. Правда, зачем? - не пойму.
    Д е в и ц а .  Что не поймешь?
    П р и я т е л ь .  Зачем тебе это нужно, чтобы это именно я тебя, ну... это самое?..
    Д е в и ц а .  Чего, чего?! Да на кой ты мне сдался?! Это самое!
    П р и я т е л ь .  Уж это я не знаю на кой! Впрочем, могу и не отказываться. Пусть будет по-твоему, переживу.
    Д е в и ц а   (всплескивая руками). Переживет он?! Ты, что, одолжение мне делаешь?
    П р и я т е л ь .  Раз тебе так хочется.
    Д е в и ц а .  Кому хочется? Ты чего городишь, а?
    П р и я т е л ь .  Кто тебя знает! Может, ты в меня втюрилась. Может, таким макаром женить на себе хочешь.
    Д е в и ц а .  Совсем больной?
    П р и я т е л ь .  А что? Такое довольно часто случается. Только предупреждаю: со мной не пройдет. У меня доказательства имеются.
    Д е в и ц а .  Да не нужны мне никакие доказательства!
    П р и я т е л ь .  Вот именно, что не нужны!
    Д е в и ц а .  Ах ты так, да?! Ну, давай свои доказательства, выкладывай!
    П р и я т е л ь .  Пожалуйста, я давно готов. (Замолкает.)
    Д е в и ц а   (не выдержав). Ну? Чего заглох-то?!
    П р и я т е л ь .  Прежде всего необходимо успокоиться, ибо в смятении истину не обрящешь. И второе, не менее важное условие: на все вопросы нужно отвечать с исповедальной искренностью и кротостью. Под силу ли тебе это испытание, дщерь моя?
    Д е в и ц а .  Давай, давай! Только без выпендрежа.
    П р и я т е л ь .  Сие нам не свойственно. (Обходит вокруг Девицы.) Что ж, попробуем восстановить картину во всех ее первоначальных деталях. Итак, что ты здесь делала, дщерь моя лукавая?
    Д е в и ц а .  Слушай, не называй меня так!
    П р и я т е л ь .  А что тебе не нравится, дщерь моя?
    Д е в и ц а .  Я, кажется, попросила, да?!
    П р и я т е л ь .  Вот видишь какая ты! Ну, ладно, ладно, успокойся, не буду. Успокоилась? Повторяю вопрос. Итак: что ты здесь делала, дще... (Зажимает себе рот рукой, другой машет: продолжай, мол.)
    Д е в и ц а   (сдерживаясь). Где?
    П р и я т е л ь .  Здесь, на этом конкретном жизненном пространстве?
    Д е в и ц а .  На этом конкретном жизненном пространстве я искала свой конкретный лифчик, который, к твоему сведению, был на твоей конкретной дырявой башке.
    П р и я т е л ь .  Первая странность. Отметим и пойдем дальше. И вот ты ищешь, ищешь, и?..
    Д е в и ц а .  Что и?..
    П р и я т е л ь .  Что ты как глупенькая? Дальше-то что было?
    Д е в и ц а .  А ты не знаешь?
    П р и я т е л ь .  По-русски можешь ответить?
    Д е в и ц а .  Облапил ты меня, вот что!
    П р и я т е л ь .  Так! Иными словами ты хочешь сказать, что в разгар безрезультатных поисков чьи-то сильные руки охватили тебя сзади и чье-то возбужденное, жаркое тело страстно прильнуло к твоему. От него исходил неодолимо сладостный ток желаний, а руки были столь настойчивы и нежны, что разум твой помутился, и прежде, чем ты успела что-либо осознать, ты отдалась этому неизвестному возжелателю, позабыв обо всем на свете. И, как лавина с гор, как водопад на обожженную солнцем пустыню, на тебя обрушилась вся неутоленная мощь его преступной и безудержной страсти. Я правильно нарисовал картину?
    Д е в и ц а   (облизывая пересохшие губы). Ага.
    П р и я т е л ь .  Что, ага?
    Д е в и ц а .  Правильно.
    П р и я т е л ь .  Пойдем далее. Значит, чувство, переживаемое тобой в этот момент, было большое, настоящее, подлинное чувство? Ты его хорошо запомнила? Только честно! Да?!
    Д е в и ц а .  Да. (В смущении опускает голову.)
    П р и я т е л ь .  И ты никогда ничего подобного не переживала, так?
    Д е в и ц а   (смущенно). Ну, чего пристал? Нет!
    П р и я т е л ь .  Что нет?
    Д е в и ц а .  Не переживала!!!
    П р и я т е л ь .  Зачем орать-то? А теперь посмотри на меня внимательно, дщерь моя, смелее, смелее! и скажи, только абсолютно честно! разве от меня (нахально ухмыляется) ты могла бы получить такое несказанное удовольствие? Ну?
    Д е в и ц а .  Еще чего!
    П р и я т е л ь .  Что и требовалось доказать!
    Д е в и ц а   (не сразу). Я думала, что это он. (Кивает на Художника.)
    П р и я т е л ь .  И сейчас так думай. Кто тебе мешает?
    Д е в и ц а .  Заморочил ты меня совсем.
    П р и я т е л ь .  Это не важно. Важно то, что ты пережила минуты неописуемого блаженства, упоительного восторга и мучительного счастья, которое - поправь меня, если я ошибаюсь, - изнасилованием ну уж никак не назовешь. Я прав?
    Д е в и ц а   (неопределенно крутанув шеей). А этот все пашет и пашет.
    П р и я т е л ь .  Такая уж у него планида.
    Д е в и ц а .  Приспичило, что ль, с утра пораньше.
    П р и я т е л ь .  Бывает.
    Д е в и ц а   (насмешливо). Вдохновение накатило, ага?
    П р и я т е л ь   (неприязненно). Ага! Тебе-то что?
    Д е в и ц а .  Чудно. Вчера гулял, как ненормальный, нынче пашет, как очумелый. (Художнику.) Эй, на палубе?! Не упрел еще?
    П р и я т е л ь .  Оставь. Ему сейчас ничего не нужно.
    Д е в и ц а .  А говоришь!
    П р и я т е л ь .  Что говорю?
    Д е в и ц а .  Ладно уж, проехали. (Помолчав.) Вообще-то вчера, по пьяни, ты мне как-то не глянулся.
    П р и я т е л ь   (утвердительно). А сегодня глянулся.
    Д е в и ц а .  Да, вроде, ничего.
    П р и я т е л ь .  Я на второй день завсегда лучше.
    Д е в и ц а .  Спасибо, хоть на дуде своей не играешь...
    П р и я т е л ь .  А разве играл?
    Д е в и ц а .  Не то слово. Заколебал, блин, всех своими симфониями!
    П р и я т е л ь .  Я мелодию ищу.
    Д е в и ц а .  Да знаем, слыхали! Только при чем здесь мы, люди живые?
    П р и я т е л ь .  Вы ни при чем, а мне найти надо. Кстати, где дуда? (Отыскивает дудочку.)
    Д е в и ц а .  Только не играй, прошу!
    П р и я т е л ь .  Один раз. Вдруг получится. (Дудит.)
    Д е в и ц а .  Ну все, все, хватит! (Пытается отобрать дудку.) Дай!
    П р и я т е л ь .  Какие у тебя глазки чудные!
    Д е в и ц а   (потупившись). Я тебе хоть немножко-то нравлюсь?
    П р и я т е л ь .  Очень даже множко!
    Д е в и ц а .  Правда?! Вообще-то я это еще вчера заметила. Ты на меня сразу глаз положил.
    П р и я т е л ь .  А ты на него. (Кивает на Художника.) Хотя ему твоя подруга предназначалась.
    Д е в и ц а .  Да, вчера он мне понравился.
    П р и я т е л ь   (утвердительно). А сегодня уже разонравился.
    Д е в и ц а .  Ты чего?
    П р и я т е л ь .  Слишком быстро вы нас забываете, вот чего.
    Д е в и ц а .  Это кто забывает?
    П р и я т е л ь .  Вы, девушки!
    Д е в и ц а .  Ты на что намекаешь? Кого это я забыла?
    П р и я т е л ь .  Я просто к тому, что верность надо уметь хранить. Вот и все.
    Д е в и ц а .  А я, значит, не умею?
    П р и я т е л ь .  Тебе лучше знать.
    Д е в и ц а .  Ах вот ты какой, да! Думаешь, я такая?
    П р и я т е л ь .  Я вообще на этот счет не думаю.
    Д е в и ц а .  Если хочешь знать, у меня с ним даже ничего и не было. Он так укушался, что еле до кровати добрался. А вот ты?! Тебе не стыдно? Нисколько? Ни капельки?
    П р и я т е л ь .  Чего это я должен стыдиться?
    Д е в и ц а .  Он ведь твой друг!
    П р и я т е л ь .  Друг.
    Д е в и ц а .  А если он меня любит?! Или я его?
    П р и я т е л ь .  На здоровье! За - обеими руками!
    Д е в и ц а .  Обеими?! А пристаешь зачем?
    П р и я т е л ь .  Я?!
    Д е в и ц а .  Эх, ты!.. А еще говоришь, я тебе нравлюсь.
    П р и я т е л ь .  Очень!
    Д е в и ц а .  Что ж тогда голосуешь?
    П р и я т е л ь .  Мне для друга ничего не жалко.
    Д е в и ц а .  Да? Какой ты щедрый! А ему, может быть, жалко!
    П р и я т е л ь .  И ему не жалко.
    Д е в и ц а .  Много ты знаешь! Он мне вчера такие слова говорил...
    П р и я т е л ь .  Какие слова?
    Д е в и ц а .  Какие. Всякие! Разве их перескажешь.
    П р и я т е л ь .  Успокойся. Он их не тебе говорил.
    Д е в и ц а .  А кому же?
    П р и я т е л ь .  Кому надо.
    Д е в и ц а   (не сразу). Я, в общем-то, тоже так подумала. (Тяжко вздыхает.)
    П р и я т е л ь .  Что с тобой?
    Д е в и ц а .  Да так... У людей - любовь, а у меня какая-то вечная лажа. Надоело немного.
    П р и я т е л ь .  Ты нос-то не вешай, надейся и жди...
    Д е в и ц а .  Ага, пока кто-нибудь сзади не пристроится...
    П р и я т е л ь .  Так ведь тоже, однако, неплохо... иногда...
    Д е в и ц а .  Какой же ты все-таки!...
    П р и я т е л ь .  Можно я тебя поцелую?
    Д е в и ц а .  Да иди ты!
    П р и я т е л ь .  Разве от тебя возможно уйти?! (Поворачивает Девицу к себе.) Я останусь с тобой навсегда! И знаешь почему? Потому что ай лав ю, глупыш! (Притягивает Девицу к себе, целует. В мастерскую стучат. Прервав поцелуй.) Открой, пожалуйста. Видишь, в каком я виде. (Уходит.)
    Д е в и ц а .  А я в каком?!. (Стук повторяется.) Чтоб вам повылазило, гадам! На самом интересном месте приперлись! (Идет к двери, на ходу надевает лифчик.) Кто там? Мужчина или женщина?
    Г о л о с .  Женщина.

        В мастерскую робко входит молоденькая   Б а р ы ш н я .

    Д е в и ц а   (осмотрев гостью). Чего тебе, женщина?
    Б а р ы ш н я .  Мне назначили. (Опускает голову.)
    Д е в и ц а .  Что назначили?
    Б а р ы ш н я .  Сеанс. (Опускает голову.)
    Д е в и ц а .  Сеанс? Не знаю. Жди садись. (Художнику.) Эу?! К тебе пришли, между прочим. (Разводит руками.) Ноль внимания. С утра никого не видит, ничего не слышит. Вдохновение!
    Б а р ы ш н я .  Я понимаю. (Опускает голову.)
    Д е в и ц а .  Да?! А я что-то ни черта не понимаю. Что за сеанс-то?
    Б а р ы ш н я .  Они меня писать обещались. (Опускает голову.)
    Д е в и ц а   (соображая). Рисовать, что ли?
    Б а р ы ш н я .  Ага. (Опускает голову.)
    Д е в и ц а .  Ну и что?
    Б а р ы ш н я .  Что?
    Д е в и ц а .  Зачем им тебя писать? Ты, вроде, не красавица?
    Б а р ы ш н я .  Не знаю.
    Д е в и ц а .  А тебе зачем?
    Б а р ы ш н я .  Нужно.
    Д е в и ц а .  Нужно! А ты хоть знаешь, как они тебя писать будут?
    Б а р ы ш н я .  Как?
    Д е в и ц а .  Голой! Вот как!
    Б а р ы ш н я .  Почему вы так думаете?
    Д е в и ц а .  И думать нечего. Они по-другому не пишут.
    Б а р ы ш н я .  Не знаю. (Опускает голову.) Они сказали, в свадебном наряде невесты.
    Д е в и ц а .  Сказать они могут! Мастера! Кто сказал-то?
    Б а р ы ш н я .  Вот не этот. (Показывает на Художника.)
    Д е в и ц а .  Тот, значит! Понятно.
    Б а р ы ш н я .  А вы кто?
    Д е в и ц а .  Я-то? Да так... (Вспомнив.) Ай лав ю... Не знаешь, случайно, что это такое?
    Б а р ы ш н я .  Я тебя люблю... по-английски...
    Д е в и ц а .  Не врешь?
    Б а р ы ш н я .  Зачем мне?.. Это все знают...
    Д е в и ц а .  Да я вроде и сама слышала... (Всплескивает руками.) Вот сволочь! Что ж он со мной вытворяет, а?!
    Б а р ы ш н я .  Кто вытворяет?
    Д е в и ц а .  Мотала бы ты отсюда лучше, милая.
    Б а р ы ш н я .  Но мне же назначили?!
    Д е в и ц а .  Я ж тебя не гоню, советую. От всего сердца. Они здесь, знаешь, какие? Им все по фигу. Такое сотворят - не обрадуешься.
    Б а р ы ш н я .  Да? Я все-таки подожду.
    Д е в и ц а .  Ну, смотри, смотри, потом будешь на стенку прыгать!
    Б а р ы ш н я .  Что они мне сделают-то?
    Д е в и ц а .  И то верно. Ну, пустят по кругу! Чем плохо?
    Б а р ы ш н я .  Как это?
    Д е в и ц а .  Очень просто. Оглянуться не успеешь. Не таких обрабатывали!
    Б а р ы ш н я   (поднимает голову). Вас они тоже обрабатывали?
    Д е в и ц а .  Ах ты вон какая!..

        Громко и неприятно звучит дуда.

    Б а р ы ш н я   (испуганно). Что это?
    Д е в и ц а .  Это мы мелодию ищем.
    П р и я т е л ь   (входя). У нас гости? (Прячет дуду в карман.)
    Б а р ы ш н я .  Здравствуйте!
    П р и я т е л ь .  Доброе утро, сударыня! (Целует руку.) Чем могу служить?
    Д е в и ц а .  Говорит, на сеанс пришла. Согласна рисоваться голой.
    П р и я т е л ь   (не отпуская руки). Прекрасное намерение.
    Б а р ы ш н я   Вы меня не узнаете?
    П р и я т е л ь .  Из тысячи лиц узнал бы. (Девице.) Ванная, между прочим, свободна. (Барышне, беря ее под руку и уводя.) Откровенно говоря, не ожидал вас, сударыня, в нашей берлоге так скоро. Поэтому, извините за этот ужасный бедлам. Мы, старые холостяки, живем, как пираты, на обломках разграбленной цивилизации. И некому скрасить наше уединенное житье. (Девице.) Вы свободны, свободны! (Барышне.) Значит, решились?
    Б а р ы ш н я .  Да. (Опускает голову.) Только вы сказали, в свадебном наряде невесты?..
    П р и я т е л ь .  Вам хочется быть невестой? И отлично! И очень даже правильно! Правда, есть маленькая заминка... Друг мой нынче очень занят... творческий процесс, вдохновение... Нельзя останавливать...
    Б а р ы ш н я .  Я понимаю.
    П р и я т е л ь .  Вы такая умная, славная. Сразу видно аристократическую ветвь. Вы, простите, кто будете?
    Б а р ы ш н я .  Я не понимаю?
    П р и я т е л ь .  По родословной? Графиня, княгиня?
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю.
    П р и я т е л ь .  Как мы, однако, оторвались от своих корней! Но природу не обманешь. Ваше, извините, славное личико за версту выдает породу. Сразу видно, что вы не из простых смертных.
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю.
    П р и я т е л ь .  В этом очень легко убедиться. Если вы взглянете на свою голенькую ножку, то увидите, что второй пальчик у вас, тот, что после большого, длиннее прочих. Это признак высшей аристократии.
    Б а р ы ш н я .  Да?
    П р и я т е л ь .  Хотите вместе проверим? Прямо сейчас?! Обнажите ножку!
    Б а р ы ш н я .  Ну что вы?!
    Д е в и ц а   (разглядев свою ногу). У меня, вроде, тоже?..
    П р и я т е л ь .  Что тоже?
    Д е в и ц а .  Палец длинный. (На одной ноге подпрыгивает к Приятелю и Барышне.) Смотрите!
    П р и я т е л ь .  Так и хочется сказать избитую фразу.
    Д е в и ц а .  Какую фразу?
    П р и я т е л ь .  Что у природы тоже бывают ошибки. Сейчас это, простите, видно невооруженным глазом.
    Д е в и ц а .  Да ладно, ля-ля му-му! (Любуется ногой.) Может, я незаконнорожденная... Маркиза?!
    П р и я т е л ь .  Как легко все опошлить! (Барышне.) Вернемся к делу. Всю подготовительную работу обычно провожу я. И поскольку этот этап чрезвычайно ответственный и времени занимает немало, то нам необходимо полное уединение. (Девице.) Вы не могли бы нас оставить?
    Д е в и ц а   (усаживаясь). А меня тоже писать хотели.
    П р и я т е л ь .  Вас?! Кто?! Когда?!
    Д е в и ц а .  Вчерась. Вот он. (Показывает на Художника.) В наряде королевы.
    П р и я т е л ь .  Извините, но у нас такого наряда нет. Прейскурантом не предусмотрено.
    Д е в и ц а .  У вас и свадебного не предусмотрено.
    П р и я т е л ь .  Да?! Ошибаетесь! (Подходит к шкафу и вынимает свадебное платье.) Это что? Половая тряпка, по-вашему? (Убирает платье.) Специально, между прочим, приобретено.
    Б а р ы ш н я .  Для меня?
    П р и я т е л ь .  Разумеется!
    Д е в и ц а .  Подумаешь!.. (Находится.) А мне он сказал, что сначала напишет так... без ничего, а потом нарисует платье. Долго ли, умеючи?
    П р и я т е л ь .  Но он занят, занят! Как вы не можете понять?! И вообще!..
    Д е в и ц а .  Что вообще?
    П р и я т е л ь .  Вы нам мешаете. Неужели не ясно?
    Д е в и ц а .  Тю-тю-тю! Засвиристел.
    П р и я т е л ь .  Я вас умоляю - время, время!..
    Д е в и ц а .  Начинать про Ленина рассказ! А что ты мне все выкаешь, родной? С утра, вроде, на ты были?
    П р и я т е л ь .  Разве? Не обратил внимания.
    Д е в и ц а .  Потаскудник! Какой же ты оказывается потаскудник!
    П р и я т е л ь .  Такого слова нет.
    Д е в и ц а .  А теперь будет. Потаскудник! Разве не так? Отделаться от меня хочешь, да? На свеженькую навострился?
    П р и я т е л ь .  Не обращайте на эту леди внимания. Нынче, поутру, ею овладела навязчивая идея.
    Б а р ы ш н я .  Какая идея?
    П р и я т е л ь .  В общем, самая заурядная. Ей кажется, что все мужчины воспылали к ней бешеной страстью и заняли круговую очередь.
    Д е в и ц а .  Ах ты так, да?! А кому ай лав ю говорил? (Бросается на Приятеля.)
    П р и я т е л ь   (удерживая ее за руки и подмигивая Барышне). На самом же деле неравнодушен к ней только я. Видит Бог, как сильно я айлавью эту женщину! (Прижимает Девицу к себе, чмокает в щеку.) В ней так много задора, огня, буйной свежести! (Отпускает Девицу.) И вообще, сегодня такое изумительное утро. Хочется не просто любить, но и быть любимым. А заодно творить добро и совершать чудеса. (Хлопает в ладоши.) Подать сюда шампанского! (Принимает воображаемый бокал и щелкает каблуками.) За здоровье прекрасных дам! (Вскидывает по-гусарски локоть и опустошает воображаемый бокал. Затем как бы берет гитару и, перебирая воображаемые струны, поет.) Когда я пьян, а пьян всегда я, я вспоминаю часто вас. И по щеке моей румяной слеза катится с пьяных глаз. (Обрывает струны и припадает на колено, склонив голову перед застывшей в изумлении Девицей.)
    Д е в и ц а   (приходя в себя). А что же нас-то шампанским не угощаешь?
    П р и я т е л ь .  С удовольствием! (Поднимается с колен.) Только надо сбегать в магазин. Рядом! Через улицу! Но я не могу. (Шепотом.) Я там должен.
    Д е в и ц а .  Могу я сходить. Какие проблемы?!
    П р и я т е л ь   (провожая ее к двери). Сходи, милая, сходи. Одна нога здесь, другая там. (Выпроваживает за дверь. Барышне.) Она не опасна, но все-таки лучше от нее держаться подальше.
    Б а р ы ш н я .  А что с ней?
    П р и я т е л ь .  Маниакальный психоз. Ей все время кажется, что ее страстно желают. Вы танцуете аргентинское танго?
    Б а р ы ш н я .  Танго?
    П р и я т е л ь .  Я вас научу, хотите?
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю... Здесь?..
    П р и я т е л ь .  Лучшего места не бывает. Дайте вашу ручку! Так! Ах какие у нас трепетные пальчики. А какая обворожительная талия! Боже мой! А запах, запах! Пошли!.. (В дверь страшно стучат. Отпускает Барышню.) Нет! Весь я не умру! (Идет к двери.) Душа в заветной лире мой прах переживет и тленья убежит!..
    Д е в и ц а   (входя). Сдурел на радостях?! Без юбки на улицу вытолкнул. (Уходит в комнату, продолжая рассказывать.) Я, как дура, чешу галопом! Думаю, что это, вроде, холодновато? Гляжу! Ни фига себе! Хорошо хоть в рубашке. (Появляется.) Ну?! А вы что здесь без меня делали?
    П р и я т е л ь .  Что мы могли делать?! Тебя ждали! Можно сказать даже, жаждали, алкали! Скорей, а?! В глотке пересохло!
    Д е в и ц а .  Да?! Себя погоняй! Погоняло нашелся! Мало, что без юбки, еще и без денег выпроводил.
    П р и я т е л ь .  Деньги?! Какая проза! (Барышне.) Я на минутку. (Уходит.)
    Д е в и ц а   (оглядывая Барышню). Чего тебе тут этот ненормальный наговорил?
    Б а р ы ш н я .  Он разве ненормальный?
    Д е в и ц а .  А то какой же? Ты разве не видела? (Изображает, как он пил вино, играл на гитаре.) Псих! Натуральный!
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю. Здесь так необычайно.
    Д е в и ц а .  Да? (Ходит вокруг.) Смотри у меня, необычайно!
    Б а р ы ш н я .  Что такого-то?
    Д е в и ц а .  А того! Мой он, поняла?
    Б а р ы ш н я .  Подумаешь!
    Д е в и ц а .  Ах ты вон какая! На сеанс пришла?!.
    П р и я т е л ь   (входя). Держи! (Подает бумажник.) Возьми сколько надо, только дай нам возможность поработать спокойно. (Барышне.) На чем мы остановились, сударыня?
    Д е в и ц а   (заглянув в бумажник) .  Эй! Здесь на одну бутылку и то не наберется.
    П р и я т е л ь .  Ну, добавь, пожалуйста. Что, разве трудно? (Барышне.) Начнем?
    Д е в и ц а .  Откуда добавь?! Я - пустая.
    П р и я т е л ь .  Боже мой! Как мне мешают!
    Д е в и ц а .  А это что? (Вынимает из бумажника дискету.)
    П р и я т е л ь .  Дискета. Дай сюда! (Забирает и дискету и бумажник, в который тут же заглядывает.) Действительно не густо...
    Б а р ы ш н я .  У меня есть деньги.
    П р и я т е л ь .  Так что же вы молчите? Дайте ей поскорей, и приступим!
    Б а р ы ш н я   (вынув полсотенную). Столько хватит?
    Д е в и ц а .  Ты у нас, оказывается, богатенький Буратино. (Забирает деньги, уходит. В дверях.) Не запирайтесь, я мигом.
    П р и я т е л ь .  Наконец-то мы одни без этой ненормальной! Наконец-то я могу взять ваши руки, поцеловать ваши пальчики. Не огорчайтесь, все будет хорошо.
    Б а р ы ш н я .  Она вам кто?
    П р и я т е л ь .  Никто. Просто знакомая. Точнее даже, знакомая друга. Пришла, осталась ночевать и немного свихнулась.
    Б а р ы ш н я .  С вами?
    П р и я т е л ь .  Свихнулась? Нет, абсолютно самостоятельно.
    Б а р ы ш н я .  Осталась ночевать?
    П р и я т е л ь .  С чего вы взяли?
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю...
    П р и я т е л ь .  И я не знаю. Я с ней утром встретился, когда она уже немного того... (Крутит пальцем у виска.) Смотрю, по мастерской гуляет... странная такая... Я ей говорю: ай лав ю! - ну, так, вместо приветствия, а она... (Замолкает и смотрит на Барышню.) Неужели вы мне не верите?
    Б а р ы ш н я   (сдаваясь). Ну, хорошо, хорошо!
    П р и я т е л ь .  Умница моя! Самое печальное в жизни - это потеря драгоценного времени! Давайте же примерим свадебное платье. Раздевайтесь, раздевайтесь!
    Б а р ы ш н я .  Здесь?!
    П р и я т е л ь .  А что вам мешает?
    Б а р ы ш н я .  Не знаю... Здесь так неубрано...
    П р и я т е л ь .  Это нормально. Искусство рождается из грязи. Поднимается над ней. Поэтому и становится искусством.
    Б а р ы ш н я .  Да, но...
    П р и я т е л ь .  Никаких но! Что за чепуха! Отбросьте всякие условности. Вы современная женщина. Аристократка! Пришли в мастерскую художника. Так будьте же шире, выше обывательских представлений. (Вынимает платье.) Разрешите, я вам помогу?
    Б а р ы ш н я .  Не надо, что вы, я сама.
    П р и я т е л ь .  Одной вам не справиться. Платье большое, тяжелое, одной вам будет неудобно. И не спорьте. И потом, зачем же одной, когда вдвоем лучше?
    Б а р ы ш н я .  Ну, вы отвернитесь, хотя бы...
    П р и я т е л ь .  Не просите. Это все равно как выколоть глаза!
    Б а р ы ш н я .  Ну, не могу я так!
    П р и я т е л ь .  Какие ж мы однако неуступчивые, упрямые! Какой у нас характер своевольный. Ну, хорошо, поступим следующим образом. Я подниму платье и буду держать вот так. (Поднимает колесом платье.) Вы раздеваетесь, я зажмуриваюсь, и вы входите в платье снизу, как Афродита в морскую пену.
    Б а р ы ш н я .  Она из нее, кажется, вышла.
    П р и я т е л ь .  А вы войдете, и тем самым произойдет связь времен и перекличка.
    Б а р ы ш н я   (уступая). Ну, хорошо. (Начинает раздеваться.) Вы смотрите?!
    П р и я т е л ь .  Разве? (Скашивает глаза.) В самом деле. (Зажмуривается. Через секунду.) Ужасно чешется нос. Черт! Самый кончик. Невозможно вытерпеть. Помогите, пожалуйста! Ай, ой, ай! (Зажмуривает то один, то другой глаз.)
    Б а р ы ш н я .  Что сделать? Почесать? (В трусиках и лифчике подходит к нему.)
    П р и я т е л ь .  Если не трудно. Вот тут, самую пипочку. (С облегчением.) Ох! (Открывает глаза.) Готов отплатить вам тем же. (Целует Барышню в губы.) Спасибочки! Вы спасли мне больше чем жизнь.
    Б а р ы ш н я .  Зачем вы так? (Опускает голову.) Мне входить?
    П р и я т е л ь .  Входите, входите!

        Б а р ы ш н я   ныряет под руки и начинается некая игра, где платье - лишь предлог для близости.

    Б а р ы ш н я .  Ой, я запуталась.
    П р и я т е л ь .  Сейчас, сейчас, главное, никуда не торопиться. Проденем ручку. Так, так. Не сюда. Вот в эту дырочку. Теперь в другую. Отлично! Это у нас сердце так бьется громко, да? Какое у нас, однако, сердце большое, громкое, теплое...

        В этот момент кто-то начинает бухать ногами в дверь.

    Д е в и ц а   (находясь за дверью). Закрылись, черти! (Бьет дверь ногой и, по-видимому, входит.)
    Б а р ы ш н я .  Ой!
    П р и я т е л ь .  Меня нет. Ушел далеко и надолго. (Опускает платье и остается под куполом подола.)
    Д е в и ц а   (входя). Руки-то заняты. (Показывает бутылки.) А вы открыть не можете. Ух, ты какая! (Обходит вокруг Барышни.) Как елка под снегом. А этот, псих ненормальный, где?
    Б а р ы ш н я .  Этот?.. Ушел.
    Д е в и ц а .  Как ушел? Куда?
    Б а р ы ш н я .  Не знаю... Сказал, далеко и надолго.
    Д е в и ц а .  Ну что за человек, а? Нет, я его, наверно, брошу. Сердце не выдерживает с таким типом долго жить. (Ставит бутылки на стол. Барышне.) А ты так и стоишь свадебным пугалом?
    Б а р ы ш н я .  Я не знаю.
    Д е в и ц а .  Надо же, обрядил человека и ушел!
    Б а р ы ш н я .  Ой!
    Д е в и ц а .  Ойкай теперь. (Художнику.) Эу! Не устал еще? А то давай с устатку! (Машет бутылкой.) Хорошо пойдет!
    Б а р ы ш н я .  Ой!
    Д е в и ц а .  Тебе не дам. Не доросла еще до шампанского. (Художнику.) Ну что я одна, что ли, пить буду!
    Б а р ы ш н я .  Ой!
    Д е в и ц а .  Ладно, не вопи, плесну малость. (Расчищает край стола.) Грязища! В самый аккурат шампанским отравляться. Тут вчера один тип был, правильный насквозь. Ему говорят: выпей! А он: спасибо, алкоголем не отравляюсь. Оказывается, и такие художники бывают. (Оглядывается на Барышню.) Садись, невеста. Иль ты не можешь в этом парашюте? Снимай тогда, чего зря мучиться. (Начинает раскручивать проволоку.) Сейчас ка-а-к бабахнет, родимая!
    Б а р ы ш н я .  Ой, мамочки!
    Д е в и ц а .  Не боись!

        В дверь стучат.

    Б а р ы ш н я .  Ой!
    Д е в и ц а .  Неужели вернулся?! Ну, я ему сейчас покажу. (Идет к двери.)
    Б а р ы ш н я .  Что вы делаете?! Не надо!
    П р и я т е л ь   (из-под платья). Я нашел тебя, Афродита!

        Пятясь, отступает   Д е в и ц а .  Мощно, с натиском входит   Х о з я и н .  Вид у него внушительный и грозный.

    Д е в и ц а .  Вам кого надо, гражданин?
    Х о з я и н .  Помолчи пока. (Художнику.) Мазила! Бабки нашел?
    Д е в и ц а .  Он не слышит.
    Х о з я и н .  Заглохни! (Художнику.) В общем, все! Кранты! (Девице.) Достал он меня своей простотой. Дальше некуда.
    Д е в и ц а .  А что случилось?
    Х о з я и н .  Бабок не платит, что?! В общем, все! Выселяю!

        Громко, как выстрел, стреляет пробкой шампанское.   Х о з я и н   выхватывает револьвер и с угрозой водит им по сторонам.

    Б а р ы ш н я .  Ой! Ой! Ой!
    Д е в и ц а .  Шампанское... (Показывает на бутылку.)
    Х о з я и н .  Точно? (Берет бутылку, осматривает, пьет из горла.) Ух и гадость!
    Б а р ы ш н я .  Ой-ееей!
    Х о з я и н .  Вот именно! Ой-ееей! (Девице.) Дважды уже стреляли. (Выставляет пальцы.) Дважды!
    Д е в и ц а .  Здесь?!
    Х о з я и н .  Здесь пока не стреляли. (Выпивает, показывает бутылкой на Барышню.) Кто такая? Раньше не видал.
    Д е в и ц а .  Я не знаю, говорит, на сеанс пришла...
    Х о з я и н   (не дослушав). Что ж ты водишь кого не знаешь?
    Д е в и ц а .  Кого это я вожу? Я сама тут первый раз.
    Х о з я и н .  Брось! Всю дорогу здесь ошиваешься.
    Д е в и ц а .  Я?!
    Х о з я и н .  Не я же? (Рассматривает Барышню.)
    Д е в и ц а .  Да вы что?! Я, в натуре, впервые.
    Х о з я и н .  Кончай вола крутить. (О Барышне.) Ничего карамелька. (Смотрит на часы, досадливо щелкает по циферблату.) Некогда! (Девице.) Значит, так: приду через час с быками. Ему (кивает на Художника) так и передай: детское время кончилось, собрался - не собрался, вышвыриваю в момент. Поняла? Повторять не буду. (Барышне.) Телефон есть?
    Б а р ы ш н я .  А, а, а... Ой!
    Х о з я и н   (Девице). Она не больная у тебя? Что-то воздух глотает, как рыба, и шары закатывает. (Наклоняется к Барышне.) Дыши глубже, киса, понадобишься, найду. (Ставит пустую бутылку на стол, забирает непочатую, идет к выходу.)
    Д е в и ц а .  Эу! А бутылку-то?..
    Х о з я и н .  Не вякай! (Скрывается за дверью.)
    Д е в и ц а .  Ничего себе, не вякай! (Барышне.) Видала? И бутылку унес, гад!
    Б а р ы ш н я   (протяжно). Ааааах!..

        Падает в обморок. Платье обнажает   П р и я т е л я , который сидит в глубокой, отрешенной от всего задумчивости. Все это так неожиданно, что   Д е в и ц а   тоже опускается на пол.


    Продолжение пьесы Валерия Шашина                     


    "Постскриптум", вып.6:                      
    Следующий материал                     





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Постскриптум", вып.6

Copyright © 1998 Валерий Шашин
Copyright © 1998 "Постскриптум"
Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования