Андрей СЕРГЕЕВ

Из романа "Альбом для марок"

СЕМИЛЕТКА


    Очерки о названиях и пространствах России и ее окрестностей.

        Urbi: Литературный альманах.
        / Издается Владимиром Садовским под редакцией Кирилла Кобрина и Алексея Пурина. -
        Выпуск пятнадцатый. - СПб.: АО "Журнал "Звезда"", 1998.
        Дизайн обложки Н.Егоровой.
        ISBN 5-7439-0035-3
        С.6-46

    Те же главы - в книге: Сергеев А.Я. Омнибус. - М.: Новое литературное обозрение, 1997. - С.171-221 (наиболее впечатляющие цитаты и примеры выпущены).



            С четвертого по седьмой - тягучая смена состояний: страх - растерянность - настороженность - привыкание - обалдение - скука.
            Школа - однородная, серая, безличная среда. Даже если тебе дали по роже, в этом нет личного отношения. Тот, кто дал, ничего против тебя не имеет. В основе всего не живая жизнь, а некогда установившийся ритуал.

            Ты приближаешься к школе. Во дворе рядом с толпой обычно плачет младшеклассник. Старшие всенепременно сворачивают, подбегают:
            - Кто тебя? - и, не дожидаясь ответа, несутся дальше.

            Ты входишь в класс, и на тебя обрушивается орава орущих:

          - Драки-драки-дракачи,
          Налетели палачи!
          Кто на драку не придет,
          Тому хуже попадет!
          Выбирай из трех одно:
          Дуб, орех или пшено!

          Дуб - получай в зуб!
          Пшено - но! но! но! но! - с погонялками.
          Орех - на кого грех?

            - На Зельцера, на бздиловатого!

            В классе стыкались, шмаляли в морду мокрой тряпкой, толкли мел, валили в чернилки карбид, харкались в трубочку жеваной бумагой или - пакостно и от сытости - хлебом с маслом.

            Фитиль из-под земли вдруг вскидывает руку - ты вздрагиваешь, Фитиль расплывается:
            - Закон пиратов! - крестит: приставляет пальцы и бьет ладонью в лоб, под дых, в оба плеча с заходом локтем под челюсть.

            На уроке подзатыльник сзади и шепотом:
            - Передай!
            Над головою ладонь и тихо:
            - Висит!
            - Бей! - успевает сосед, и ладонь опускается.

            На первых партах гудят или натужно рыгают - особое искусство. На средних - под партой играют в картишки, подальше - из рогатки стреляют в доску и по флаконам. Рогатка - резинка с петельками на большой и указательный. Сжал кулак - ничего нет. Стреляют бумажными жгутами, злодеи - проволочными крючками.
            На камчатке, очнувшись от одури, замедленно удивляются:

          - Странная вещь,
          Непонятная вещь...

            По рядам шорох - продолжение известно:

          ...Отчего моя жопа потеет?
          - Оттого, что сидеть,
          Головою вертеть
          Запретить нам никто не посмеет! <У Тынянова в гимназии было похожее: он нашел прототип в стихах Федора Глинки.>

    Для душ попроще -
          негромкое сетование: - Грррудь болит...
                                    сочувствие: - В ногах ломо́та...
                                                    мысленно: - Хуй стоит,
                                                                                    Ебать охота.

    Для характеров поактивнее - возглас: - За!
                                                         подхват: - лу!
                                                            хором: - пешка!

            На уроках я всматриваюсь, ищу интеллигентные лица, вслушиваюсь, стараюсь не пропустить благозвучную фамилию - тщетно.
            На переменах, во время буйства я съеживаюсь, ощетиниваюсь. С Большой Екатерининской я вынес ожидание каблука, который меня, амебу, раздавит.
            Ощетинившись, съеживаюсь - и мне прозвище: Ёж, Ёжик - недобро.
            Антисоветчик Александров меня за сутулость: Горбатый Хер.

            Из долгопрудненской жестяной коробки всем раздаю дефицитные перышки.
            Всем подсказываю, подсовываю списать.
            Сержусь, что сосед-татарин не способен скатать диктант или контрошку.
            Все время в напряжении. Руки прижаты к бокам. Из подмышек сбегает холодными струйками пот. В школе - чувство физической грязи. Я брезгаю казенными завтраками - зараза, стараюсь не заходить в уборную.

            С последним звонком срываю со стены пальто - вешалка тут же в классе - и домой.
            После второй смены по темным улицам страшно. Ничего, когда по пути с кем-то. Когда один, мамино / бабушкино: вон идет человек, смотри, чтоб он тебя не стукнул.
            На темной улице отнимают учебники: большие деньги на рынке. Я учебников не носил.

            - Ты домой прибегал прямо в мыле. Я тебе по четыре рубашки на дню меняла. (!?)
            Придя, всегда слышал:
            - Опять еле можаху? Сейчас ужин будет, а ты пока прими положение риз.
            И куда я так стремился? Мне ведь нужно было к утешительному занятию, чтобы один и в покое. Покой был, весьма относительный. Один - втроем на тринадцати метрах - я почти никогда не бывал. Делая уроки, громко выл, чтобы заглушить телефонные разговоры, соседское радио. На улицу не выходил: за зиму на Большой Екатерининской слабые дворовые связи отсохли.

            В школу шел нехотя, загодя, по Второй Мещанской: Третья, ближе, была унылая, разве что в середине желтый особняк, бывший солиста Большого театра. Еще помню у двери латунную доску с орлом, да по школе бродят кремовые лакированные конверты: АМБАСАДА ЖЕЧИПОСПОЛИТЕЙ ПОЛЬСКЕЙ В МОСКВЕ.
            Раз у Филиппа-Митрополита навстречу мне совсем ранний:
            - Заболела! Уроков не будет.
            Сколько раз я потом у Филиппа-Митрополита сам решался и заворачивал: заболела, уроков не будет.
            Сколько раз сам сказывался больным. Когда врешь, что болен, заболеваешь вправду. Было чем: бабушка /мама оберегали меня.
            Болезнь - это чистая совесть, покой, законное утешительное занятие - чтение. В который раз Облако в штанах и Хулио Хуренито. Новое: Гоголь. С девяти лет Гоголь яркостью и искусством удивительных слов стал любимым на всю жизнь.

            Третий класс. Сталинская красотка - перекись, надо лбом валик, маленькие глаза, большие щеки:
            - Баба-Яга в ступе едет, помелом следы заметает.
            - Людмила Алексеевна, что такое ступа?
            - Это тележка такая.
            Она или вроде нее:
            - В городе - кварта́л, в году - ква́ртал.

    ДНЕВНИК:
    25 декабря 1944 г.
            ...учусь в IV кл. в 249 шк., куда перевели наш класс из 254 шк. Школа не очень хорошая. Однажды я с товарищами убежал с 4-го урока не хотелось оставаться на 5-й урок, на следующий день нас вызвали к директору. Итог: 2-х исключили, 5-х простили. Меня простили. Учителей зовут: по-русски - Яков Данилович, арифметика - Клавдия Александровна (Рубь-сорок), история - Тамара Павловна, естествознание - Ираида Никифоровна (Живородка), география - Ирина Самойловна (Царевна-лягушка), рисование - Борис Иванович, воен. дело - Яков Сергеич. Военрук ухаживает за Ириной Самойловной...

            Конечно, что та, что другая школа - обе не очень хорошие.
            254-я - сталинская четырехэтажная, с квадратными окнами - на случай войны под лазарет, десятилетка. Директор, старый, Иван Винокуров, провинившихся долбит ключом по темечку.
            249-я - два этажа пятиэтажного жилого модерна, семилетка. Директор, слепнущий минер с двадцатью шестью осколками, оставляет на час-два-три после уроков, дотемна, до ночи, пока самому сил хватает:
            - Кто разбил окно - встать!
            Все сидят.
            - Кто не разбивал окно - встать!
            Все встают.

            Сначала просвет: Яков Данилович, литератор, с фронта, только что руки-ноги целы. Интеллигентные очки, ямочка на подбородке:
            - Кто знает, откуда произошло слово алфа́вит? Может, кто догадается? Кто из вас учил иностранный язык?
            - Какая у тебя самая любимая книга?
            Я, как положено, полным ответом:
            - Моя любимая книга - роман Гоголя Мертвые души.
            - Мертвые души не роман. Это поэма.
            И мне радостно, что поэма.

            Он продержался недолго: только что руки-ноги целы. Несколько раз его замещал еврей, опухший, в очках - такой в переулке попросил у мамы двадцать копеек, и она дала ему рубль: несчастный. Класс не ставил его ни во что, игнорировал или глумился:
            - Швейка пришел! Швейка!
            Он ничего не замечал и с нищим пафосом свистел межзубными:
    - Вороне где-то Бог пофлал куфчек фиру...
    Лифица видит фир, лифицу фир пленил...
            Потом русский/литературу захамила арифметичка - старая, румяная, хромая: Рубь-сорок. Яков Данилович называл свой предмет "литературное чтение". Клавдия Александровна - просто "чтение".
            Отчитала меня за дитё в изложении. Распекла Булекова: в диктанте халат написал холад. Булеков был последний китаец со Сретенки, сын циркача.

    ДНЕВНИК:
    28 апреля 1945 г.
            Вчера наши войска в Германии соединились с союзниками. По радио говорили Сталин и Черчилль. Были салюты...
            Сегодня в школе. На чтении Рубь-сорок вызвала Булекова и дала читать ему "1 мая", там фраза: "Вбежал Федя Мазин и в трепете радости..." Булеков прочел: "Вбежал Федя Магазин и в трепе́те радости..." Рубь-сорок Булекову двойку, а ребята смехом сорвали урок.

            На немецком читают чудовищней. Здоровенный дебил Франк на каждом Ich ухает, на heute радостно матерится.
            Полкласса верит, что клеенка по-немецки - дас Пизда́с, что фарштеен - это вообще. Подначивают:
            - Спроси, как будет клеенка!
            - Спроси, что такое фарштеен!
            - Спроси, что такое Муттер дайне зо!
            Дальше этого интерес к немецкому не подвигается:
            - Не хотим учить фашистский язык!
            Чванная немка Василиса Антоновна Чако оправдывается:
            - Я не немка, я гречка.
            Кто-то в немецко-русском нашел Чако - и о чем говорить, если с царя-гороха затвердили:

          Их бина,
          Ду бина,
          Полено,
          Бревно.
          Что немка - скотина,
          Мы знаем давно.

            Ираида Никифоровна, Живородка - по естеству - у передней парты:
            - Слово ботаника происходит от греческого ботанэ - растение. Ника - сокращение от наука.
            Глиста Панфилов с первой парты тянется пальцем к ее причинному месту. Весь класс - внимание. Живородка:
            - Что тебя привлекает?
            Грохот.

            Хорошенькая географичка Ирина Самойловна, Царевна-лягушка - за ней ухаживает военрук - входит в класс. Закрывая дверь, естественно, на миг отворачивается - и тотчас в нее нацеливаются, летят фрейдовские бумажные голуби. Краснеет. Проходит к карте. Там переделано: Джезказган - Джазказган, Соликамск - Ссаликамск.
            Как на брошюрах - Госполитиздат - Госполипиздат.
            Мой сосед татарин Резванов рассказывает, как будет работать шпионом в МГБ, а пока дрочит под партой. Я не понимаю, чем он занимается, но не спрашиваю, а он на одном прекрасном уроке наполняет своими молоками непроливашку и передает на стол Ирине Самойловне.
            Гогот.

            На военном деле - без уговору - парты вдруг наступают на военрука, окружают, теснят к окну. С парт медленно поднимаются. Военрук решает: сейчас выбросят - и, спасаясь, когтями насмерть вцепляется в передового.
            Впереди всех, по иронии, как всегда, Зельцер. Наш единственный активист, носитель красной селедки.
            Отец Зельцера - директор типографии, и в бестетрадное время Зельцер в школу, в праздничный дом пионеров, на не имеющий отношения районный актив ходил с роскошными кожаными гроссбухами, на переплете и корешке золотом: ЮРИЙ ЗЕЛЬЦЕР.
            Кроме него, пионерством в школе не пахло. Партийно-блатное:
            - Ответь за галстук! - отсохло за отсутствием кумача.
            Красную селедку я в первый/последний раз - чужую - нацепил, когда нас перед выпуском из семилетки гуртом погнали в райком волкасъем. Антисоветчик Александров, думаю, не пошел. А я - ох, далекий - недели две глядел в зеркало, видел: Олег Кошевой. Меня, как отличника, избрали в бюро - я сбегал с него, как со всего школьного. Дружеское порицание мне вынес секретарь Зельцер.

          Рыжий-красный -
          Цвет опасный.
          Рыжий-пламенный
          Сжег дом каменный.

            После военруковских когтей рыжий-пламенный недели три гулял с корябаной физиономией.

            Военрук же так себя напугал, что на уроках читал нам вслух запретного желанного Мопассанчика (Шкаф) и Лекции профессора Григоренко.
            Всегдашний, как школа, трактат (Лекции профессора - обязательно, Григоренко, Григорьева и т. п. - варьировалось) объяснял, как знакомиться, на какое свидание целоваться, на какое лапать, на которое - далее. Женщины по способу употребления подразделялись на вертушек, сиповок, корольков и бегунков. Профессор предупреждал: соитие дело серьезное, мужчина тратит столько энергии, сколько требуется для разгрузки вагона дров.
            Не знаю, как для переростков, для большинства это была увлекательная экзотика - как что-то из жизни в Африке, вне личного секса, который существовал разве что на словах - или делал вид, что существует. Трофейные порнографические открытки вызывали любопытство и отвращение. Юные переписчики Лекций профессора слово влагалище передавали только как логовище.

            Тамара Павловна ведет истерику. По Григоренко, она сиповка. Говорят, что она водит к себе летчиков.
            На карте древнего мира саки - само собой - ссаки.
            Средние века: Мой вассал твоему вассалу в глаза нассал.

    Новое время - ДНЕВНИК:
    24 апреля 1945 г.
            ...У меня с Тамарой Павловной Смирновой, учительницей истории, нелады. Сегодня она у меня съела. "Сергеев, не смей, мерзавец, разговаривать!" - орет. "Дай, противный мальчишка, дневник!" Дал я дневник и говорю: "Тамара Павловна, оставьте место в дневнике, чтобы уроки записать", - и это говорю самым спокойным тоном. Морда у нее вытянулась, как у селедки. В растерянности она орет: "Пересядь на последнюю парту!" Я: "Пожалуйста, если доставлю вам удовольствие", - тоже очень спокойно. А потом, сука, продешевилась - вызвала отвечать и поставила 5. Сегодня получил 5 по русскому устному и по чтению.

    История непосредственная - ДНЕВНИК:
    9 мая 1945 г.
            День Победы.
            ОКОНЧИЛАСЬ ВОЙНА
            9 мая в 00 час. 45 мин. немцы безоговорочно капитулировали перед союзниками!!! Война началась 22 июня 1941 года в 4 час. Окончилась 9 мая в 00 час 45 мин. 1945 г.

            Добросовестная, казенно-обрадованная фиксация. Окончание войны куда как менее элоквентно, чем происшествие на уроке истории. Мне показалось, что день победы школа восприняла на уровне классных объявлений завуча или дерика.

            В седьмом классе дерик, слепнущий минер с двадцатью шестью осколками, преподает конституцию. Мы: проституцию - по созвучию, без задней мысли и опасений. И каждое пятое декабря простодушно и громко: день сталинской проституции.
    В начале урока с нас требуется политинформация. Я их сочинял всем желающим. Раз вместо предатель индонезийского народа Джоядининград, написал предатель индонезийского народа Вульвовагинит (слово из энциклопедии). Резванов, не ведая, читает. Дерик, не вникая, слушает.
            Потом он рассказывает, что Москва - самый зеленый город в мире, только деревья не в самом городе, а вокруг. Что мы самые лучшие в мире, и все люди и все народы дружат друг с другом. Поэтому мысли у нас чистые, и мы с душой относимся к своему делу.

            Тихо сидят, заняты своим делом:
    книгожор сытая морда Бакланов переписывает из чужой в свою записную книжку: Луи Буссенар, Луи Жаколио, Густав Эмар, капитан Марриэт, Георг Эберт, Александр Беляев...
    глиста Панфилов любуется лапинскими открытками;
    злодей Глазков, горя глазами, пасьянсом выкладывает немецкую порнографию;
    золотушный блатарь Просоданов лезвием вскрывает на руках чирьи, уверяет, что в них не гной, а вода;
    крохотный переросток Хлебников, лет шестнадцати, спит: за утро он набегался по Центральному с папиросами: Тройка - пара, рубль - штука! Перед уроками он уютно поштевкал на парте - четвертинка и хлеб с луком. В парте у него финочка с наборной ручечкой - таких на класс штук пять, а то меньше.
            Это русские, так сказать, норма.

            Отсчитывая от нормы, быть китайцем - несерьезно, татарином - неблагородно, армянином - занятно, евреем - вполне респектабельно: с кем же еще дружить русскому? И как остроумно:
            Два еврея ссут в проходном дворе.
            - Абрам, почему ты ссышь так, что тебя не слышно, а я ссу так, что меня слышно?
            - Потому что ты ссышь на доски, а я тебе на пальто!
            Только антисоветчик Александров мог прошипеть сзади в ухо:
            - Мойсе, ты мене не бойсе, я тебе не укушууу...
            Ничего против евреев не было в присказке:

          Народная драма -
          Иван убил Абрама.

            Как не было самоиронии в давнем:

          - Руссиш, культуришь?
          - А хули ж! -

            ибо оно было слишком сродни первопятилеточному:

          - Ты куришь?
          - А хули ж!
          - Баб ебешь?
          - А что ж!
          - А водку пьешь?
          - Поднесешь?
          - В церковь ходишь?
          - Хуль хуёвину городишь!

            Быть айсором - привилегированно. На партах сидят - по двое, по трое, только Шалита - один: а вдруг посреди урока ему захочется поразмяться, повыжаться на руках, попрыгать над сидением вдоль. Учителя делают вид, что не замечают. Дерик тоже боится. Айсоры с Лаврских по вечерам устраивают побоища у Фору́ма/Урана, наводят атанду на весь район:
            - Нас мало, но мы армяне.
            В устной традиции они - армяшки с Самотеки. При всей своей злобной капризности отзываются и не обижаются на армяшку.

            Рисование, последний урок, поздний вечер. Борис Иванович объясняет:
            - Бежевый цвет это все цвета понемногу - в разбежку. Поэтому - бежевый.
            Он поворачивается к нам от таблицы, и в этот момент злодей Глазков залепляет ему в лицо мокрой тряпкой. Борис Иванович бежал. Что мог он поделать?

            Сын замнаркома Алексеев, развалясь, на уроке потягивает из четвертинки сквозь соску. Замещающая училка, старая дева с прононсом, боится глядеть в его сторону: встретясь глазами, Алексеев проворчит:
            - У, брюзлая пизда!
            На Алексеева с соской в середине урока входит инспектор, морщинистый Ваня Маштаков, - и забирает с собой к директору. Старая дева с прононсом машинально:
            - Тю ля вулю, Жорж Дандэн!
            Взрыв. Тю-лю-лю покрывает старую деву вечным позором. А сын замнаркома возвращается в класс триумфатором.

            На переменке маленький Юрка Вятков бегает над проходом - левая нога на среднем ряду, правая - на правом. Кто-то его случайно толкнул или он сам оступился... Завуч Белла Семеновна завернула его в свою шубу и по снегу потащила к Склифосовскому - за два длинных квартала. На следующем уроке перекличка:
            - Вятков!
            - Нет!
            - На прошлом уроке он был.
            Антисоветчик Александров:
            - Он яйца себе разорвал!
            Хихиканье.
            - Не понимаю, что тут смешного. Каждый мужчина имеет при себе пару яичников.

            - Вам привет от трех лиц!
            - ?
            - От моего хуя и двух яиц!
            Это покупка. Покупок много:
            - Поехали!
            - Куда?
            - Армяшке жопу чистить!
            Покупка семинаристская:
            - Разгадай сокращение ДУНЯ.
            - Я не могу...
            - Дураков У нас Нет. Понял?
            - А как же Я?
            - А ты дурак. Эт' точно.
            Покупка на сдвиге:
            - Ты что, сегодня уху ел?
            - Не.
            - А на вид совсем ухуел.
            Покупка с насилием. Звонок в нос:
            - Барин дома? - Испуганный кивок. Глядя в глаза: - Гармонь готова? - Еще более испуганный кивок. - Поиграть можно? - и за оба уха в стороны изо всех сил.
            Покупка злодейская. Новенькому:
            - Чтой-т' от ти'я вином пахнет. Дыхни! - и лопух получал в рот скопленный сгусток харкотины.

            Родом покупки и внезапным проявлением ритуала было, когда в проходном дворе Глазков неожиданно, ни с чего - речь шла о другом - спохватился:
            - Эт' Сережа налягавил. Темную!
            На голову мне накинули чье-то пальто и небольно побили. Небольно, ибо знали, что я не лягавил, - да и лягавил ли кто? - а когда отправили ритуал, то назавтра общались со мной, как будто ничего не произошло.

            Шакальство тоже могло быть покупкой, но открывало возможность для особо махрового ритуала.
            Шакал подкрадывался к жующему и врасплох:
            - Сорок два!
            - Сорок один! - должен с ходу ответить жующий: - Ем один! - и шакал по закону должен был отваливать.
            В уборной шакал подходил к куряке и начиналось:
            - Оставь!
            - Остап уехал за границу,
            Оставил хуй да рукавицу.
            - Ну дай!
            - Полай!
            - Дай, баля́!
            - Всем давать -
            Не успеешь портки скидавать!
            - Дай я те без смеха в карман нассу!
            - Чо?
            - Хуй через правое плечо,
            А если горячо - Перекинь через левое плечо!
            - Будь другом,
            Насри кругом.
            Будь братом,
            Насри квадратом.
            - Пошел ты на хуй!
            - Ты мене не ахай,
            Тут тебе не родильный дом.
            - Зажал, етит твою мать!
            - Чем мать,
            Проще кошку поймать,
            Легче выебать.
            - А я ёб твою мать!
            - Свою - дешевле обойдется!
            - Забожись!
            - Приложись!
            - Забожись, баля́!
            - Я божусь,
            Когда спать ложусь.
            - Дёшев будешь!
            - Я?
            - Ты.
            - Ты мене не тычь,
            Я тебе не Иван Кузьмич <Имелся в виду Владимир Ильич>.
            - Пошел в пизду!
            - Давай денег на езду!
            - Садись на веник,
            Поезжай без денег.
            - А у веника сучки
            Тоже просят пятачки.
            - Басник ты, басник,
            Ёб тебя колбасник,
            А лежа на подоконнике,
            Ёб тебя покойник!
            - Мы таких говорунков
            Сшибали хуем с бугорков,
            А на ровном месте
            Сшибали штук по двести! -

            Рифмованные диалоги, блочное красноречие не для истины или выгоды, но искусство ради искусства, почти поединок акынов - по сути своей ритуал и сгущенное проявление словаря перемен и уборных.

    МОЙ БОДУЭН

            АТ'АНДА, АТ'АС - Атас, дерик! Шутка: Атанда, кошка серит! ЦДКА на кубке на них такую атанду наведет!
            БАРД'АК - Город - каменный бардак, а люди - бляди (якобы Маяковский). Шутка: Кавардак - тот же бардак, только без блядей. Бардачина. Иногда вместо бардак: бар. В школе верили, что пивной бар на Пушкинской площади - бордель.
            БАР'ЫГА - Панфилов, барыга, открыточек надыбал себе (с неодобрением).
            БЗДЕТЬ - 1. Дели в рот набздели. 2. С Глазом хоть кто забздит стыкаться. Бздун гороховый. Бздиловатый конёк. Это ему бздимо сказать. 3. Ну эт' он те набздел! (наврал). Бздишь!
            БИЛЛИАРД - Карманный биллиард - то же, что: Скверная привычка - как в карман, так за яичко.
            БЛАТН'ОЙ - Ты блатной или голодный? (свой, имеющий право на некие привилегии)? Блатарь. Блатняга.
            БЛЯДЬ - Блядь-дешевка. Блядина. Блядыга. Блядыща. Проблядь. Блядский. Блядовитый. Блядовать. Божба: Блядь буду! Бля буду! Баля буду! Блядем буду. Блядем буду, не забуду / Этот паровоз, / На котором Чиче-Бриче / Чемодан увез!
            БОД'АТЬ - Забодал за тыщу тиснутые бочата (продал краденые часы).
            Б'УФЕР - Какие у вас плечи, / Какие буфера, / нельзя ли вас пощупать / Рубля за полтора?
            БУХ'АТЬ - Ну, теперь они чемпионы, набухаются! (напьются водки). Бухой. Бухарь. Бухарёк.
            ВОЗ'ИТЬ - А потом мы мента извозили (унизительно избили).
            ВРОТ - существительное от "в рот" (без мыслей о сексе): Врот нехороший. Дешевый врот. Ёбаный врот. Шутка: В рот тебе тирьём кило печенья!
            ГАД - милиционер, враг, доносчик. Божба: Гад буду!
            ГАЗ'ЕТА - Чтобы залепила газетой и никому не давала. Хуй соси, читай газету - будешь прокурор!
            ДЕШЁВКА - Военрук, дешевка, опять нам Мопассанчика почитал! Военрук, дешевка, забздел нам Мопассанчика почитать! Божба: Дешёв буду!
            ДОХОД'ИТЬ - Вятков опять на географии доходил (потешал собой). Вятков доходяга, опять географию сорвал. Доходной.
            ДРОЧ'ИТЬ - 1. Панфил из автомата Ираиду дрочил (дразнил, доводил). 2. В 6-Б полкласса дрочит.
            ЕБ'АТЬ - обычно без мыслей о сексе. Божба или изумление: Ебать мои кальсоны! Дедушка Калинин / В рот меня ебать, / Отпусти на волю, / Не стану воровать. Ёбаный. Шутка: Еба́ный-сра́ный. Закрой свой ебальник! (рот, без мыслей о сексе).
            ЁБНУТЬ - 1. Ёбнул по уху. Бомба в чердак ебале́знула. Наебну́лся с ве́лика. 2. Для смеху ёбнули у него чернилку (украли).
            ЖОПА - 1. Прав, Аркашка, твоя жопа шире (без мыслей о гомосексуализме). Анекдот: сперматозоиды бегут вперед. Вдруг самый первый кричит: - Нас предали, мы в жопе! Отсюда два равнозначных выражения - Нас предали! и Мы в жопе! Мы из-за него в такой жопе оказались! 2. Он все о своей жопе думает (корысти). Жопошник (жадный, корыстный до подлости человек).
            ЖУКОВ'АТЫЙ - Он жуковатый, смотри - попишет. У, жук!
            ЗАДАВ'ИТЬ - Задавлю, баля! (неконкретная угроза).
            ЗАЖИМ'АТЬ - У Ковната Александров задачник зажал. Не зажимай! Зажал, падла!
            ЗАЛ'УПА - Залупу тебе! (хуй тебе!) Залупу конскую! Шутка: Ты мал и глуп и не видал больших за... труднений в жизни. Залупи-разлупи - безнадежность, тупик, бессмыслица, ни то ни се.
            ЗАЧ'ЕС - стильная прическа, предмет гордости, так как в школе заставляли стричься под Котовского, даже без чубчика. Высшая форма зачеса - политический зачес.
            З'ЫРИТЬ - Позырь по-быстрому, Василиса в учительской?
            КАТ'АТЬ - Накатал сочинение в пол-урока. На перемене скатал у Сережи домашние задания.
            КИР'ЯТЬ - Бухать. Кирной. Никогда не слышал: кирюха.
            КН'ОКАТЬ - какие угодно значения: Ты в этом деле кнокаешь? (соображаешь)? Прикнокали домой к вечеру (пришли). Ну, я покнокал (пошел). Его в проходном дворе кнокнули (подстерегли, убили и др.).
            К'ОДЛА - Всей кодлой пошли на Динамо.
            КОНО'ЕБЛЯ - После уроков опять коноебля: встать - сесть!
            КОТ'ОВСКИЙ - лысый или бритоголовый (по герою фильма).
            ЛОХ'АНКА - У нее лоханка шире маминой (пизда).
            ЛЯГ'АВЫЙ - Божба: Лягав буду! Лягаш, портки продашь, новых не купишь. Лягавить.
            М'АЦАТЬ - Помацай у него в портфеле - есть завтрак?
            МЕН'ЕЧИК - редкое, непонятное, чрезвычайно обидное ругательство. Не связывалось с вротом.
            МЕТ'ЕЛИТЬ, МЕТЕ'ОРИТЬ - Вчера у Форума армяшки гада изметелили (без труда побили толпой).
            МИЛИЦИОН'ЕР - Ты человек или милиционер? (противоположность блатного). Мильтон. Мент.
            МИРОВ'ОЙ - Вчера Спартачок мирово играл!
            М'ОЙКА - С моечкой в кармашке спокойней (с бритовкой).
            МОПР - На Осоавиахим опять собирали - ну, это в пользу Мопра (неизвестно куда, впустую).
            М'ОЩНЫЙ - Дерик у них мощный, после уроков никогда не оставит. У Глазкова малокозырочка мощная. Мощный зачес. Мощный фильм. Моща. Пятого урока не будет - моща! Жорик - моща, будь спок, никогда не продаст.
            МУД'АК - Резван, мудак, у дерика отпроситься захотел! Мудило. Мудила. Жена его будила / Вставай, вставай, мудила! Мудила грешный.
            МУД'Е - 1. У Бакланова муде жирное. Муди. 2. Муде несешь! (ерунду). 3. Это ему муде! - то же, что: Это ему по хую!
            МУД'ОХАТЬ - Зельцер забздел, что его измудохают (унизительно побьют).
            МУД'ОХАТЬСЯ - Крылышки с Торпедо дополнительное время мудохались (возились).
            НАБЛАТ'ЫКАТЬСЯ - Сережа в истории наблатыканный (настропаленный).
            НАД'ЫБАТЬ - Франк гондон надыбал (достал), пол-урока надувал.
            ОПРЕДЕЛ'ИТЬ - налягавить. В ответ на резкое мнение о ком-либо: Ты определитель?
            ОТОРВ'АТЬСЯ - Оторвался с контрошки. Призыв: Отрыв Петрович!
            ОЧК'А - от игры в двадцать одно, очко. Марочки у него - очка! Сегодня мне всю дорогу очка.
            П'АДЛА - У, падла! Падлюка. Без мыслей о сексе, как элемент блочного красноречия: Щё ты, падла, тянешь, щё ты оттягиваешь, ни хуя не прибавлю!
            ПАР'АША - Ну, эт' параша (ложный слух). Пустили парашу. Парашник - лжец.
            ПИДОР'АЗ - Зельцер, пидораз, опять с новым альбомом пришел! Пидорас (без мыслей о гомосексуализме).
            ПИЗД'А - 1. Пошел в пизду! Ты что, с пизды сорвался? Пиздорванка. Пиздорванец. 2. Дело пиздой накрылось (погорело). Теперь ему пиздец! 3. Эх ты, пизда! (мудак). Пизда-Мариванна. Пиздюлина от часов - ничтожно мелкий предмет.
            П'ИЗДИТЬ - 1. После матча которых за Динамо - всех пиздили. Испиздячить. Дать пизды. 2. У Зельцера по новой "Географию" спиздили.
            ПИЗД'ИТЬ - Брось пиздить! Не пизди! (не ври!).
            П'ИСКА - Угроза: Попишу, баля! (порежу лицо бритвой).
            ПОГОР'ЕТЬ - Динамовцам три мяча насовали, вот они и погорели!
            ПОН'ОСНИК - Этот поносник не может в кино протыриться (презренный человек).
            ПРИД'УРОК - Булеков придурок, все слова навыворот читает (потешный, прикидывающийся дураком). Высшая степень: лагерный придурок. Ср.: Доходяга.
            ПРИЁБЫВАТЬСЯ - Александров к жидам приёбывается (придирается).
            ПРИПУХ'АТЬ - Киевское Динамо второй раз подряд припухает (проигрывает). Шутливое приветствие: Физкультприпух!
            ПРИТАР'АНИТЬ - Просоданов, доходяга, на урок тараканов притаранил.
            ПХ'АТЬСЯ - еться.
            ПЫР'ЯТЬ - Говорят, Хлеб пырял по карманам.
            РАЗГРУЖ'АТЬ ВАГ'ОНЫ - от лекций профессора Григоренко: еться.
            СВИСТ'ЕТЬ - Не свисти, никто не поверит. У него всю дорогу один свист.
            СВ'ИСТНУТЬ - На всем этаже свистнули мел и тряпки.
            СЕЛЁДКА - Красная селедка (пионерский галстук).
            СКАЧК'И ЛЕП'ИТЬ - У, Шалитик скачки лепит! (делает что-то громкое и опасное).
            СРАТЬ - 1. Я с таким сукой срать не сяду! Люблю повеселиться, но более - посрать. 2. Насрал, говноед! (испортил воздух). 3. Не было этого! Срёшь! (врёшь!).
            СТ'АВИТЬ ИЗ СЕБ'Я - Бакланов ставит из себя (задается). Сережа ставит из себя научного профессора (изображает).
            СТЫК'АТЬСЯ - Так, значит, после уроков стыкаемся? (деремся один на один).
            С'УКА - Зельцеру, суке, ни слова! Божба: Сука буду! Сукоед - приятель суки.
            ТВАРЬ - Он такая тварь! У, тварь! (междометное ругательство).
            Т'ИКИ-Т'ОК - Будут у тебя марочки в понедельник тики-ток! (точно будут или отличные марочки).
            Т'ИСНУТЬ - У Просоданова на стадионе из кармана одеколон тиснули.
            Т'ОТ ЕЩЕ, Т'А ЕЩЕ, Т'О ЕЩЕ - У Хлеба финочка та еще! (высший класс).
            ТРУХ'АТЬ - Александров всех экзаменов трухает. Затруханный.
            'УРКА - Франка никто пальцем не тронет: у него отец - урка (сильный, смелый, резкий человек). Уркан. Уркаган.
            ФИКСТУЛ'ИТЬ - Напрямик не скажет - бабы, они пофикстулить любят (кобениться, ставить из себя недотрогу - про девушек).
            ФИЛ'ОН - Резванов, филон, всю дорогу диктанты скатывает. 5-А оставили после уроков класс мыть - дак они до одиннадцати профилонили.
            ФР'АЕР - 1. Ковнат фраер, ему ничего знать не надо (чуждый, опасный). 2. Вырядился, фраер. Разряженный, как фрей. Фрей с гондонной фабрики (презрительно). Банфрей - особо шикарный фрей.
            Х'АВЕР - Ковнат - Зельцеров хавер (еврей - приятель еврея).
            ХАВ'ЕРА - 1. Квартира, где можно собраться; таковых не помню, дать пример не могу. 2. Хлеб опохмеляется в хавере напротив пожарной части.
            Х'ЕЗАТЬ - 1. С похмелья обхезался (жидко срать). 2. Ну, дерику он это обхезается сказать (струхнет). 3. Хезаешь! (врешь!).
            Х'ИТРЫЙ - Хитрая задачка. На портфеле хитрый замок. На хитрую жопу - хуй с винтом (без мыслей о гомосексуализме). Хитрожопый - хитрый в практическом смысле.
            ХМЫРЬ - Хмырь болотный. Хмер. Чмырь (ничтожный и веселый человек).
            ХУЙ - 1. Хуй тебе в рот (в глаз, в нос, в жопу, в пизду - даже при обращении к мужчине). Шутка: Хуй тебе в сумку, чтоб не терлись сухари. Катись на хуй! Сокращенно и германообразно: Кат нах! Ты что, с хуя сорвался? Давай махаться - я те хуй в рот, а ты мне язык в жопу! Хуесос - ничтожество, мудак. 2. Сидит на скамейке здоровенный хуй. Подходит к Булекову какой-то хуй, ну, в общем, хмырь (человек значительный или ничтожный). У меня такая хуевина получилась, прямо не знаю, что делать. Ну, это хуевина, в три дня заживет (предмет или обстоятельство значительное или ничтожное). 3. А вот хуй ему! (ничего не давать!) Это ему по хую! (наплевать). Нет ни хуя. 4. Третий привод - теперь ему хуй! (конец). Ни хуя себе! (тупик или изумление). Хуёвая самописка. Можно ли хуем сломать дуб? Можно, если хуй дубовый, а дуб хуёвый. Очкарик хуев.
            Х'УЛИ - А хули! (а что!) Шутка: Хули ты матом? Коленце блочного красноречия: Хули в Туле, я в Москве!
            ХУ'ЯКАТЬ - Сзади подошел слева, а хуякнул справа - он вправо и оглянулся. Хуякнулся с лестницы. Нахуйнулся в канаву.
            Ц'ЕЛКА - Независимо от пола: Брось из себя целку ставить! Не ломай из себя целку! Шутка: Целка - два кирпича, полпуда глины, еще щелка!
            ЧЕРВ'ОНЕЦ - На Просоданове червонце-ев (вшей).
            ШАК'АЛ - Франк в уборке чинарики шакалит (клянчит, вымогает, отнимает).
            ШАЛМ'АН - 1. Пошли всем шалманом (компанией). 2. Квартира, где можно собраться; таковых не помню, примера дать не могу. 3. После уроков встречаемся в шалмане у дяди Гриши (забегаловке).
            ШВ'ОРИТЬ - еть.
            ШТ'ЕВКАТЬ - Дома поштевкать не успел, зажевал на ходу кусок черняжки (есть в свое удовольствие).
            ШТЫК - Буду в десять, как штык!
            Ш'УХЕР - Опять шухер - стекло разбили. Александров на проституции шухарил. Шухарно.


    Продолжение главы                     


    "Urbi", вып.15:                      
    Следующий материал                     





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Urbi", вып.15 Андрей Сергеев

Copyright © 1998 Сергеев Андрей Яковлевич
Copyright © 1998 "Urbi"
Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования