Алексей ПУPИН

Домик в Саардаме


    Очерки о названиях и пространствах России и ее окрестностей.

        Urbi: Литературный альманах.
        / Издается Владимиром Садовским под редакцией Кирилла Кобрина и Алексея Пурина. -
        Выпуск пятнадцатый. - СПб.: АО "Журнал "Звезда"", 1998.
        Дизайн обложки Н.Егоровой.
        ISBN 5-7439-0035-3
        С.142-145



        Государь сказал Пушкину: "Мне бы хотелось, чтобы король нидерландский отдал мне домик Петра Великого в Саардаме". - В таком случае, - подхватил Пушкин, - попрошусь у вашего величества туда в дворники.

            Разговоры Пушкина. М., 1929, с. 224.

    1

    "Голландия есть плоская страна", -
    сказал один. "Голландия скучна", -
    сказал другой... Фасады вдоль причала
    качались, что кораблики в порту,
    двоясь... За теснотою высоту
    широкая душа не примечала...

    Глотни пивка и выкури гашиш -
    и ощутишь, от погребов до крыш,
    всю лютость мореходной вертикали:
    не дом, а гроб для рослого Петра...
    Когда б трудолюбивые ветра
    из шлюза в шлюз еще перетекали!

    И мнится: добродетели петит
    вот-вот на крыльях мельниц улетит,
    под шпилями соборов отобедав,
    помахивая карточками вин...
    Хотел бы знать, что б вымолвил Кальвин,
    увидев миллион велосипедов!

    Гляди: страна, плывущая, как флот,
    от собственной телесности, оплот
    бесцельности, церковный лупанарий,
    к Дню Судному готова... но пока,
    беря тебя в прищур ростовщика,
    смиренно указует на денарий.

    2

        Denn, Herr, die grossen St:adte sind...

            Rilke

    Дома, которым лет семьсот,
    теснясь, толпятся вкруг собора.
    О чем гудящая Дебора
    пророчествует сонму сот?

    О чем шмели-колокола
    трезвонят над кирпичной кручей -
    здесь, где скудельный храм паучий
    сеть цепких улиц оплела?

    О том, что эти города -
    лишь гнева вышнего мишени,
    что не дождутся утешений
    от Утешителя?.. О, да! -

    горька религия вины,
    чья обезличена обитель...
    Скорее слушатель, чем зритель,
    выходишь в шум из тишины:

    Макдональд крутит карусель
    в чаду греха, гашиша, мака...
    Смешна шенгенская бумага -
    всех скоро выдворят отсель!

    3

    Широкой натурой бахвалься, -
    а всё ж на тебя неспроста
    поддатые бюргеры Хальса
    насмешливо смотрят с холста.
    Сравни, если хочешь, с отарой
    овец многолицый портрет, -
    но всё же Голландии старой
    таит он волшебный секрет:
    блаженны поевшие плотно,
    и ближние пьяным милей...
    Пропитаны пивом полотна -
    хоть выжми и в кружку налей.
    Тут клонит довольство к участью,
    неравенство здесь не пестро,
    и мнится: притронуться к счастью
    легко, словно к рюмке в бистро.

    4

        Рене Путаару

    Литература - авантюра,
    и лучше ею жизнь не трожь...
    Но этот мальчик на Артюра
    Рембо был здорово похож.

    И мне хотелось стать Верленом...
    Увы, слова, слова, слова!
    Был лишь енейвер по колено
    нам, понимающим едва

    чужие речи... Вместо драки,
    пальбы и снов на чердаке,
    плясала девочка во мраке
    с колечком маленьким в пупке -

    Вермер, не более, картина,
    одна иллюзия огня!..
    Каналов темных паутина
    влекла, опасная, меня...

    И вот я жду теперь, когда же
    он в грудь мне - sans paroles, без слов -
    пальнет, приехав, из лепажа,
    как должно пасынкам послов?

    5

        Xансу Боланду

    Нет, рана не была смертельной:
    Бог взял голландского посла,
    а дуэлянтов в жар постельный
    волна злословья унесла.

    (Давай кровавую разборку
    переиграем в пять минут -
    и новый мир, по Сведенборгу,
    для Пушкина построим тут.)

    Я вижу домик в Саардаме:
    кровать, курящийся кальян
    и нечто сказочное в раме -
    о да, горячий Тициан! -

    там зеркало для перламутра,
    что с морионом заодно...
    И, с петухами, входит утро
    немой молочницей в окно.

    Денек, как в Петербурге, хмурый -
    и нет причины отплести
    гнедую прядь от белокурой...
    Он жив и счастлив! Не грусти.

    6

    Не холст - волшебное окошко
    в тот мир, где сказочно легко.
    Что зачарованная кошка,
    смотрю на это молоко.

    Зрачок расширен, разум сужен,
    дух отдыхает от пелен, -
    как будто лучшей из жемчужин
    я, вместо мозга, наделен.

    А рай, внедренный в короб полый,
    похож на тот слепящий зной,
    когда ты мой, когда ты, голый,
    во тьме целуешься со мной.





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Urbi", вып.15 Алексей Пуpин

Copyright © 1998 Алексей Пуpин
Copyright © 1998 "Urbi"
Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования