Илья ЗДАНЕВИЧ (ИЛЬЯЗД)

ПАРИЖАЧЬИ

Отрывок из романа


        "ГФ - Новая литературная газета". - М., 1994. - Вып.4. - с.4-5. / Предисловие Сергея Кудрявцева. - Рубрика "Золотой запас"

К 100-летию со дня рождения






            "Хотя имя Ильи Зданевича - Ильязда - довольно хорошо известно специалистам    по русской литературе, в особенности знатокам русского авангарда, личность и творчество этого многоликого, блестящего, а вместе с тем и охотно предающегося благородному одиночеству и молчанию поэта остались загадочными." Этими словами французского слависта Режиса Гейро открывается первый том первого в мире Собрания Сочинений Ильязда, готовящегося к изданию московским агентством "Гилея" и дюссельдорфским издательством "Голубой всадник".
            Илья Михайлович Зданевич (1894-1975), русский и французский авангардист, участник футуристического и дадаистского движения, автор замечательной монографии о творчестве М.Ларионова и Н.Гончаровой, сочинитель остроумной и таинственной драматической пенталогии "Аслаабличья", остается до сих пор почти неизвестным для русского читателя как прозаик. И если его опубликованный мизерным тиражом в 1930 году в Париже роман "Восхищение" был переиздан уже в наше время в США, то первый роман "Парижачьи", написанный им вскоре после приезда во Францию, в 1923 году, и дорабатывавшийся вплоть до 1926 года, так и остался неизданным.
            Этот странный "гиперформалистический" роман ("опись", как его поименовал сам автор), насчитывающий 460 рукописных страниц, мало похож на произведение Зданевича "заумного" периода, хотя в нем сохраняются отчасти элементы зауми и словотворчества. Сложная "интрига" романа состоит в выяснении отношений между восемью друзьями - четырьмя супружескими парами, - которые, как оказывается по ходу сюжета, все изменяют друг другу. Роман посвящен Вере Шухаевой, жене художника Василия Шухаева, к которой Зданевич был неравнодушен. Предваряется роман "Посвящением", представляющим собой вполне самостоятельное произведение. Эта притча о соперничестве зайца и ежа, судя по примечаниям автора в его записных книжках, может трактоваться как иносказание, касающееся действительного соперничества из-за жены Шухаева.
            Публикуя впервые это "Посвящение", мы выражаем свои искренние благодарности Юрию Николаеву и Режису Гейро, любезно предоставившим в наше распоряжение подготовленный ими по рукописи (Архив И.М.Зданевича, Париж) текст романа "Парижачьи" и давшим свое согласие на помещение отрывка из него в "ГФ".

    Сергей КУДРЯВЦЕВ






    Вере Федоровне ШУХАЕВОЙ               

    ПОСВЯЩЕНИЕ

            когда дни отличишь, одни от иных, как нынче? мы, писари, тще бьясь, приволочь дурью здесь в обозренья, ждем были скачек, перья мня... и мня истыми, невдомек, дни парижачьи. вы, вера шухаева, проживаете, по виду скучному, небеспокойному в поселке, где небес кланяются преображению толпы рыбачьи и руководствуются правилом стареть, как можно позже. вы забыли наизусть, уединенная, басню о соперничестве ежей и зайца, бестолочь разных потуг, снова выуживающую у нас чернь и ночи накануне ежегодного запустенья. поэтому вам, завислив, я и приношу по почте для самого бережного... бережного чтения последний отчет в нерушимые, старозаветные новости, пока естественная история ежей и зайца еще продолжается.
            вызвал ёж. шарили мы перстом в буквах о цене грядых встреч, шли по столбцам, галдя, и наткнулись. въявь трунить решил зауряд лист от неуклюжей выдумки изволь усумниться в зайце. осклабились седоки горних кофеен, смяли под стол, высмеяли и как ни в чем не бывало. но на следующий день, и источники весьма достоверные, оповещали, что оглашенное... оглашенное соревнование не вымысел, а действительно будет. пренебреженье сменила ярость. застучали кулаками по клеенкам, зазвенели чашками, замахали, спохватясь, кистями половые, смахивая пыль кистями, зачавкали. знаем же, как мечет, серый, прискок, длинен, верен, быстр. ногу почище ежовых не держались рядом и до половины в бореньях неоднократных и за много лет. где же земляку, вялому, спорить семеня, волочась, растягивая, да кроме привлечь населенье? невпопад затеянная штука, с целью наживы, ежом. и мы волоком, не без преувеличения, пока, неожиданно, осведомленный завсегдатай не выкрикнул, что еж против зайца не один, а участвуют вкупе еж и его жена.
            мы насупились в тишине и сутулые на стульях принялись за обсуждение против и за. двумя неизвестными выглядели ум и присмотр ежевичные, но тем хуже, раз устрой игры, был, оказывается, передан им. мы метнулись к животным допытывались местонахождения картины боя, а съели ответ не приятно ли, де... неприятно терпеть до наступленья. За полдня с полудня цена на ползуна вскочила и не дожидаясь развязки посыпались вызовы виноградом.
            Уважение к зайцу спало... спало. когда же за стеклом у нотариуса писали договор неволи сторон гоняться до смертельной немочи, толпа запрудила улицы и закупорила их на ночь.
            Однако вторично выспавшись, все сочли прошедшие события за настоящее недоразумение. в диковину старожилами владела горячка, они запомятовали не надолго, что заяц он и есть, еж же так себе, жена его еж же разбавленный и нет словесности для превращения первого во второго и обратно. пусть еж Устроитель великолепный, но дико и думать и о его упованьях и хотя соперничество и впереди конец явен.
            Таковое умонастроение растеклось повсюду, за вчерашними происшествиями обрисовалась ловкость предпринимателей, увлечение бегами испарилось, большинство порешило даже - вовсе не будут и сменили у поля наряды... и наряды для порядка, а барышники клянчили пол цены за места намедни растасканные с боя.
            Мы равнодушно смотрели на пустырь и приготовления к выстрелу. Зайца издали узнаём по повадке. Где же ёж? Хозяев ошикали. Вот машет судья и мы на часах... на часах отсчитываем время. Вскоре с дальней межи известили собравшихся, что ёжи выиграли первый забег. Может ли быть? Но распорядители кивают. Всеобщее недоумение. Просим подробностей заяц был тут как тут, но застал торжественную ежиху. Ошибка? Но суд не оспаривает. Снова ждем. И этот раз улыбнулся ушастому и следующий. К сумеркам у прыгуна ни одной победы. Состязание переносится на завтра. Расходились мы иначе, чем сошлись. весть о поражениях любимого овладела городом еще в разгаре дня. Спозаранку читатели настолько уверовали в противный... а не противный исход, что и не любопытствовали. Но попозже беспроволочные, а затем летучки, распространяясь с предельной скоростью вынудили каждого остолбенеть, каким застали открыторотым с вздыбленной ручкой... над ручкой двери, или пасть на лыки из-за неустойчивого равновесия. А потом люди задвигались, бесновались и без удержу, клубились тысячами чтобы полюбоваться ходом битвы. На ущербе часов ристалище переполнилось и вышла давка.
            утолите же ждущаго, жаждущего новая заря соревнований и издайте завершительница, наконец, высокое разъяснение. На завтра при стечении горожан неописуемом продолжали копить ёжи выигрыш за таковым же. Но вот внезапно призванный к отбытию заяц не возобновил попытки а повернувшись улепетывает в другую сторону. Одервенели судьи, шлют гончих преследовать, донести доколе он будет обольщаться, ведь нельзя же рассматривать соперничества пока один из них не издохнет. И хлынуло за беглецом все скопище поверх изгороди в лес. А мы, орава и песнопевцы, оседлав что подвернулось дюже в догонку не упустить бы малейшей бегства подробности. Разнообразно улетучивался бегун, наобум, или покорный по горной местности, либо ища труднейшее и презрев какие бы ни уступки. Во весь опор скакал и ни к чему усердствовал уйти от последователей. Не однажды тонул переплывая реки и рвался с кручь, но от страха не умел ни опомниться, ни сгинуть.
            Махом прыг... взмахом крыт впопыхах путь труден, легче полетевший за ним зритель гнул яко вихрь нас исцов. Венеречивые и бедокурые мчали мы злы вдрызг зря, распластавшись невозможные от утомления и бились не выкарабкавшись. В растеленных луженьках путались двуногие, обнаруживая на переправах удельный вес превышавший единицу. И оборочены в свидетелей бед мы сами свыкнулись от боязни и впрочем как две капли воды походили на зайца.
            Между тем покуда смущенье караулило нас и наши ряды редели, заяц перестал грустить и стал трусить. Спасенье в бегстве, порешил он, раздумал, что ближней напасти и раздумал торопиться. Теперь он перемещался по закону движенья тех одаренных толчком и медлил на ходу уже не выкручивал былых уклонов и сокращений недопустимых в нашем языке и являющиеся ничем иным - иностранщиной. Отошли и мы. Ничего примечательного. Скука и клячи. И бесконечная дорога. Без дороги не обойтись.
            И летит заяц к гибели. Еще недолго возможем свидетельствовать о его глупом подвиге. Спешу, и, покаместь заячий путь не вычерпан, изведаете четки... четкие страницы, недоуменная борьба уже сякнет.
            Хвать, новость. Заячье здоровье лучше. Даже повеселел. Кубарем вообразив, в безопасности. И пошел играть, пляшет и только, вьёт завитки с ловкостью и уменьем такими, что обмерли мы восхищены и у однообразья восхищены. Обернул в беспутников нас путников и заупокойное шествие в праздник. Сутки напролет, передразнивая, мы выкидывали новейшую польку. И поняли на рассвете, что хорошо бежать и хорошо бежать.
            Воздух приставал к лицу не покиньте мы к тому, приставал, прося, мы вырывались от него, и брошенный садился ныть за печень. По икрам карабкалась бемоль и солнечный лучь, прострелив на лету ватагу слез, расплющивал на наших запотевших грудях за кустами свою верную и верную радугу.
            Пользуйтесь особой обувью, чтобы не падать. На льду нужны парные гвозди, затрудняющие впрочем передвиженничество по скалам, все равно по каким, где необходима веревочная ступня.
            Тако оттаптывали пол и вытаптывали пол земли. И невесть сколько тянутся оной ярмарке, кабы доверенные заячьи не вызвали нас в гостиницу, где мы заслушали его обет продлить вокруг земного шара беготню пока не обрящет отправной точки. Сим возьмет заяц верх над хитростью ёжной и выиграет.
            Преображенье зайца. Строг, ясен, хмеля не было и помину.
            А заяц преобразился.
            А заяц преобразился.
            Теперь строг и ясен, он мерил скачками испробованной быстроты.
            А заяц преобразился. Теперь строг и ясен он мерял скачками неиспробованной быстроты и равновеликими. Причудилось ему покинутое поле куда заутра воротится выигравшим наверняка и воспламенел (снился) под зайцем нимб веры.
            А заяц преобразился строг, ясен, он мерил скачками неиспробованной быстроты и равновеликими. Чудилось ему покинутое поле, куда заутра воротится выигравшим наверняка и горел над ним нимб веры. Она стелила мягко стезю и верующий не выл, что лапы в крови от щебня и как хлестали ветви по морде
            Истинно кажет пушной силу богаче много чем ежей. При иных условиях его воскресенью быть победой, но тут зайцу - вы все таки прыгали не в ту сторону. И рухнет заяц.
            верит втуне, невыносимая что каламбур самообман потеха и сторожит смерть. Зреть втуне.
            Тотчас же проверяли вершители общественное мнение, что мало окружать мир. Истинно камнем пушной силу богаче здорово ежей, быть. В иных условиях его воскресенью быть победой. Но тут зайцу пропишут - вы все таки проиграли, молодой человек, вы же прыгали не в их сторону. И рухнет заяц.
            Оттоле смятенье в писательском кругу. Невыносимая потеха знать, что каламбур обманчив и догма смерть, зреть; верных втуне, не в прок тужит мышцы зверь... и не тужит его взгляд. Кое кто собирался предупредить куцаго о судейском указе, лучше мол до сдаться. Но не подохнет ли сразу не завершив труда, скакун от горечи, что вера обманула его. Пусть уж продолжает помолчим.
            И метет зайца к гибели. Еще неделю возможем свидетельствовать о его глупом подвиге. Спешу, и пока заячий рок, вы не вычерпали самоусь барабаши. Но когда!
            Вера Шукаева изведаете четки и... четкие страницы, недужная борьба уже иссякает

                            окончено 8/XI/23

            Читано Вере в cafe du Port Royal.
            отзыв: трудно, но понятно со второго раза.
            Я не люблю вещей понятных сразу      эквилибристика


"ГФ - Новая литературная газета", вып.4:                      
Следующий материал                     





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"ГФ-НЛГ" #4

Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования