Сергей СОЛОВЬЕВ

[Стихи из книги "Пир"]


      "ГФ - Новая литературная газета". - М., 1994. - Вып.1. - с.3.






    Из цикла "ГУРЗУФ"

    *

    Ау, шалун, укравший Азиопу!
    Ау-ау... Но каждому по вере.
    Проходит август уст, идет тиберий
    дождей. Куда ж нам плыть - к Синопу?
    К синопу снов, да не сойти на берег.

    В полоне волн тебе сверкать и меркнуть,
    руно овцы, отбившейся от стада,
    где море четное, в отличие от ветра,
    делимо на два, на два, без остатка,

    как всё, где верховодит бог прибоя.
    О, эти сны, траншеи и окопы
    пустынные! О, это поле воя
    и брызг! Куда ж нам плыть - к синопу

    тщеты, перебирая плавниками
    мерцающие водоросли туч?
    Вот путь, где говорит лишь камень,
    поет петух и предается ключ.

    *

    Там, где время стоит во хмелю,
    обхвативши остывшее древо,
    оглянись: ты живешь за семью
    золотыми печатями неба
    в кривоногом поселке о трех головах -
    обольщенья, вины и забвенья,
    в голом, гулком раю, на словах,
    на развалинах стихотворенья,
    где скала, в рот набравши воды,
    в лунной пене сидит по-турецки -
    от морской до небесной звезды
    ей невмочь в эту ночь разговеться,
    оглянись: ты живешь, где коса
    то и дело находит на камень
    и, к утру проступая, роса
    превращается в кровь под ногами,
    там, где время стоит во хмелю,
    обхвативши остывшее древо,
    там, где море пригрело змею
    побережья - косичку Эреба.

    *

    Говорливых надежд утихают раскаты,
    безъязыкая явь моросит,
    оставляя белесый курсив.
    Говорят лишь утраты.
    Да и то - не о том. Лишь круги
    на воде, где - как войско Мамая -
    дождь прошел, напевая
    мир, написанный от руки.

    1992


    СНЫ БОГОМОЛА

    1

    Каплоухие сны, отлетевшие души,
    две ладони забелены,
    две свечи. Ты повенчан с обеими.
    Журавлям по дороге на Южный
    Крест обещаны битвы с пигмеями.
    Спесь страниц. Танец крови.
    Взгляд младенца, глядящего на
    мир насупленных кровель.
    Сна
    похрустывает вязанка,
    выворачивается наизнанку
    ночь. Вдали
    намечается пятый угол:
    в виде машущих крыльями пугал
    возвращаются журавли.
    Каплоухий мешок
    с ног отряхивает снежок.

    2

    Я докурю на балконе,
    спи. Тебе снятся левкои
    и счастьем гудящая самка,
    как дымчато-сизый графин,
    лежащий в траве, но осанку
    хранящий, пока парафин,
    отягощая брюшко,
    жгучий, течет сквозь ушко.
    Выгнулась в виде яти
    и, с хрипловатым смешком,
    пяткой раздвинув репей,
    вдруг отсекает не глядя
    голову льнущего к ней
    лакомки-богомола:
    тот, конвульсивно еще смеясь
    и оседая, зеленый, голый,
    встречает свой звездный час.
    Она целует его в уста
    и, выползая из-под куста,
    оглядывается: небосвод тихий,
    только на тонком нерве
    вокруг Юдифи
    вращается небольшая
    мигающая звезда
    Олоферна.
    Спи, моя милая. Свет, наверно,
    тебе мешает.

    3

    Золотой, серебристый, воздушный,
    южный, дикий, сухой колорит.
    Птица мечется в крыльях ей чуждых
    и, теряя сознанье, парит.
    Отражаясь в осеннем лимане,
    небо в буклях стоит. Без погон
    путь бежит от себя.
                            Привлекает вниманье
    торопливо задернутый фон:
    выбор веры, судьбы и оружья,
    положенья и времени лиц;
    богомол, одинокий хорунжий,
    в хороводе змеиных колец.
    Разжимаются пальцев фаланги
    узловатые, сыплется медь,
    и сплетаются две лесбиянки
    длинноногие - жизнь и смерть.

    1992


"ГФ - Новая литературная газета", вып.1:                      
Следующий материал                     





<
Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"ГФ-НЛГ" #1 Сергей Соловьев

Copyright © 1998 Сергей Соловьев
Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования