Станислав ЛЬВОВСКИЙ


      Митин журнал.

          Вып. 56 (1998 г.).
          Редактор Дмитрий Волчек, секретарь Ольга Абрамович.
          С.27-30.


ПЕРВОЕ СЕНТЯБРЯ


    1.

    день за днем расширяются неизвестно откуда
    взявшиеся прорехи, вот почему ты чувствуешь себя
    так херово.                некто грозит тебе кулаком
    и получением на орехи,
    как Панкееву волки и так же глядит неотрывно.

    проездной на месяц дряхлеет к последним числам,
    но, если не похолодает, мы выиграем это дело.
    звякнем как следует в колокольчик и хлопнем дверью,
    а потом отряхнем ладони, перепачканные чернилами, мелом.


    2.

    неизвестно откуда берутся пробелы, прорехи, вопросы,
    расползаются и дрожат под тонким прогнившим ситцем.
    синим огнем полыхает газовое, подземное море,
    подожженное мышью
    или кротом,           теплокровной слепой синицей.
    сорок минут урока над задачкой           бьется аорта,
    день за днем истончается        латунная аневризма, слабое место.
    сердцевина всего           разлетается как мандорла
    на четвертом "ку-ку" заебавшего        шипящего языка.


    3.

    неизвестно откуда           и нельзя просочиться сюда
    где нет никого из нас, кроме меня и меня.
    бог знает, откуда они берутся, расползаются как тараканы,
    щели, трещины, неопрятные резаные и колотые раны, морщины
    складки ретикуляции постаревшего отпечатка.

    я застрял между желатином и серебром, между бромом
    и недостающим ребром           квантовой оптики или сказать застрял
    в рыбьем глазу, в телевике, в зажмурившейся зеркалке,
    чей зрачок сужается, запирается изнутри в несознанке.

    мама купала меня в гидрохиноне, метоле,
    окунала в фиксаж, пеленала             в матовую бумагу.


    4.

    неизвестно откуда, куда пропадает все.
    неизвестно по ком             звонит колокольчик и хлопает дверь.
    неизвестно, кому      достанется           на орехи или царевна.

    вот почему ты чувствуешь себя не собой. красные кровяные тельцы
    громыхают в ушах как дождь по латунной крыше и, головы опустив,
    бредут по распаханной насквозь перспективе, но если, как негатив,
    вышвырнуть наизнанку тело, натянуть на пятерню как перчатку,
    видишь: они глядят           неотрывно как волки. глаза горят
    как дырочки от вязальной спицы, зрачок расширен,
    всажен как шило в селезенку твою и в ливер.


    5.

    если не похолодает, а проездной      доживет до двадцать восьмого,
    мы выиграем это дело, уйдем, напевая песенку про веселого птицелова,
    зверолова, охотника           животновода, лесника, рудознатца,

    нам поставят отметку - пятерку, не то заплатку,
    нас устроит любая, если честно признаться
    мы не так горды как хотим казаться.
    только не глядите на нас так долго.
    только не глядите на нас так странно.

    потому что это не мы


    6.

    это зеркало глянцевателя пищит и кривится.
    это соляризация, латунная аневризма,
    это летучая мышь, летучая птица,
    это крот, крыса, синица, живая призма.

    это волк и его колобок для футбола.
    это франкфуртская и венская школы.

    это Ллойд, однозвучно звенит его колокольчик,
    это святой преподобный Дарвин,
    это анальгин на один укольчик.


    7.

    если взглянуть на мир из внутреннего кармана,
    видишь его как есть             без фокусов и обмана.

    но это не я и не ты
    это не ты и не я     

    а два дюралевых острия, проблеск ножниц,
    кроящих отрезы смешного ситца,
    о котором трудно не соблазниться

    но блажен, кто сумеет не засмеяться.

    если встать с той стороны, будет виден шов,
    незарубцевавшийся хлам      общих вещей и чужих углов.

    но это не ты и не я
    это не я и не ты

    а другие двое, невиновные      ничьи должники,
    подъедающие крошки             с легкой руки.
    вот почему
    ты чувствуешь себя так херово и не собой.

    вот почему молодой человек с трубой
    долго смотрит нам вслед, стоя у входа в школу.


    >P.S.

    исключение - то же самое      правило, но более одинокое,
    далеко зашедшее в поисках           совпадений (вполне случайных),
    заблудившееся в трех        эпистемологических словарях, в четырех-
    значных таблицах Брадиса, всё
    в шрамах от ошибок нерях        одетых в школьную форму,
    перепачканных мелом, землей, свободным
    временем, то же             самое правило, утреннее, поющее славу
    квадратуре в своем кругу, литературе в конце урока.

    совпадение - то же самое             исключение, но более не живое,
    менее мертвое и во имя      роршаха, земмера, дальномера.
    надпись "хуй" или "penis" - всё тот же Брадис,
    но более сокращенный             имплицитный и далеко идущий.
    вытекающий, как под следствием        между пальцев.

    исключение - то же самое.
    совпадение - то же самое.

    правило, но более      или менее

    то же самое           но более одинокое
    исключение, совпадение, правило.

          Сентябрь 1997


    "Митин журнал", вып.56:                      
    Следующий материал                     





Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Митин журнал", вып.56 Станислав Львовский

Copyright © 1998 Станислав Львовский
Copyright © 1998 "Митин журнал"
Copyright © 1998 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования