Мария ГАЛИНА

УКРАИНСКИЙ ЦИКЛ

    Авторник:

      Альманах литературного клуба.
      Сезон 2001/2002 г., вып.1 (5).
      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2001.
      Обложка Ильи Баранова.
      ISBN 5-94128-049-X
      С.7-11.

          Заказать эту книгу почтой




    *

    ...сносит крохотную станцию, торгующую жареными семечками что там не домик станционного смотрителя? - мигнёшь и нет его да водокачка придорожная да за бугром глядишь уже Америка а дальше тьма и слово некому как веселились там на отдыхе как виноград горстями лопали в волне вниз головою прятались глядишь проехали Австралию такие персики шершавые ну совершенно абрикосовые жаль муравьи туда дежурили у касс и занимали очередь под розовой стеной облупленной кассирше торопиться некуда сначала на базар за синенькими потом в Большой потом на выставку нет-нет под жестяной магнолией и минералки но холодненькой ещё не все пути завязаны куда б заночевать запамятовала нигде сортира не доищешься да я недалеко от берега нет Антарктида мне без надобности не плачь ещё не все потеряно потом припомним горько выдохнувши что от медуз отбою не было и что вода была холодная


    КОЗАЦКАЯ ПЕСНЯ

    1.

    Плавником бьёт рыбка,
    смеётся молодка...
    То ль на море зыбка,
    то ль на небе лодка.

    Черным-черно ночью,
    всё небо в заплатках,
    коники стрекочут;
    не плачь, немовлятко.

    Кто в зыбкой в колыбели,
    есть-пить не просит,
    того ангелы белые
    на небо уносят.

    Сидят на подворье
    за столами гости,
    чёрный ветер с моря
    белит им кости.

    Роса их поит,
    вьюнок выел очи,
    на Шляху Чумацком
    их псы воют.

    Плывёт в небе зыбка,
    мовчит чёрный камень,
    в чёрном море рыбка
    гребёт плавниками,

    Дым над хатой вьётся,
    ангел смеётся,
    когда козак Гонта
    идёт домой с Понта.

    2.

    Ходит Господь полем,
    ходит косогором...

    Пластают волы в поле
    плугом свет багряный,
    присыпаны солью
    господние раны.

    Гудит тугая туга
    над высохшим лугом,
    когда козак Гонта
    идёт домой с Понта.

    Спят ноги в буераках,
    руки кормят раков,
    сердце в тумане,
    башка на баштане.

    Отворил облако
    да вышел на волю,
    стоит Господь около,
    на зоряном поле.

    - Скажу тебе - Боже,
    исчисливший числа,
    нехай тростник мыслит,
    а я бильш не можу.

    Не дай о землю дольню
    кровавить долони;
    свет меня сжигает,
    ветер меня гонит.

    Ходит Господь полем,
    ходит косогором.

    - День добрий, - каже, - братику,
    день добрий, коханий.
    Присыпаны солью
    господние раны.

    - Не плачь, любий братику,
    иди, гуляй раем,
    у рукаве галактики,
    левом, спиральном.

    - Найдёшь свои ноги
    на звёздном пороге,
    руки - на тропинке,
    люльку - у торбинке,

    Бо, что бы ни казалы
    оти богословы,
    не выпити, братику,
    моеи любови.

    ...Плыву в море мови,
    свитка в изголовьи.
    Плыву, машу крылами,
    гребу плавниками.


    ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ МАРУСИ ЧУРАЙ

    Когда на землю тьма спустилась, -
    нехай щастит поганцу Грицю, -
    сама Маруся отравилась,
    и повезли её в больницу.
    Бог знает, что тогда ей снилось,
    той нераскаянной чернице,
    когда над ней, являя милость,
    склонились ангельские лица.
    "Покинь больницу, дочь эфира,
    забудь про вретище земное,
    пускай летит, как голубь мира,
    твой дух под белой простынёю.
    Примерь вот звёздное монисто;
    пусть будет смерть неначе воля,
    воскресни в перелётном поле
    элементалем золотистым!
    Нехай внизу с кровавым спысом
    гуляет времечко лихое...
    Мир дольний заржавел и высох,
    сухой осыпался трухою.
    Смотри, как в чёрном чернобылье
    тугие трубы вострубили,
    и стонет, небто недотрога
    в лихих объятьях хулигана,
    та зализничая дорога,
    бредя на Пивнич бездоганно.
    Открой глаза свои, Маруся,
    дитя невиданное, с нами
    всплесни, как плещут дики гуси
    великолепными крылами!"
    Маруся спит, ей снится ветер,
    которому Маруся снится,
    и всадник спрыгнет на рассвете
    у обездоленной криницы,
    и звёзды соляного шляха
    за ним летят, в прорехах мрака,
    алей греха, чернее ночи,
    вернее смерти неминучей,
    и конь подковками стрекочет
    по скривленным днепровским кручам...

    ...Парит над Днипрельстаном туча,
    Маруся открывает очи.

Продолжение               
альманаха "Авторник"               



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Авторник", вып.5

Copyright © 2002 Мария Галина
Copyright © 2002 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования