Фаина ГРИМБЕРГ

    Авторник:

      Альманах литературного клуба.
      Сезон 2003/2004 г., вып.2 (14).
      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2004.
      Обложка Ильи Баранова.
      ISBN 5-94128-092-0
      C.3-9.

          Заказать эту книгу почтой



СМЕРТЬ ЭЗОПА

Стихотворение, которое посвящается
Памяти Дмитрия Авалиани

В жёлтом эксомии
                              с кружкой ячменного пива
Он приходил
                      и раскрашивал наши слова
И разными притчами
                                  их на стене рисовал
                  перевернув от последнего звука вперёд
Много тогда прибеганиев и превращениев слов
Родом из Фригии дальней
                                          забывший отцовский язык
                            Притчами он разворачивал
            вдруг написания греческих древних основ
"Дий!" – заорал неуклюжий возничий
                                    с двухколёсной повозки
Нёс он пустую корзину для хлебов
                                                аттических сов
Умер Эзоп
                  с ним раздавалось, возможно, плохое нечистое слово
Собратья-рабы опускали кузнечные клещи
О нём рассказали смешные, немножко ужасные вещи
Он родил каких-то детей
Он переворачивал наши греческие слова
Он вошёл, зевая,
                              красивый и ужасно горбатый
Богатый
                монетами, стихами, притчами,
                перевёртыванием буквенных слов
От его сумасшедшего вида
Сейчас же ложилась, влюблялась Клеида
                                                                      в него.
А он в эксомии рабском
                                          протягивал руки
                                                      мокрые круги под мышками
От него пахло по́том и гадким вином
Отвисшие чёрные щёки,
                        спина, гнутая колесом
Нос длинный и гнутый над его некрасивым прекрасным лицом
Кричали во сне
И снова рассказывал и рисовал на стене
                                                                        угольком.
И приходил, где все лежали.
И все тотчас же привставали
                                                    и хохотали.
Он приходил такой весь согнутый,
                                                            где все лежали,
И все женщины хотели
                                      его дружить
                                                            и от него детей имели.
Входил горбатый
                              в жёлтом рабском эксомии
                  повисший большим носом
Друг мой Квазимодо,
                                    не надо
                                                  совсем умирать!
И, дохленький папирус постелив на подоконник,
Спартак серебряную рыбу ел,
                                                как школьник
На переменке ест в гимнасии пирог
Медовый,
                круглой твёрдой попой нагревая мраморный порог.
Эзоп рассказывал:
– Однажды на досуге забрёл я на корабельную верфь...
А все:
– Ха-ха-ха!..
А Эзоп:
– Лисица упала в колодец и сидела там...
А все:
– Хо-хо-хо!..
А Эзоп:
– Кошка поймала петуха и хотела сожрать его под благовидным предлогом...
А все:
– Хи-хи-хи!..
Рабы собрались и смеются,
                            пересказывают непристойные притчи,
                                                    в сверкании сказок и снов
Умер Эзоп
И уже давно
                      рабы не пересказывают друг дружке
                                                                  сказки
                      о публичном доме весёлой матушки Медоуз,
                                            которая никакая не зверушка
Уже давно
                потому что
        в сверкании сказок и снов
Умер Эзоп
Он рисовал большие перевертни,
                                                          а уборщица Миртала
Зелёной тканой тряпкой
                                          стены вытирала.
Он угольком на стенах рисовал черты́ античных букв
                                                и че́рты финикийцев
                                                и ре́зы молодых фракийцев,
                                                африканцев, нуиндийцев...
А если пьян,
                      то колхидян...
Мой брат Эзоп, не надо больше умирать,
                                      и дальше умирать не надо тоже!
И на стенках рабских круглые касанья
Плясались вязью вычурной чудно́й
Одни его писанья-расписанья
Черты и резы Фригии родной,
                              как детские спелёнутые куклы.
Грузинских сказок непростые буквы
Умер Эзоп
А вы сидите за компьютером в чистой комнате
Надёжно окна заклеены
Покровом снег летит стеклом,
                                            но за окном надёжным.
И "Экерсли" старомодно раскрыт на столе –
                                                      три книжечки...
А в это время
Тенгиз Гудава бьётся вместо льва
И в Кавказе тоже Прометей прикован
                              и Орёл выклёвывает печень безобразно!
Друг Веденяпин, всем нам хочется туда,
                          где ужас мяса на снегу
– Но только я могу! –
                                      сказал Андрей Царьградский
И умер Эзоп
Он говорил:
Там целый день идёт ужасный снег,
И тавро-скифы бегают на лыжах.
Они, как звери, всю природу слышат.
Природу так не слышит знойный грек!
Друг Никос Казандзакис говорил,
                        он повторял, что смерть или свобода.
И должна бессмысленно рожать природа.
Она других себе не представляет дел.
И что-то он ещё сказать хотел,
Стекая кровь на острие ножа,
Отрубленную голову Михалиса держа.
Но чтобы развивать такую героическую прыть,
Ведь это Прометеем надо быть!
А теперь молодёжь говорит на языке,
                                      не понятном старому человеку,
                            и пересказывает непонятные сказки,
                                                      потому что
Умер Эзоп
Умер Эзоп в граде Ца́ри
В граде Раци О! умер Эзоп!
И Андрей Царьградский и Эзоп
                                                      бежали.
И "Дий!" – по-балкански закричал возница,
Средневековый византийский мних.
Помчалась колесница прямо в них.
"Дий!" – по-балкански закричал возница.
Античная живая колесница
Слоистое взметнула лезвиё.
Андрей Царьградский и Эзоп
                                                    упали под неё.
"Дий!" – закричал по-балкански возничий большой колесницы.
И они побежали –
Эзоп, Андрей Царьградский, Сергей Иванов
Андрею что! –
                          лёг на дорогу, на твёрдый навоз,
                          руки закинул за голову,
                такой, как всегда,
        так нарочно пукнул извините на всех попи́сал
                                  увидел Покров Богородицы
                                                            в небе очень высок
                одной рукой левой из-за пояса вынул мобильник
                                                      позвонил Веденяпину,
                                                                  сказал...
Извините, это плохие слова,
                                                которые я не люблю.
Я не буду читать вслух эти плохие слова,
                                    а попрошу кого-нибудь.
Наверное, Данилу Давыдова...
...блядьЕбуттамкого-то?Сволочи!Негодяи!Изверги!скотыТусоватьсямудреноблядьсукасукаблядькозёлочкорогатый
абезэтогохеровобляпиздецвсему!Трахнутьтолкомнеможетепотаскухашлюхабазарилспацанамибазар-вокзалзападло
блядствоЕбётсяксиванахуйчёвнатуре!вышакпиздувиделдвапальцаобоссатьЁбтвоюмать!пиздишьХулитыпонимаешь
твояжопахуйняблядятелхуев!Самиохуели?Херовомнежизньёбаная!крайняквырубилсяхуюшкибалдеешьЗавалювсех
вас!взаконевнатуреспонтомблатуютинтеллигентхуевпадлаборзыйпетухборзыйМасуклилизюрабаксанеухлит!Ёлки
зелёныелабудабеспределполныймаразмзаебалибогохульники!ДачтозахернябардакбляНахуй!Собаки!..
Мизра, Мизра, Мизраил!
Ты зачем ходил на Нил?!
Дзен клейо ти барку́ла,
Дзен клейо та панья,
Мон клео тин Ксанфу́ла,
Пу па́и стин ксенитья!
И море, и Гомер – всё движется любовью.
На страшной высоте земные сны горят.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит.
Зелёная звезда летает.
И море чёрное, витийствуя, шумит.
О, если ты звезда, – воды и неба брат, –
Твой брат, Петрополь, умирает,
И с тяжким грохотом подходит к изголовью...
А Эзоп непременно
                                был раздавлен
Сергей Иванов закричал
                                          прибежали какие-то
                                                                            помощь
Там разные женщины куда-то бежали
                              совсем непонятно куда и беда
                    чего-то рисунок совсем умирает
                                                                              зачем
Умер Эзоп
                  Летел самолёт
                                            Миша галл был Федотов
                  Здравствуйте, Дима,
                                                      это Андрей
                                  Никому!
                                                не говорите,
                                                                      что я молился всю ночь...
Раздавлен Эзоп
                            Не умирай,
                                              мой друг!
До свидания, Дмитрий,
                                        не знаю, какой,
                                                                  батарейка садится
Милый мой,
                    ты у меня в груди...
Не слышит Веденяпин,
            он читает
                              учебник Бонка наизусть вчера
И тихо помечает пируэт,
                    где мистер Пристли в "Экерсли" вошёл
            неладный солнечный чудесный день
А Веденянин никогда не отвечает,
                            он "Экерсли" читает,
                                                                он с детьми гуляет,
                                      он сочиняет стихотворение,
                                                      которое называется:
                                                                                        "Покров"
И больше ничего уже не надо
В грузинском храме зажжена лампада
Над гробом и над хором голосов
И больше ничего уже не надо
Не надо счастья никаких часов,
И женщин, и стихов уже не надо
В грузинском храме зажжена лампада
Над гробом и над хором голосов
Там замерли красавицы-старухи
А с ними об руку мужские лики,
И деревцами пушкинские строки
В персидской проросли миниатюре,
Где пьёт Сулхан Саба Орбелиани
Из рога золотого злую кровь
Живого виноградника,
                                      где узы,
Которыми посланники-французы
Себя сплели с гористою землёю,
Летящей распевающей змеёю,
Сегодня называются: "Любовь"!
И девушка Тамар, прекрасный предок,
Взойдёт в прекрасном и атласном платье,
В прекрасном раззолоченном халате,
                          чтобы навеки внука увести
                                                        совсем туда,
                          где золотые зори,
                          где непрерывный пир и звон чонгури,
                          и забытья небесных акваторий
                          корабль "Арго" распахивает пласт.
И сразу сад и сладких птичек трели.
И молодая Софико Чиаурели
Тебе забвенья кубок преподаст.
Но в том саду куртина есть, где с болью,
Обсыпаны раблезианской солью,
Совсем размёрзлись русские слова,
                друг друга бьют,
                                            в огне случайно тонут,
Рокочут, во́пят, каются и стонут,
Ласкаются,
                    в живой воде горят,
И рыщут по земле,
                              и вдруг парят,
Летают птицами, журчат ручьями
И простираются над всеми нами
Совсем разнообразными стихами.
И мы за ними гонимся.
                                          И это –
Есть рай и счастье русского поэта.
Веденяпин там был пришёл Андрей
            был это я распилили кости
            костный мозг вынули старались поели
Пожалуйста, не надо умирать
                            Не знаю, почему...
До свиданья, до свиданья,
До свиданья три раза́!
И ещё раз до свиданья,
Ваши карие глаза!..
Пожалуйста, не надо умирать.
Не знаю, почему!..

Продолжение         
альманаха "Авторник"         



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Авторник", вып.14 Фаина Гримберг

Copyright © 2005 Фаина Гримберг
Copyright © 2005 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования