Георгий БАЛЛ

    Авторник:

      Альманах литературного клуба.
      Сезон 2003/2004 г., вып.1 (13).
      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2004.
      Обложка Ильи Баранова.
      ISBN 5-94128-090-4
      C.62-64.

          Заказать эту книгу почтой



    ПОЛЫНЬ

            Собачья какашка уже крепко скрутилась. Ждала дня. Может, вечера? Может, ночи? Не то что ночь, утро медлило. Все тянуло резину. Чего марьяжили? Полынь учуяли? Не похоже.
            Прокопич в полную силу предупрежден. И ждал.
            Прокопич с неделю как отправил жену, свою любимую, вторую, Ольгу со старшим сыном Иваном и двухлетней Катенькой, их общей с Ольгой, в Земмеринг. Там они должны были переждать, подальше от него и от всех. Когда-то они с Ольгой через Земмеринг ездили из Вены в Венецию. Дорога спиралью вьется. Не доезжая 35 километров до Земмеринга начинаются самые отпадные места: развалины замков на вершинах утесов, среди лесов. От Понтеббы там уж Италия – туннели, часовни со статуями Мадонны... Вот бы его сейчас сама Мадонна спасла, Прокопича... Ведь бывают такие чудеса на небе? Ага, на небе... А на земле? А у нас? Чудес особо у нас нигде не видать.
            Прокопич по миру много ездил, разное видал. А что будет? А будет то, что будет. Когда все понял, страх его движок уже не трогал.
            – Полынь, – прошептал Прокопич. Он хотел посмотреть на часы, но раздумал. Ему хотелось спать. Положил голову на руки.
            Сколько он неподвижно сидел в своем "Мерсе" – уже не помнил. Из его подъезда вышла женщина с коричневым пуделем. Пудель подбежал к машине. Понюхал переднее правое колесо у машины и справил малую нужду . Женщина терпеливо стояла.
            – Они ведь меня на глухаря кончат. Это и им, и мне понятно. И чего тянут? Чего ждут? Он уж давно готов...
            В то памятное утро встал рано. Чистить зубы не стал. Просто сунул голову под холодный душ. И крепко растерся полотенцем...
            Когда выходил из своего подъезда, все же пару раз оглянулся. Потом, нарочно не спеша, подошел к гаражу. Открыл. Спиной ждал. Постоял. Вывел свой "Мерс". Проверил сигнализацию и нарочно медленно открыл дверцу машины. Привычно сел на свое место. Стартер не включал. Киллер и так его должен был увидеть. Но утро медлило...
            Пудель уже вернулся. И будто специально справил у его машины вторую свою нужду.
            "Издеваются" – глядя на пуделя, почему-то о них подумал Прокопич.
            Прокопич ждал.
            ...День потихоньку разворачивался. Чего они? Надрались? А он сидит тут, как на луне.
            – Покажусь, – решил Прокопич. Нажал кнопку на двери. Опустил затемненное стекло. Все делал с оттяжкой времени. Достал из загашника машину с глушителем. И на слепую выстрелил. Тишина. Прокопич еще подождал. Кругом него тишина пришла в полную ласку. Тогда он на первой скорости двинулся с места.
            Включил радио "Россия"... Прибавил скорость. Ждал, что где-то на дороге грохнет взрыв. И ничего... Включил вторую, третью... "Мерс" шел ровно. Приговор вынесен, а он еще живой... живой... И не поймешь, кому свечку ставить...

            Тимофей, которого ждал Прокопич, так и не появился. Это все из-за полыни. Полынь всюду по России.


    ТОЛЬКО ЧТОБ ТИХО...

            И в их домах негусто горел огонь тишины.
            – Значит, пошли?
            – Огонь?
            – Какой огонь?
            – Заря поздняя, а так ничего.
            – Все уходим. Только чтоб тихо...
            – И будто нас здесь никогда не было.
            – Ну, это мы понимаем.
            – Пошли. Шестопалов, ты почему всю ночь на клюкве пасся?
            – Жрать вспомнил.
            – Жрать? А ты вспомни, что тебя нет. Совсем нет. И чтоб никто не вспомнил курить. Шестопалов и вы все, поняли?
            – Есть, сержант.
            –Уходим. И чтоб ни одна травинка не шелохнулась... Один по-за одним... Один по-за одним... Один по-за одним...
            – Смотрите, парни, луна белая. К ней, что ли?
            – Тише, по свету ее, по свету...
            И кто-то шепотом, как бы не для всех, а исключительно для себя:
            – Зачем я только с вами связался? Видать, какой рогатый попутал... или уж время подступило. Самому мне не понять. Ну никак не понять... – И опять сам себе, как самый главный командир. – Тише. Молчи, парень. Не сбейся с ноги.
            Поднялся ветер. Зашумели деревья. И луна ушла за облака.
            А кто-то все еще долбил свое:
            – Мне никак не понять. Ни Боже мой! Самому никак не понять...
            – Молчи, твою мать... Землю встревожишь, усек?
            – Ага. А я к тому... Мне самому-то... Мне самому...
            Затих и ветер. Небо закрыло тучами. Повалил снег...
            Потом вокруг деревьев появились темные круги. Затих и ветер. Запахло весной. На теплых проталинах пробилась трава...
            А на большой старой березе, дятел, упершись хвостом в ствол, носом: "Тук... тук... тук...".
            И кто-то на весь лес заорал:
            – Ах ты, опять, твою мать...

Продолжение         
альманаха "Авторник"         



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Авторник", вып.13 Георгий Балл

Copyright © 2005 Георгий Александрович Балл
Copyright © 2005 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования