Михаил НИЛИН

    Авторник:

      Альманах литературного клуба.
      Сезон 2002/2003 г., вып.2 (10).
      М.: АРГО-РИСК; Тверь: Колонна, 2003.
      Обложка Ильи Баранова.
      ISBN 5-94128-078-5
      C.55-67.

          Заказать эту книгу почтой



В стихах Михаила Нилина используется особого рода графика букв. На этой странице представлена упрощенная версия (без надстрочных знаков). Вы можете также загрузить полную версию, в которой буквы с надстрочными знаками представляют собой отдельные gif-файлы.




 

Но что вы делали? как жили?

      Н.Огарёв

Скинь мантилью, ангел милый.

      Пушкин

Почему так сердце болит?

      Нат.Бенар


    * * *

    На какие средства, Сергей Германович, едете?
    Остаюсь ввиду известного вам обстоятельства.
    Адрес добрейшей матери прежний.
    А меня найдёте там,
                где мы с вами гуляли летом.


    * * *

    катаная
    в унцию весом
    пуля

    расшибает, Лотта, забрызгав обои

    поглядите

    синие с золотом (в Москве)

                когда по службе среди грузин в Зугдиди
                то
                "в болотных далях"
                Пасмурный Питер

    канареечный, сиречь яичный колер

                                        горчичный
                                        холерный
                                        тускло-жёлтый
                                       
                                        или палевый (беж)


    * * *

    Ловля на дух. Рыба соскучивает в продолжение зимы находиться под льдом, ей душно; тогда в Феврале месяце подрубают лёд с берегов, и она несметными кучами подходит к берегам; её берут просто саками. Это бывает на озёрах и прудах и по небольшим речкам.

    * * *

    ...ухо спаниеля
                            (? с шёлк. очёсом)
                вроде, Лиза, тяжеловесной – резина со свинцом – полсти –
                                        на грудь ли (вырез), гениталии –
                                                                в рентгенкабинете...

    * * *

    Гоголю
    на минеральных простынях
    снится

    отстал,
    избавился, боже правый

    асексуальный куличок бережком
                                        (осока, песок)
    смаргивают ли фермы ж.д. моста
    "Ведомости" от:
                в таком-то доме продаётся девка

    повевает (сквозняк) мочой, щель:
    как лужёная жесть белы,
                            хороводятся, в утюг глядятся,
    дрожливы луны усадебного фасада


    * * *

    Ловля острогой – выезжают ночью, к носу лодки укреплена коза, железная жаровня, в ней раскладывают огонь. Кладут смольё, сосновый корень, расколотый в щепу. Жаровня освещает дно реки и показывает рыбу. На лодке трое: один у огня, другой гребёт веслом, третий бьет острогой, – острога род граблей с шестью и более зубьями крючковатыми – опускает в воду тихо и потом бьет вдруг. Нужно метить в голову, чтобы попасть в хвост. Строжить – ловить острогой. Это ловля всегда осенняя, Сентябрь.


    * * *

    с таксой на коленях
    в извозчичьей рессорной

    Кочейшвили

    [исчез вдали]

    вечер, тучи

    "в озареньях рекламы цветочная нота заката"

    в плоском теле
    (лэп-топа, Лиза, с горячей казённой частью)
    диск (скрежещет)
    вентилятор
    отзывается в костях малого таза
    усмеяльно – в тестикулах

    ночь втесняется, помельтешив,
                            в освещённый электричеством инсектарий –
    "стеклянный улей",
    и я, Лиза, звоню тебе по телефону


    * * *

    Ловля снастью – через реку протягивается верёвка с крючками, вся в крючках. Крепится к поплавку ли (заякоренному камнем, вбитым в дно колом), либо к чему-либо на другом берегу. Крючки на поводках, наживлены. Подъезжают на лодке, верёвку приподымают, отцепляют с крючков рыбу. Красная рыба ловится так по большей части: осётр, белуга, стерлядь, шип, севрюга.


    * * *

    да ты сойди в подвал
    а то бабы слышат под утро
                            (в первом этаже):
    – Буди тестодела.

    кулачить тесто, валять калачи

    (расстаивается на холоду)

    под слоновьи-серым одеялом тестодел
                                                    опадает спиной
    стонет

    где же мешок выбили о столб –

                            там мельник
                            лоботряс
                            из Вознесенских
                                        с сизыми, господи, губами


    * * *

    Кол в дно вбивается так. Помещается в трубу и в трубу же шкворень, по которому бьют [кувалдою]. Сидящий на вёслах удерживает лодку против течения, помощник ставит стоймя трубу, боец бьёт.


    * * *

    всё б вам азалии, мезонины
    детство в Зимбабве
    запах воска и пыли в актовом зале

    сигма и лямбда

    рояль

    учительница
    близорука
    в блузке


    * * *

    что как в ней,
    то есть, золотце, в сельди
    не окажется икры?

    вымочим,
    в чём?

    зелень сельдерея

    лень мыть

                                              белотелец Оболдуев
                                  голым из купели
                                                          в руки темнощёких акушерок нейдёт
                      даром плещет в контактных линзах марганцовка

                                  незазорный глянец [клеёнотканный]
                                              редисок поистёрся


    * * *

    Тёмная дорога тёмная
    с белым мотыльком

                            В.Гандельсман


    * * *

    Нагая юность с зеркалом в руке

                                        Мих.Кузмин


    * * *

    внакидку саван
    на ходу примеряя,
    бегут пиплы,
    заворожены виденьем весёлой ебли

    Маша, жмурясь, бульвардье, зритель,
    видит (разумная дева) в чём тут –
                            изжелта-зелен миттельшпиль –
                                                                            дело

    киоски торгуют,
    расшлёпывая ропщущую пену

    ундиной,
    да,
    нимфой-арфисткой,
    задевая тяжи,
    в боров аорты подымается, измята пивным сердцем, Маша

    толчёный кирпич обметал оттенённые макияжем веки


    * * *

    не без уважительной
                                        (по "one gin")

    ВДВ – празднуем
    переложили салом заделали шашлык
    помидорчики
    торчим

                            в лоджии, В.В., даже лучше

    а то вон –
                атторней мотыльком в пейзаже
    совершает, боже ты мой, пробежку

    видно
                до кольцевой
    и нас небось (may be) из автомобилей видно


    * * *

    рассказ

    Собравшись в лоджии жарить шашлык, пережгли в школьном дворе напротив доски и с углями в ведре поднимались на лифте. Застряли. Один, глядя на другого – у того в неверном свете сделалось тёмным лицо, – сообразил: угар. Хотели помочиться – загасить, но уже руки стали неловкими и так, с разъехавшимися ногами в сидячем положении – ведро повалилось, и угли пожгли линолеум на полу – с головами набок – увидали их те, кто в таких случаях – мастера по лифтам – приезжает.


    * * *

    что ж они льнут-то к вам,
                            ведь вам этого не нужно.
    Ну, льнут.
    Не нужно.

    а давайте
    ерунды-то не говори
    возьмём Байтова
    и на веранде

    "розовые флоксы"
    (и Воденникова) – "тень пасмурного дня"

    перейдёт – пойдём на пруд
    (незабоистый, водяный)

    для огородных культур
    то, что по утрам туман,
    не вредно


    * * *

    рассказ

    Меня спускали на верёвке с петлей –
    я просовывала в петлю ногу.
    На поясе у меня,
    вот тут,
    жестянка,
    вроде колчана –
    в ней ёршик и вазелиновое масло.
    Я кричу: "Стоп"
    и ёршиком, вводя в стрижиную нору,
    как следует и не торопясь,
    хотя висеть больно,
    шурую,
    смазываю скользкой смазкой нору.

    (что происходит затем понятно)

    Без лазера –
                сразлёта –
    растопыривает крылья,
    но –
    устройство экстренного торможения
                                                    не срабатывает,
    поскольку трения-то нет.

    Мы раскопали одну нору –
    вскрыли полость.
    Одну из верхних –
    отвернули дёрн,
    лопатой,
    раскопали.

    Волжские виды –
    с обрыва,
    само собой.

    Въехал, я понимаю, насквозь
    и клювиком –
    а он у него как у голубя,
    не меньше,
    и, вообще, стриж вблизи похож на сизаря,
    но только урода, мутанта –
    ...клювиком ткнулся в глухой конец
    и здесь, может быть, от сотрясения мозга
    умер –
    в своей гнездовой камере,
    где бывает светло, вероятно, раз в день –
    как в египетском храме.

    Я меньше всех,
                            поэтому спускали меня,
    и – я не так боялась, как другие.


    * * *

    вроде ордена св.Анны –
                            так лёг свет по столу [от монитора]
    Сползёт. Я говорю, платье.
    Ай-яй, поехало, оп-па.

    пока не взойду милый на танцпол иных носителей, хули
    пока меж грудей не вишу в виде рубахинской зажигалки
    не жалей
    не приставай
    е, "конечно, нужно"
                            лить слёзы
    запирать
    доставать
    целовать
    дразнить

    а с глаз долой
    если
    да
    душ среди дня с горьким гелем


    * * *

                                                    пиво Tuborg,
                                                    дурак ты,
                                                    на веранде

    у фокусника (иллюзиониста) Эмиля Кио
    (на Ленинском)
    из окна на кухне
    ЦПКиО
    до реки
    левей овраги

    "была болтлива"

    Напротив, уродики, Пятой градской

    в аллювии москворецкой террасы

    метро –
    под домом



    скажу позже

    Я же,
    Данила,
    уезжаю.
    Знаешь?
    Ебать в жопу скарабея.
    Ладно.

    забирай
    а
    забирай
    ради бога

    да
    родной
    туда-обратно


    * * *

    [подражание В.К.]

    в молодые годы с Кочейшвили едем в Италию


    * * *

    тело Альдо Моро
    со льда

    в прозекторской как раз перегорела лампа

    зной, золотой зуб грозы в Риме

    ипподром,
                ворота
    ага
    ради бога
    Красная Лиза,
    тёмный – выбился из сил – Пазолини,
    миракль дриад –
                в зеркальце на руле –
    смыло –
    послезавших, шасть, в шумящую полбу


    * * *

    рассказ

            Италия – страна, в которую стоит съездить, и в молодые годы мы с Кочейшвили побывали в Италии.
            Пазолини, чья слава ещё только занималась, отвел нас к фонтану, где плескались нагишом мальчики-подростки.
            Помню ещё о маленьком происшествии в Римских полях – в каменистых с жарким ветром окрестностях Рима.
            Мы сошли с велосипедов, и тут Кочейшвили, подняв голову, заметил, и был поражён, женщину – на дереве. Застегнув штаны и придя в видимое возбуждение, он залепетал о том, что мы должны с ней познакомиться.
            Я принял женщину за дриаду.
            Простодушие, как свойство, не изжито мной и до сих пор, а тогда, конечно, я отличался простодушием в размерах, пожалуй, забавных.
            Мой товарищ в то время не знал языков; я заговорил с женщиной; она спустилась.
            Жестикулируя (мы отошли от дерева), женщина объяснила, что была привлечена художником к работе на пленере (вот почему оказалась голой). Произошла размолвка, ссора: художник, вспылив и отобрав (забрав) одежду женщины, на мотороллере уехал, крича, что наказать её необходимо.
            Кочейшвили бросил велосипед. Я приостановился, чтобы уложить рядом свой. Женщина полуобернулась. Волосы на лобке зло сверкали. Скакал на одной ноге шахматной конницей Кочейшвили (снимал штаны). Я сел, каюсь, подгрёб под себя штаны Кочейшвили, идентифицировал в вывернутой штанине причинявшую мне неудобство прищепку... Так ездили тогда на велосипедах: подсучив штаны с той стороны, где цепь (передача), либо пристрожив штанину прищепкой...
            Из-за моей спины... Предоставляю воображению читателя увидеть въяве моего друга (раскоординирован, гол, веснушчат, иссечен резкими тенями итальянского полдня)... Да, за моей спиной... Шум потирания и в том роде, что производит замшевая подушечка для набивания краски – ею возят, прежде чем сделать оттиск.
            Потом... Собственно, что потом? Мемуаристу не изменяет память – в таком предположении, верно, только и возможно садиться за мемуары, но моя память ненадёжна. "Ворчание велосипедного звонка" и "кадилом скрипящие цикады" – всё это – особенно в соотнесении с литературной изощрённостью миновавшей эпохи – превосходно, однако в самом ли деле я размышлял в ту самую минуту, когда пяткой меня лягнули, били по плечу, больно съезжая по лопатке... Размышлял, нет, вспоминал, что же: зиму к весне, раздавленных лягушек на подмосковных дорогах (колени вразброс и повисшие похабно стопы), стрекот лягушек-самцов... Да... Теньканье льда в ручьях днём (лёд – дыроватый изъеденный услезённый – тонок), уподобление теньканья льдинок постуку липовых коклюшек у кружевниц ("тугомясые покорно близоруки")... Так? Стрёкот... Похож на слышимый издали гром мотоциклетного двигателя...
                                                                        ...В самом деле. Разумеется, это возвращался, да, на мотороллере, якобы художник – за женщиной, и она, вскрикнув, бежала к дереву, пестрея спиной – остроугольные, как у арлекина, вмятины, кажется, успели приобрести синеватый цвет, а другие были красны.
            Она указывала ему на нас, одеваясь – поспешно; надев платье, приняла у него из рук бельё и теперь извивалась, подтягивая трусы...
            Отъезжая, итальянец взглянул поверх нас.
            – Что она сказала ему? – ещё с инерцией задора, но и так, как если бы тема ему наскучила – спросил Кочейшвили.
            – Она сказала... что-то про север... Сказала: педики, слава богу. В смысле гомосексуалисты.
            Не поручусь, что не выдумал, но помнится – мой друг неопределённо дёрнул головой, после паузы.

Продолжение               
альманаха "Авторник"               



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"Авторник", вып.10 Михаил Нилин

Copyright © 2003 Михаил Павлович Нилин
Copyright © 2002 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования