Даниил КИСЛОВ

    24 поэта и 2 комиссара

          / Под редакцией Василия Кондратьева, Милены Виноградовой.
          СПб.: Новая Луна, 1994.
          ISBN 5-85263-007-1
          С.81-82.



ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ

...и вот – конец зимы увяз в глухой трясине;
слепое половодье на равнине разлеглось вплоть до пологих
холмов, все ближе подступающее к окнам
домов, где полусонные селяне играют в карты, в лото, ведут
нерасторопный разговор; их голоса едва ли
восхигили б тебя из сумрачных промозглых дней разлива;
вне мебели и жестов посторонних две женщины сидят, полулежат
на низком пуфике-диване, обняв друг другу ноги,
вопрос тугой улыбкой обрамляя, забыв о времени, что телом
подруги притворилось и недвижимо; их все же
увлекает половодье – дурное это время, сплошная сырость,
по лесу пройдешь – мокрятина и липкий мох, как в брюхе
у того левиафана, который и снаружи окружен водой,
как остров в дождь; а на холмах костры,
что тучи отгоняют и запахи, и даже разговоры
мужчин, засевших за пивным столом, играя,
и стоит, шевельнувшись, фразу запустить в облет других,
громоздких, ей предшествовавших фраз, так сразу тело начинает
меркнуть; и стулья гладкие и темные столы изображают
участие в твоих мучениях, и
чувства словно сорваны с петель напором влаги;
мужчины, впрочем, говорят о разном:
политика футбольная война еда литература южный ветер
коллекции посевы камыши
починка лодки это половодье...
последнее тем временем уводит двух женщин в сон
они уже в воде как в мутном студне ловят
неслышными губами мрак комочки слизи тину пен
им водоросли облегают тело и терпкая вода сочится в кровь
струится меж холмов и подступает
к домам все ближе женщины лежат
и пойма стылая безбрежна лишь на взгляд


ПРОНИКНОВЕНИЕ

Почти всегда одноликий город – известняк
и камень голыш   Весной и летом и осенью
в сухую пустую и темную погоду особенно
когда вечером дождь вдруг тем ощутимее
и яснее чем теплее подсохший асфальт
и в продуваемой подворотне и воздух за стенами дома
чем быстрее несутся как водяные мельницы
на бреющем полете автомобили по улицам
сильнее грохочет и плавится опадая
взад-вперед чем как правило
в жестяной рукав вертикальной
водосточной трубе вязкая бледная жидкость –
в итоге канавки бороздки асфальта в арык в сточную яму
И этой осенью ночь
с бормотаньем и всхлипом вливается
в мягкие полости тел обитателей города
уже выключивших радиоприемники
Город оберегает нас как одежда   Это
лишь то что в беззвучном движении
"выброшено наружу" шум –
от дождя.

Продолжение               
альманаха "24 поэта и 2 комиссара"               



Вернуться на главную страницу Вернуться на страницу
"Журналы, альманахи..."
"24 поэта и 2 комиссара"

Copyright © 2005 Даниил Кислов
Copyright © 2005 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru
Яндекс цитирования