С в о б о д н а я   т р и б у н а
п р о ф е с с и о н а л ь н ы х   л и т е р а т о р о в

Проект открыт
12 октября 1999 г.

Приостановлен
15 марта 2000 г.

Возобновлен
21 августа 2000 г.


(21.VIII.00 -    )


(12.X.99 - 15.III.00)


1999
Ноябрь

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10 11 12
13 14 15
16 17 18
19 20 21
22 23 24
25 26 27
28 29 30

Октябрь


Декабрь

2000

   7 ноября 1999 г. 

        Есть еще такая категория литераторов – обиженные. Пострадавшие от власти. Правды ради, естественно. После этого они уж могут писать что угодно: дело сделано. Ведь власть разве будет гнать безвинно какого-нибудь графомана? Раз она, власть, преследует художника за его искусство – значит, уж наверняка это значительный художник. При этом, правда, выходит, что та самая власть, которой этот художник и его пламенные почитатели так сурово противостояли, оказывается верховным авторитетом в определении художественной состоятельности художника, – но этого уже никто не замечает.
        Один из главных обиженных поэтов современной России – Владимир Корнилов. Всякая его публикация непременно предваряется фразой типа: "Человек подлинного гражданского мужества, В.Корнилов был отлучен от литературных публикаций почти на целое десятилетие". Пишет это, разумеется, какая-нибудь Римма Казакова, ровно в то же десятилетие получавшая от той же власти свой законный орден Трудового Красного Знамени, – легко себе представить, как она примеряет на себя немыслимые тяготы творческой судьбы поэта Корнилова, и ужасается, и покаянно (ну конечно!) отдает "одному из лучших современных поэтов страны" полосу в каком-нибудь "Книжном обозрении" (#41 за этот год).
        И вот что имеет поведать читателю "человек подлинного гражданского мужества":

    Опять немилосердно
    Британия и США
    Бомбят упрямых сербов,
    И вся в слезах душа.

    Как жизнь несправедлива!..
    Но ей иной не быть...
    Пора косить крапиву
    И яблони рубить.

    И вновь душе неймется,
    И злости через край...
    Но все равно придется
    Приняться за сарай.

(В стихотворении еще 24 строки – ровно то же самое.)
        Какое мужество! Какая подлинная гражданская позиция! Какая рифма "США – душа"! Но вслушайтесь – ничего не напоминает? Помните, была еще наделенная недюжинным гражданским мужеством поэтесса в бессмертной детской книжке про Незнайку? Так вот, это она первая использовала в своем творчестве вот эту разительную антитезу: какие б ни творились вокруг катаклизмы ("муравьишка тоже грустен"), все равно прежде всего "надо полик подметать". Увы, как ни горько это констатировать, но поэт Корнилов опоздал.
        А вот еще:

    Когда человек умирает,
    Чтоб в землю уйти или в печь,
    На что напоследок меняет
    Все то, что не смог приберечь –

    Надежду, отчаянье, злобу,
    Любовь, восхищение, стыд?..

        Тут ведь вот какая история: ежели человек чего не смог приберечь, так, значит, он это растратил, у него этого больше нет, и сменять это на что-либо он уже не может... Или речь о том, что за гробом этого сохранить не удастся? Так ведь не получается: по тексту этот самый человек сначала, в прошедшем времени, не смог приберечь, а уж потом, в настоящем времени, меняет...
        Кстати, у "одного из лучших современных поэтов страны" нелады не только с глагольными временами, но и с падежами:

    Она, как была доселе,
    За тридевятью земель.

        Чем не угодила "человеку подлинного гражданского мужества" нормальная фольклорная формула "за тридевять земель"? А, понятно: слога для размера не хватало. И вот результат: новая для русского языка синтаксическая модель. По этой модели смелые последователи поэта Корнилова легко образуют словосочетания "за пятью минут", "за десятью шагов" и т.п.
        Могут спросить: и чего это критик взъелся на несчастного Корнилова? Или мало в Союзе бывших советских писателей надутых графоманов? В самом деле, сколько угодно. Но те не претендуют на "подлинное гражданское мужество" в качестве пропуска в литературу. История русской литературы середины XX века на добрую половину написана авторами, увидевшими свои строчки в отечественной печати после 30-40 лет работы в подполье или самиздате. А обиды советских писателей, временно отторгнутых родной советской литературой, должны проходить по другому ведомству.

Александр Привалов




Вернуться на страницу "Авторские проекты"                К текущему дневнику


Copyright © 1999-2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru

Яндекс цитирования