С в о б о д н а я   т р и б у н а
п р о ф е с с и о н а л ь н ы х   л и т е р а т о р о в

Проект открыт
12 октября 1999 г.

Приостановлен
15 марта 2000 г.

Возобновлен
21 августа 2000 г.


(21.VIII.00 -    )


(12.X.99 - 15.III.00)


1999
Октябрь

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10 11 12
13 14 15
16 17 18
19 20 21
22 23 24
25 26 27
28 29 30
31


Ноябрь
Декабрь

2000

   28 октября 1999 г. 

        Поэт Михаил Нилин нынче признался мне в частной беседе, что закончил и готовит к печати новую книгу стихов - выходит, что четвертую, - и намерен на этом свою работу в данной области искусства прекратить. Вот уже неделю, - заметил Михаил Павлович, - прихожу домой, столько, оказывается, свободного времени, уймой вещей можно заняться...
        Репутация парадоксалиста закрепилась за Нилиным в литературной среде давно и прочно (см., например, отчет о его единственном, кажется, авторском вечере). Но тут нечто большее, чем просто парадокс. Мысль о занятии творчеством как неудобоносимом бремени, о том, что без этого занятия жить куда проще и веселее, сама по себе не нова - это одно из (поздне)романтических общих мест; Нилин только вывертывает эту мысль наизнанку: в романтической и постромантической традиции положено было, несмотря ни на что, отдаваться творчеству, тем самым жертвуя свой покой, благополучие etc. некоему социальному или экзистенциальному долгу. Риторика Нилина подталкивает к выводу о том, что при сугубо приватном характере занятий творчеством основой оных занятий оказывается получаемое автором удовольствие. Нет больше удовольствия - до свиданья, займемся чем-нибудь другим.
        Впрочем, Михаил Павлович не был бы самим собой, если бы на этом остановился. Вообще, - заметил он, - многие в последнее время отказываются от этого дела. И правильно: сколько можно? Это должно быть как в спорте: карьера - 10 лет, дальше - обратись к чему-нибудь другому и освободи место другим.
        Надобно сказать, что вопрос о замолкающих авторах представляет, конечно, отдельный интерес и требует солидной исследовательской работы: было бы интересно и поучительно посмотреть, кто из поэтов когда и как замолкал - в каком возрасте, на какой срок (если не навсегда), что служило толчком и т.п. В самом деле, есть ощущение, что за последние годы замолчало особенно много авторов, - но, быть может, это иллюзия, связанная с тем, что из прошлого как раз имена (и тексты) рано и преждевременно замолкающих авторов доходят хуже. А может быть, дело в особо стремительном культурном и социальном развитии, которое для одних означает катастрофу уплывающей из-под ног почвы (писать, как раньше, невозможно, а по-новому - непонятно как, не получается и т.п.), а для других - просто обилие возможностей, среди которых литература - всего лишь одна из многих (так обычно уходят из литературы в журналистику - ср. не только хрестоматийный случай Льва Рубинштейна, но и более, в сущности, показательный - юного Дмитрия Соколова, едва ли не последнее стихотворение которого заканчивалось строкой: "Я больше не пишу стихов, они мне не нужны").
        Едва ли не главный аспект этой истории - это отказ многих авторов, в том числе весьма значительных, от самоидентификации писателя, поэта. Не в том смысле, что они не могут сказать о себе: "Я - поэт," - а в том, что эта характеристика не мыслится как имманентное свойство личности, ее неотчуждаемая грань, - осознаваясь, напротив, то ли как некое умение (которое можно использовать, а можно и не использовать), то ли как род занятий (который вполне можно и сменить).

Дмитрий Кузьмин




Вернуться на страницу "Авторские проекты"                К текущему дневнику


Copyright © 1999-2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru

Яндекс цитирования