С в о б о д н а я   т р и б у н а
п р о ф е с с и о н а л ь н ы х   л и т е р а т о р о в

Проект открыт
12 октября 1999 г.

Приостановлен
15 марта 2000 г.

Возобновлен
21 августа 2000 г.


(21.VIII.00 -    )


(12.X.99 - 15.III.00)


2000
Январь

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10 11 12
13 14 15
16 17 18
19 20 21
22 23 24
25 26 27
28 29 30
31

Март
Февраль


1999

  2 января 2000 г. 


    * * *

    Изучая новые жесты, мы постигали, что
    тысячекрат стали легче, одеждой из пыли, -
    а они проникали незримыми вихрями, неся безусловность,
                                        меняя обряды рассечений пространства,
    будто птичьи гнезда, разоряя тела,
    раздирающие полдня завесы на полосы ослепления и света,
    вверяя истокам ожогов и опыта, - будто это было внове,
    словно где-то поодаль тогда протекала река, -
    казалось (вовне), мы снова вернулись
                                        в средоточие бескорыстных созвучий:

    в молниеносных прорехах сравнений ни
    проточных костей, ни сухой травы крови, ни сухожилий,
    ни лезвий, ничего, кроме коршуна в наметенной спазме зрачка.
    Надпись любая (на листе или камне) тлела планом
    безопасного передвижения по городу,
                                                    в порезах песчаных воспоминаний,
    заметающих нерасточимую букву,
    по преданию в которой восстают остальные литеры тела
    (число неизвестно, но, доверяя дошедшим фрагментам,
    можно сказать, что их две и ни одна не укрывает другую...),

                                                    которое было лишь прочерком
    наподобие еле заметного множества птиц,
    когда соучастие (казалось...) их выносило
    на края пробуждения любви,
    семикрылых, текущих мимо мерцания рук,
                                                    приращенных к молчанию, -
    вероятно поэтому жесты поэтов
    вновь обучают зиме и терпению, проникая безвидно,
    как если бы в указаниях, присвоении имен
    вновь возникла нужда, в ней-то считали себя преуспевшими,
    или, как если бы это могло что-то исправить,
    и мы бы опять оказались (не прилагая усилий)
    на берегу той реки, коронованы пламенем лета,
    пуская плоские камни над зеркалом, в котором
                                        они, близнецы, угасали бездoмно...

    Но, может быть, нам на излете
    не удалось достигнуть последней границы,
    за которой лежит начало обратного?
    (безусловно, напишут: "последней страницы"... - нам-то что?)

    Либо созерцание было переполнено нами
    и пролилось, ускоряя свой бег, с дороги сметая
    то, что пустотой бьется в горсти, прохладой -
    правильно, главное было ее не утратить:
                                        она обещала быть всем,
    даже горстью настоя,
    отпив от которого, приращались к возлюбленным,
    и тотчас - в незримые вихри,
                                        несущие к сердцевине пространства;
    вот, они раздирали на клочья - прошедшего времени...
    и т.п., и так далее.

    Местоимения простые; как семена.

    Аркадий Драгомощенко
    Санкт-Петербург




Вернуться на страницу "Авторские проекты"                К текущему дневнику


Copyright © 1999-2000 Союз молодых литераторов "Вавилон"
E-mail: info@vavilon.ru

Яндекс цитирования